Избирательная кампания в Израиле: война Ликуда на два фронта

Только что начавшаяся в Израиле избирательная кампания, вторая в этом году кампания по выборам в Кнессет сразу же дала понять, что на этот раз речь идет не о борьбе между право-религиозным и левым или левоцентристским лагерем, как это бывает обычно, о борьбе внутри правого лагеря. Замена термина «право-религиозный лагерь» на «правый лагерь» не является ни оговоркой, ни сокращением. Ультраортодоксальные религиозные партии – сефардская ШАС во главе с министром внутренних дел Арье Дери и объединенные в возглавляемый заместителем министра здравоохранения Яковом Лицманом парламентский блок «Еврейство Торы», в котрый входят ашкеназские партии «Агудат Исраэль» и «Дегель га-Тора», по сути, не принимают участия в этой борьбе. Их электорат организован (особенно в случае ашкеназских партий), активен и использует свой потенциал практически по максимуму. Он не склонен (опять же, особенно в случае ашкеназских партий) перетекать к другим партиям право-религиозного (не говоря уже о левом) лагеря. Если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, то в самом худшем для них случае ШАС и «Еврейство Торы» получат на сентябрьских выборах по 7 мандатов, а не по 8, как на апрельских выборах (всего в Кнессете – 120 депутатов).

Все без исключения опросы общественного мнения, касающиеся вопроса об электоральных предпочтениях израильтян (а за последние дни их было проведено уже несколько) показывают, что в результате назначенных на сентябрь выборах левоцентристский лагерь (включая антисионистские арабские партии) снова потерпит поражение. Более того, его позиции даже несколько ослабнут по сравнении с теми, что он занял в результате выборов в апреле. Например, возглавляемая депутатом Кнессета Ави Габаем левая партия Авода, которая когда-то была в еврейском государстве партией власти, может в результате новых выборов вообще исчезнуть из Кнессета, не преодолев электорального барьера, который составляет сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов (на состоявшихся в апреле этого года выборах Авода получила 6 мандатов). Не случайно депутат Ави Габай уже сейчас, за три с лишним месяца до выборов заговорил о необходимости объединения возглавляемой им партии либо с радикальной левой партией МЕРЕЦ, во главе которой стоит депутат Кнессета Тамар Зандберг, либо с возглавляемым депутатами Кнессета Бени (Биньямином) Ганцем и Яиром Лапидом левоцентристским блоком «Бело-голубые». А что касается «Бело-голубых», то если на апрельских выборах они получили 35 мандатов, ровно столько же, сколько и возглавляемая премьер-министром Биньямином Нетаньяху крупнейшая правая израильская партия Ликуд, то теперь все опросы общественного мнения единодушно предсказывают, что этот блок получит меньше мандатов, чем Ликуд.

В создавшихся условиях основная борьба разворачивается внутри самого правого лагеря. К данному лагерю могут быть отнесены на сегодняшний день только три реальные политические силы:

  1. Ликуд (вопрос о вхождении в его состав возглавляемой министром финансов Моше Кахлоном правоцентристской партии «Кулану», которая получила на апрельских выборах 4 мандата, можно считать, по сути, решенным.
  2. Возглавляемая депутатом Кнессета Авигдором Либерманом «израильская партия с русским акцентом» «Наш дом – Израиль», непреодолимые разногласия которой с ультраортодоксальными религиозными партиями по поводу формулировки Закона о призыве на армейскую службу стали непосредственной причиной того, что Биньямину Нетаньяху не удалось сформировать правящую коалицию и были назначены новые выборы в Кнессет.
  3. Конгломерат мелких правых партий, так или иначе связанных с религиозным сионизмом и поселенческим движением. Речь идет о возглавляемом депутатами Кнессета Рафи (Рафаэлем) Перецом и Бецалелем Смотричем парламентском Блоке правых партий, в который, помимо их собственных партий – «Еврейский дом» и «Ихуд леуми» соответственно, включена также радикально-правая партия «Оцма ле-Исраэль», и не преодолевшие на выборах в апреле электорального барьера умеренно религиозная партия «Новые правые» во главе с теперь уже бывшими министрами Нафтали Беннетом и Аелет Шакед и правая либертарианская партия «Зеут» во главе с бывшим депутатом Кнессета Моше Фейглиным. Нафтали Беннет выдвинул идею объединения всех этих партия в технический блок под названием Объединенный правый фронт (ОПФ).

Как и следовало ожидать, как только стало ясно, что новые выборы неизбежны, Ликуд начал войну на уничтожение против НДИ. Авигдора Либермана громогласно обвинили в том, что именно он сорвал создание правого правительства из-за стремления «получить несколько лишних мандатов». Справедливости ради надо отметить, что опросы общественного мнения предсказывают заметное усиление НДИ – с 5 мандатов, которая эта партия получила на выборах в апреле, до 8-9. Таким образом, НДИ может стать третьей по величине фракцией Кнессета следующего созыва после Ликуда и «Бело-голубых». Те же опросы показали, что у Ликуда не будет возможности сформировать новую правящую коалицию без НДИ (если не принимать в расчет теоретически существующую возможность создания правительства национального единства Ликуд – «Бело-голубые»). Несмотря на крайне воинственную риторику с обеих сторон, несмотря на то, что депутат Авигдор Либерман отказался взять обязательство, что после сентябрьских выборов он рекомендует президенту Реувену (Руби) Ривлину возложить формирование нового правительства именно на Биньямина Нетаньяху (правда, лидер НДИ заявил, что левых он не порекомендует ни в коем случае), депутат Одед Форер, второе после Авигдора Либермана лицо в НДИ, заявил журналистами, что он отнюдь не исключает возможности сотрудничества между НДИ и Ликудом после предстоящих выборов.

В условиях острого противостояния с НДИ некоторой неожиданностью стало то, что Биньямин Нетаньяху счел нужным открыть и второй фронт, фронт против упомянутого конгломерата мелких правых партий, который может быть условно назван уже сейчас ОПФ. Актом объявления войны со стороны Ликуда стало увольнение Нафтали Беннета и Аелет Шакед с занимавшихся ими министерским постов – министра просвещения и министра юстиции соответственно. Необходимо напомнить, что в Израиле продолжает действовать переходное правительство, сформированное еще 2015 году. Предполагалось, что после апрельских выборов оно будет заменено новым правительством, однако поскольку Биньямину Нетаньяху не удалось сформировать нового правительства и были назначены новые выборы, полномочие переходного правительства были продлены.

Следует отметить, что наибольшее внимание в Израиле привлекло увольнения министра юстиции Аелет Шакед. Речь идет о крайне популярном молодом (1976 года рождения) политике, зарекомендовавшей себя на этом посту с самой лучшей стороны. Показательно, что в Ликуде поговаривали о необходимости забронировать место в списке этой партии именно для Аелет Шакед. Одновременно с этим депутат Бецалель Смотрич, считающийся «хардальником» (так на сленге именуют религиозных сионистов с повышенными религиозными требованиями), призвал Аелет Шакед (женщину, которая не ведет религиозного образа жизни, хотя и разделяет идеологию религиозного сионизма!) возглавить блок религиозно-сионистских партий и привести его к победе.

В заключение представляется возможным высказать осторожное предположение, что нынешняя война Ликуда против НДИ и ОПФ – это в значительной мере война Биньямина Нетаньяху против своих наиболее перспективных молодых соперников. Такой вывод представляется более логичным, чем имеющая определенную популярность в Израиле конспирологическая теория, согласно которой конфликт между Ликудом и НДИ и последовавшая за ним новая избирательная кампания – это результат негласного сговора между Биньямином Нетаньяху и Авигдором Либерманом, цель которого – оттянуть обнародование Белым домом нового американского плана мирного урегулирования ближневосточного конфлита.

51.98MB | MySQL:101 | 0,339sec