О борьбе с терроризмом в странах зоны Сахеля

Борьба против захвата заложников в Сахеле радикальными исламистами является важной задачей Франции. Об этом заявил в субботу глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан. Выступление министра после прибытия на военный аэродром Виллакубле (под Парижем) бывших заложников, двух граждан Франции и гражданки Южной Кореи, захваченных в Бенине и освобожденных в Буркина Фасо, транслировал телеканал Бэ-эф-эм. «В данном деле следует подчеркнуть те задачи, которые стоят перед французским государством. Во-первых, это необходимость обеспечивать безопасность французских граждан, даже если они находятся в экстремальной ситуации за границей — что и было сделано в данном случае. И во-вторых, это задача избежать того, чтобы в зоне Сахеля возникла тенденция захвата заложников вооруженными формированиями», — сказал министр.  Он отметил, что подобные действия радикалов в Сахеле направлены на достижение двух целей — «оказывать воздействие на общественное мнение и обеспечивать финансирование расширения террористической деятельности». «Именно в этой связи, исходя из государственных интересов, президент Франции Эмманюэль Макрон и принял, в качестве главнокомандующего, решение о проведении операции по освобождению заложников. Она была успешно проведена и заложники освобождены», — подчеркнул глава МИД, ранее находившийся на посту министра обороны Франции. Ле Дриан признал, что «данная операция была трудной». Со своей стороны, министр обороны Франции Флоранс Парли подчеркнула, выступая в Виллакубле, что «гордится подвигом французских военных, добившихся успеха в крайне сложной ситуации». «Задача наших вооруженных сил заключается в том, чтобы защищать французов. Это опасная работа, так как борьба против терроризма связана с угрозой для жизни», — отметила министр. Флоранс Парли подчеркнула, что «Франция четко заявляет террористам, которые намерены атаковать ее и ее граждан — она будет выслеживать их, находить и уничтожать». Оба министра выразили глубокие соболезнования в связи с гибелью в ходе операции по освобождению заложников, проведенной в ночь на пятницу на территории африканского государства Буркина Фасо, двух бойцов элитного спецподразделения — 33-летнего Седрика де Пьерпона и 28-летнего Алена Бертоншелло. Траурная церемония их памяти пройдет под председательством президента Франции Эмманюэля Макрона в Париже во вторник.. Таким образом, справедливости ради отметить, что операция прошла не так успешно, как планировалось. Но в этой ситуации главное в ином — обозначение прежней тенденции по захвату исламистами западных заложников в зоне Сахеля, о чем собственно и говорил Ж.Ив Ле Дриан. Кстати, ряд серьезных французских экспертов высказывают мнение о том, что нынешнее турне по Африке Ж.Ив Ле Дриана может стать для него последним в политической карьере. Многие говорят о скорой отставке  главного архитектора французской политики в Африке, и связывается именно с неудовлетворительным состоянием дел как в Ливии, так в зоне Сахеля. Если еще проще, то пока не оправдываются те прогнозы и выводы, которые Ле Дриан выдвигал Э.Макрону в рамках оправдания нынешней политики Парижа на африканском континенте. Там ситуация только обостряется. В этой связи отметим подписание в начале мая с.г. соглашения о сотрудничестве в борьбе с терроризмом и экстремизмом   между секретариатом «Группы пяти» (G5) стран зоны африканского Сахеля и Интерполом. Об этом сообщается на сайте международной полицейской организации.  Обратим внимание  на основание такого решения. «Растущее число жестоких и все более сложных [по структуре] экстремистских группировок по всему Сахелю (Буркина-Фасо, Чад, Мали, Мавритания и Нигер) привело к гибели тысяч людей, при этом сотни тысяч были вынуждены покинуть свои дома, — отмечает Интерпол. — Чтобы не допустить усиления или распространения этих угроз в других странах, меморандум о взаимопонимании, который подписали генеральный директор Интерпола Юрген Шток и постоянный секретарь «Группы пяти» Сахеля Маман Самбо Сидику, обеспечит техническое сотрудничество, подготовку, наращивание возможностей и обмен опытом». «Хотя соглашение сосредоточено только на этих пяти странах, глобальный охват Интерпола позволит обеспечить доступ к любой релевантной информации со всего мира и использовать ее для проведения расследований на местном уровне», — пояснил Шток. Согласно условиям соглашения, постоянный секретариат африканской «Группы пяти» получит доступ к защищенной системе связи Интерпола, благодаря чему будет налажен прямой обмен информацией о террористах. Национальные службы безопасности получат возможность участвовать в проектах полицейской организации, в том числе по обмену информацией о перемещениях лиц, уличенных в производстве и использовании взрывчатки, а также программе FIRST по поиску людей с применением технологии распознавания лиц. Согласно заявлению Интерпола, данная программа уже позволила выявить контакты между определенными личностями в Сахеле, ранее считавшихся не связанными между собой. Но все эти соглашения вряд ли способны кардинально изменить нынешнюю сложную оперативную обстановку в этой зоне.

О печальном положении дел в зоне Сахеля говорится, в частности, в секретной записке аппарата французской разведки, которая была представлена руководству Франции в этом месяце. Главный вывод этого документа — искоренить террористическую угрозу оказалось непросто. Состояние угрозы безопасности в Сахеле характеризуются как угрожающее, в силу чего приводятся следующие моменты. Похищение 1 мая двух французских туристов в Национальном парке Пенджари на севере Бенина еще раз продемонстрировало масштабы джихадистской угрозы в регионе и обозначило тенденцию по захвату исламистами иностранных туристов в этом регионе. По данным французских аналитиков, на сегодня Бенин, Того, Гана и Кот д’Ивуар вполне может стать новыми очагами исламистского террора.   Ситуация в Буркина-Фасо при этом представляет  наибольший интерес и главную «головную боль» для западных спецслужб. Разрушение государственной  системы борьбы против терроризма вместе со слабостью местного аппарата безопасности в этой стране фактически подрывает весь субрегион.  Нежелание президента страны включать военных в свое окружение создает опасную напряженность и фактически парализует деятельность аппарат противодействия террористической угрозе. Признаки этого внутреннего напряжения между гражданскими и военными проявились еще в сентябре прошлого года, когда во время первых демонстраций против его правительства в Уагадугу прозвучали призывы к уходу гражданских министров Жан-Клода Буды из Министерства обороны и Симона Компаоре из Министерства внутренних дел. К тому же   высший моральный авторитет в стране Мого Нааба Баонго впервые в истории страны  нарушил свое молчание и квалифицировал как «прискорбную» халатность властей в борьбе с террористической угрозой. Обострение ситуации в этой стране с точки зрения террористических угроз началось именно сентябре прошлого года и продолжается до сих пор. Только за этот год в стране зафиксировано французами 16 актов террора и нападений с жертвами. Для примера — в Мали за тот же период времени — 7, в Нигере — 4. Ухудшение ситуации с безопасностью в Буркина — Фасо в значительной степени можно объяснить недоверием президента, который сам является гражданским лицом, к военным, которых он считает слишком близкими к сетям своих предшественников-конкурентов  Блэза Компаоре и Якуба Исаака Зиды. В дополнение к ослаблению аппарата безопасности и обороны после падения Компаоре в конце 2014 года, многие опытные старшие офицеры были назначены на дипломатические должности за рубежом далеко от линии фронта с исламистами, такие как, например, Марсель Туандаба Кулибали, бывший начальник штаба жандармерии. И главные контингенты армии в настоящее время развернуты в миссиях ООН. Перед лицом этого кризиса советники президента призывают вернуть бывшего начальника спецслужб Огюста Дениза Барри в разведывательные службы. Но главная проблема в том, что этот полковник, тесно связанный с Якубой Исааком Зидой, с января находится под следствием за «заговор и подстрекательство к действиям, враждебным дисциплине и долгу». Все это вкупе уже привело к вспышке исламистского террора. На севере страны действуют несколько группировок, таких как «Ансарул Ислам», основанная проповедником Буркинабе Маламом Ибрагимом Дико. Именно она регулярно в последнее время нападает на христианские церкви на севере страны, последнее по времени из которых было совершено 26 мая. В записке констатируется факт  прибытия новых  джихадистских группировок на границу Бенина с Буркина-Фасо. Это  тот самый сценарий, реализации которого Париж опасался в течение нескольких последних месяцев. Согласно ряду источников, еще в июне 2018 года Direction du renseignement militaire (DRM) и DGSE (Служба внешней разведки Франции) подготовила несколько меморандумов, в которых описывался риск «распространения угрозы на крайнем севере Бенина». Разведывательные службы нескольких соседних с Бенином стран также  предупредили власти Бенина о вероятности того, что джихадисты, действующие в Буркина-Фасо, уйдут через границу между двумя странами. Эти угрозы приобрели конкретное измерение 1 мая, когда в Национальном парке Пенджари были похищены два французских туриста. Французы быстро установили, что похищение было организовано джихадистской группировкой «ISIS в Большой Сахаре». (ISIS-GS). Эти два туриста были спасены 10 мая в ходе рейда французского командования специальных операций (COS), о которой мы говорили выше.  Чтобы более эффективно противостоять этой новой угрозе, руководство французских спецслужб  хочет сейчас наладить более тесные связи с Сахельской «большой пятеркой» путем создания механизма трансграничного сотрудничества с Уагадугу. Оно  также был вынуждено привлечь к консультативным услугам по вопросу борьбы с исламистским террором в этом регионе целый ряд бывших офицеров французской разведки.  Пористая граница между Буркина-Фасо и Мали также способствует формированию сетей между джихадистскими группами, базирующимися в этих двух странах. Например, французские заложники в Бенине должны были быть переданы «Фронту освобождения Макины» (она же «Катиба Макина»), возглавляемому Амаду Куфой.  Базирующаяся  в Мали, эта группа связана с «Ансар Дин» и группой «Де Сутьен а л’Ислам и Аус Мусульман» (ГСИМ) туарега Ияда аг Гали. При этом в документе отмечается, что ISIS-GS также установила свое прочное присутствие в регионе.

Отдельно отмечается в документе и еще одна тенденция. Хотя нападения в столицах, таких, как Уагадугу, Бамако и Ниамей, занимают первые полосы газет, многочисленные нападения, совершаемые вооруженными группами в более отдаленных районах (например, в Липтако-Гурме), ведут к медленному распаду государственной власти «на местах» в Буркина-Фасо, Мали и Нигере. По словам исследователя Жерома Пинья, соучредителя Reseau de reflexion strategique sur la securite au Sahel, эти группы теперь открыто угрожают социальной сплоченности в этих странах, внедряясь в те зоны, где государство уже демонстрирует свое очень слабое присутствие. Наряду с широкомасштабными нападениями исламисты используют общую маргинализацию местных органов безопасности для нанесения ударов по основным государственным символам и институтам, например, убивая префектов и учителей начальных школ, а также нападая на мелкие локальные гарнизоны армии и жандармерии. И эта тактика исламистов приносит свой успех. Например, после первых нападений джихадистов на севере Буркина-Фасо в 2015 году пришлось на сегодня пришлось закрыть более 2000 школ.

Для урегулирования ситуации в Буркина-Фасо Париж и Вашингтон в последние месяцы предоставили несколько партий вооружения для укрепления вооруженных сил страны. 8 мая Катар также поставил 24 легких бронированных автомобиля катарского производителя Stark Motors. Под давлением западных посольств президент Буркина-Фасо Рок Марк Кристиан Каборе был вынужден репатриировать один из своих двух батальонов, развернутых в составе миссии ООН МИНУСУМ, с тем чтобы направить его  на север страны. Поскольку Буркина-Фасо сейчас председательствует в G5 («Группа пяти»), Уагадугу регулярно, но без особого успеха, призывает Совет Безопасности Организации Объединенных Наций создать международные силы стабилизации в регионе. Все эти события происходят на фоне различных социальных протестов среди местного населения региона против действий воинского контингента G5, что  отражает общую настороженность гражданского населения по отношению к этим панафриканским силам.  В Мали идут демонстрации против строительства командного пункта «группы пяти» в в Бамако, а в Нигере около тысячи человек собрались 25 мая в столице Ниамее, чтобы выразить протест против присутствия иностранных войск в стране.

На этом фоне в самом командовании «Группы пяти» происходят серьезные изменения, которые на сегодня фактически парализуют какую-то внятную деятельность этого контингента. Мавританский генерал Ханена ульд Сиди, который с июля 2018 года возглавляет объединенные военные силы «большой пятерки» (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер, Чад), собирается уйти в отставку этим летом. В связи с президентскими выборами в Мавритании, которые должны состояться 22 июня, его имя будет фигурировать в качестве будущего министра обороны в случае победы кандидата от правящей партии Мухаммеда ульд Газуани. Правая рука и доверенный союзник действующего президента Мухаммеда ульд Абдель Азиза Мухаммед ульд Газуани находится в хороших отношениях с генералом Ханеной ульд Сиди, который работал под его началом, когда он был начальником штаба армии, а затем министром обороны. В июле 2018 года генерал воспользовался поддержкой ульд Газуани для того, чтобы получить пост командующего контингентом  G5. Однако он не отметился ничем особенно эффективным в этом качестве  и воспринимался начальниками штабов армий стран «большой пятерки», как разжигатель военных действий в ущерб достижению мирных соглашений с руководством туарегов. В этой связи мавританец фактически заморозил всякую военную активность контингента и не планирует никаких дальнейших крупных операций до своего отъезда. Нигерийский генерал, кандидатура которого еще согласовывается,  займет его место после отставки.

Интересно, что пессимистичные оценки ситуации в Сахеле, которые даны французскими разведисточниками, практически полностью подтверждаются их американским коллегами.  По их оценке, нестабильные районы Африки к югу от Сахары станут еще более привлекательными горячими точками для деятельности исламистов, поскольку экстремисты переключают внимание на этот регион с Ирака, Сирии и Афганистана. От себя сразу рискнем с этим не согласиться, поскольку процессы в этих странах и зоне Сахеля являются самодостаточными по своей сути и появились на свет благодаря сочетанию прежде всего исключительно местных факторов.  А это практически исключает вариант массового перетекания исламистов с Ближнего Востока в Африку.  Американцы также уверены, что неспособность Франции и других иностранных субъектов содействовать стабилизации все более депрессивного с точки безопасности  Сахельского региона делает этот регион особенно привлекательным местом для боевиков, как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения людских ресурсов. Растущее присутствие боевиков в северной части Мали и Буркина-Фасо может привести к росту числа нападений и похищений в Западной Африке по мере расширения группировками своих позиций на юге. Такая активизация террористической деятельности в Гане и Кот-Д’Ивуаре может в конечном итоге побудить их западных спонсоров активизировать усилия по борьбе с терроризмом на местах.

По мере того как глобальный терроризм уходит с полей сражений на Ближнем Востоке, джихадисты и другие боевики, включая тех, кто связан с «Аль-Каидой» и «Исламским государством» (обе организации запрещены в России), начали искать нестабильные регионы в Африке к югу от Сахары в качестве своего следующей тыловой базы. Сахель, обширное пространство, простирающееся от Атлантического побережья Мавритании до Эритреи, особенно уязвимо для этого из-за перманентных проблем с вопросами безопасности и нищеты значительной части населения. При этом есть все признаки того, что влияние исламистов с севера  Сахеля начинает просачиваться и в западноафриканские страны на юге субрегиона, что может иметь серьезные последствия для некоторых из наиболее процветающих экономик континента, таких как Кот-Д’Ивуар и Гана, а также их главного военного партнера — Франции. За последние шесть лет Франция и другие западные державы пытались держать регион под контролем с помощью военных операций и акций поддержки, но глубоко укоренившиеся проблемы региона (слабые правительства, безудержная коррупция, торговля людьми, наркотиками и оружием) помогают подпитывать воинствующую радикализацию  среди беднейших общин региона. Несмотря на многолетнюю военную поддержку Франции в регионе в рамках Парижской операции «Бархан», эффективный механизм улучшения все более ухудшающейся  ситуации в Сахеле еще не создан. Французские объединенные силы «Группы пяти» (G5) в Сахеле — региональные контртеррористические силы в составе примерно 4000 военнослужащих из Чада, Мавритании, Мали, Нигера и Буркина- Фасо-по-прежнему страдают от финансовых и оперативных неудач, что делает их практически неэффективными. Между тем многонациональные усилия по инвестированию в нестабильную  местную экономику региона остаются либо недостаточными, либо несуществующими.

В свете провала региональных и международных усилий по укреплению стабильности на местах в Сахеле воинствующие группировки, в том числе связанные с «Аль-Каидой» и «Исламским государством», пользуются этим. Вакуум в области безопасности и управления на обширном севере Мали, например, предоставил этим группам возможность планировать и проводить нападения в других районах региона, о чем свидетельствует огромный всплеск террористической активности боевиков в Буркина-Фасо, к югу от Мали. В последние годы безопасность в нескольких провинциях Буркинабе (особенно в тех, которые находятся ближе всего к малийской границе на севере) из нестабильной превратилась в крайне опасную в условиях почти постоянных нападений боевиков на школы, пограничные пункты и силы безопасности. Правительственные силы безопасности в некоторых странах Сахеля также обвиняются в совершении массовых убийств или других военных преступлений против местного гражданского населения, что, по всей вероятности, уничтожает базу для мирного компромисса между правительством и периферийным населением.

На сегодня  есть все признаки того, что боевики выходят за пределы своих обычных районов операций и направляются в страны, находящиеся дальше от традиционных очагов  нестабильности в Сахеле. Главная тенденция, которая вызывает серьезные опасения — это реанимация похищения иностранных заложников.  Совсем недавно в начале мая в Национальном парке Пенджари, расположенном на крайнем севере Бенина, были похищены два французских гражданина. Когда французские спецназовцы провели рейд по освобождению двух заложников в Буркина-Фасо, они обнаружили двух других заложников из Южной Кореи и Соединенных Штатов, которые также были похищены. В конце 2018 года два туриста, итальянец и канадец, также исчезли (вероятно, в рамках похищения) вблизи Бобо — Диуласо на юго-западе Буркина-Фасо). При этом эта область ранее рассматривалась экспертами, как относительно стабильная по сравнению с более нестабильным севером страны. Затем, в апреле, власти Того сообщили, что более 20 боевиков проникли в страну из Буркина-Фасо, привезя с собой значительные суммы наличных денег. Учитывая это распространение изолированных похищений и прямой военной активности, экстремисты вскоре могут углубиться в прибрежную Западную Африку, чтобы закрепиться там. Такой сценарий представляет собой тревожную перспективу для некоторых из самых богатых экономик континента и их западных союзников. Франция, например, поддерживает тесные экономические и политические связи с Кот-д’Ивуаром, как своей бывшей колонией. Десятки тысяч французских граждан живут или посещают страну ежегодно, обеспечивая огромный источник государственных доходов. Однако, как свидетельствует атака 2016 года на Гран-Басам (небольшой курортный городок недалеко от Абиджана, в котором погибли 19 человек), Кот-д’Ивуар  остается привлекательной мишенью для региональных боевиков.  Отсюда следует вывод — Франции и ее союзникам придется готовиться к еще более  активной  борьбе в Сахеле, чтобы защитить политические и экономические интересы Парижа в регионе. Кот-д’Ивуар и его восточный сосед, Гана — два из крупнейших экономических и политических тяжеловесов Западной Африки (после Нигерии) — уже сигнализировали о своей обеспокоенности проблемами Буркина-Фасо. В последние месяцы обе страны активизировали усилия по обеспечению безопасности на своих северных территориях, с тем чтобы получить разведданные и остановить инфильтрацию туда радикалов. Однако, учитывая обширность местности в сочетании с ограниченными ресурсами местных сил безопасности, задача перехвата групп  боевиков будет предельно сложной, если вообще реализуемой.  Таким образом, если в Кот-д’Ивуаре или Гане в скором времени произойдут нападения радикалов-исламистов или появятся другие признаки террористической активности, то начнется практическое фиаско отрасли иностранного туризма, что нанесет очень существенный ущерб местным бюджетам.

Партнеры стран Западной Африки по безопасности до сих пор не решались вмешаться и помочь своим союзникам в реально эффективной форме. Соединенные Штаты еще не полностью переключили свое внимание на борьбу с терроризмом в Западной Африке, поскольку они занимаются более острыми проблемами в других частях мира. Тем временем другие мировые державы, такие как Германия, продолжают постепенно наращивать свою поддержку безопасности, хотя их общее участие остается крайне ограниченным.  Канцлер Германии Ангела Меркель провела в среду 2 мая  в Уагадугу встречу с лидерами стран «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад, по итогам которой высказалась за наращивание поддержки государствам этого региона в деле противостояния террористической угрозе. Об этом сообщает агентство Франс Пресс. «Это не только ответственность этих пяти стран [Сахеля], но это также ответственность, касающаяся Европы. Поскольку, если хаос одержит верх — а мы должны избежать этого любой ценой, — это отразится также и на других сферах, — подчеркнула она после встречи с президентами пяти стран, входящих в G5. — Наглядно видна неотложность ситуации, связанной с террористической угрозой, которая не прекращает возрастать. Время не терпит». «Мы в Европе должны быть более активными. Некоторые вещи уже приведены в действие. Но другие вещи пока что с трудом воплощаются в жизнь. Поэтому я приложу усилия, чтобы эти вещи реализовывались быстрее», — продолжала она, имея в виду, прежде всего, финансовую и материально-техническую поддержку. «Страны [Сахеля] тратят 15%, даже 20% своего бюджета на оборону и безопасность, и поэтому многие проекты развития не удается воплотить» — отметила Меркель. Она, в частности, пообещала помощь в сфере усиления полиции Буркина Фасо, где на протяжении нескольких лет террористы регулярно атакуют ряд областей, главным образом, на севере и востоке. То есть, речь идет пока только о технической помощи именно полицейским силам, а также о возможном увеличении взносов (по оценке американцев, незначительного) в казну «большой пятерки». Но речи о серьезном военном участии бундесвера не идет в принципе.

С своей стороны, Франция в последние годы направила значительные ресурсы и людские ресурсы на борьбу с терроризмом в Сахеле в качестве традиционного  гаранта безопасности этого региона. При этом  Париж по-прежнему опасается дальнейшего своего вовлечения в эту проблему. Тем не менее, если нападения начнут происходить на побережье Кот-д’Ивуара, Франция  вынуждена будет изменить свой план действий и укрепить свое военное присутствие в регионе для обеспечения своих интересов в стране, а также в прибрежной Западной Африке в целом.

43.91MB | MySQL:87 | 0,716sec