К вопросу о социологических прогнозах в Турции

После выборов в местные органы власти в Турции, состоявшиеся 31 марта с.г., турецкая консалтинговая компания Optimar провела социологическое исследование по широкому кругу вопросов.

Optimar — это известная турецкая компания, работающая на рынке с 1994 года и заслужившая, в частности, авторитет в качестве достаточно успешных прогнозистов. Это показывают те (по большей части закрытые, предназначенные для специалистов и для заказчиков) прогнозы, которая компания делала до сих пор в преддверии различных выборов в Турции.

В частности, этой компанией, с высокой точностью были предсказаны результаты всеобщих турецких выборов, парламентских и президентских выборов, 2014 и 2018 года.

Проиллюстрируем это на примере – приводим ниже результаты состоявшихся выборов, а в скобках прогноз, данный компанией Optimar в преддверии выборов.

Всеобщие парламентские выборы в Турции – 2014 г.: правящая Партия справедливости и развития (ПСР) – 45,6% (Optimar – 44,8%), главная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) – 29,6% (Optimar – 29,3%), правая Партия националистического движения (ПНД) – 14,7% (Optimar – 14,2%), прокурдская Партия мира и демократии и её правопреемница Партия демократии народов (ПМД и ПДН) – 5,7% (Optimar – 5,9%), прочие партии – 4,4% (Optimar – 5,8%).

Всеобщие парламентские выборы в Турции – 2018 г. прошли с изменениями избирательного законодательства, которые позволили партиям формировать коалиции и совместно выступать на выборах. О причинах такого шага для правящей Партии справедливости и развития мы писали и не раз: речь шла о «спасении» правой Партии националистического движения как парламентской партии. Напомним, что ПНД выступает в качестве многолетнего партнера ПСР во всех начинаниях последней, а также в роли неофициальной скамейки «запасных» — поставщика кадров в правящую партию.

Иными словами, такой законодательный шаг дал теоретическую возможность тем партиям, которые не в состоянии самостоятельно преодолеть 10%-й избирательный барьер, блокироваться, на тех или иных, внутренним образом согласованных условиях, оформляемых в виде соглашения, и таким образом обеспечивать свое представительство в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции. Впрочем, как показала практика, в Турции произошло заметное укрупнение политических игроков, где особого места для «микропартий» и не оказалось.

Итак, приводим данные по фактическому и по предсказанному, со стороны компании Optimar, раскладу на всеобщих парламентских выборах в Турции, состоявшихся в 2018 году: «Народный альянс», объединивший правящую Партию справедливости и развития (ПСР) и правую Партию националистического движения (ПНД) – 53,6% (Optimar, полное попадание в результат – 53,6%), «Национальный альянс», объединивший главную оппозиционную Народно-республиканскую партию (НРП) и вновь созданную альтернативную националистическую Хорошую партию (ХП) – 34,0% (Optimar, очень близкое попадание в результат – 34,1%), прокурдская Партия демократии народов (ПДН) – 11,7% (Optimar – 11,2%), прочие политические партии – 0,7% (Optimar – 1,2%).

Заметим, что парламентские выборы в 2018 году были особенно сложны для того, чтобы делать по ним прогнозы.

Мало кто из наблюдателей представлял, как поведет себя турецкий избиратель, поставленный перед фактом возникновения в стране двух альтернативных, конкурирующих между собой, правых политических движений: Партии националистического движения (ПНД) под руководством Д.Бахчели и отделившейся от неё Хорошей партии (ХП) под руководством М.Акшенер. Более того, было не совсем понятно, отдадут ли избиратели преимущество одной из этих партий или, вообще, устремятся в правящую Партию справедливости и развития, которая также может быть отнесена в категорию партий националистического толка. То есть, предпочтут третий вариант поведения.

Однако, случилось достаточно неожиданная вещь: откол от Партии националистического движения серьезной группы членов с превращением её в Хорошую партию Турции не только не привел к тому, что ПНД ослабла, но и, чисто математически – парадоксальным образом, привел к тому, что ПНД окрепла. А вот Хорошая партия, вопреки ожиданиям, не стала для националистов «солнцем» (на логотипе ХП изображено солнце), можно сказать – «глотком свежего воздуха», и не привлекла националистически настроенных избирателей в том числе, в котором от нее ожидали наблюдатели перед выборами. Вообще, провал Мераль Акшенер на президентских выборах и её Хорошей партии на парламентских выборах для очень многих стал неожиданностью, которая, в очередной раз, пришла на помощь руководству страны.

И, тем не менее, компании Optimar, как мы видим, с весьма высокой степенью точности удалось предсказать и этот результат.

В этом смысле, президентские выборы предсказывать несколько проще, поскольку специалистам изначально понятно, что действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган является политиком, балансирующим на грани 50% избирательной поддержки. Все остальные кандидаты, так или иначе, делят оставшийся после него «пирог».

Кроме того, не является большим секретом, что кандидат от светской кемалистской Народно-республиканской партии, или объединенный кандидат с их участием, автоматически обеспечит не только привлечение к себе светски настроенных граждан, но и отторжение со стороны консервативной части общества, которая, если не поддерживает президента Р.Т.Эрдогана, то будет, в результате, искать «третьего кандидата».

Особенно, в условиях, когда в обществе наблюдается серьезный раскол, при котором раскалываются не только отдельные группы населения (регионы, города, районы и кварталы). Нередко раскол из-за политики, в эти дни в Турции, можно наблюдать даже в отдельно взятых семьях. Когда из-за политических разногласий семьи раскалываются: члены семей даже перестают общаться друг с другом.

Впрочем и здесь вероятны сюрпризы: все же президент Р.Т.Эрдоган – достаточно долго в политике. Долго – настолько, что многие заговорили о той усталости, которую ощущает турецкий избиратель от долгого нахождения во власти и его и его Партии справедливости и развития. И многие говорят про то, что «все дороги с вершины идут вниз».

Тем не менее, Реджепу Тайипу Эрдогану в 2018 году, в очередной раз, удалось убедить избирателей голосовать за себя. Отметим, что он, и правда, на предвыборных кампаниях очень серьезно выкладывается. График его предвыборных митингов и встреч – крайне плотный. До предвыборных дебатов до сих пор, правда, дело не доходило – турецкий лидер предпочитает ставить на сцене телевизионные экраны. И на них показывать нарезку из выступлений своих оппонентов и дебатировать с «виртуальной 3-D проекцией» своих конкурентов. Видимо, отдавая должное президенту и затрачиваемым им усилиям, компания Optimar несколько завысила его будущий результат.

А результат в 2014 году получился следующий (в скобках – данный компанией прогноз): Реджеп Тайип Эрдоган – 51,8% (прогноз Optimar – 53,8%), Экмеледдин Ихсканоглу – 38,4% (Optimar – 38,4%) и Селахаттин Демирташ – 9,8% (Optimar – 7,8%).

А вот уже данные – фактические и прогнозные – по выборам президента страны в 2018 году: Реджеп Тайип Эрдоган – 52,6% (прогноз Optimar – 51,6%), Мухаррем Индже – 30,6% (Optimar – 28,0%), Селахаттин Демирташ – 8,4% (Optimar — 10,3%), Мераль Акшенер – 7,3% (Optimar – 8,5%), Темель Карамоллаоглу – 0,9% (Optimar – 1,1%), Догу Перинчек – 0,2% (Optimar — 0,5%).

Таким образом, как мы проиллюстрировали на приведенных выше примерах, социологические исследования и прогнозы компании Optimar обладают достаточно высокой точностью.

В эти дни обратило на себя появление в турецких медиа довольно интересных оценок со стороны Optimar.

В частности, после муниципальных выборов 31 марта с.г. компания провела в Турции социологическое исследование, направленное, помимо всего прочего, на выявление глубины мусульманской идентичности в турецком обществе. Гражданам был задан вопрос: «Как вы себя определите,  с точки зрения религиозной принадлежности?». Исследование проводилось в период с 7 по 14 мая с.г. в 26 городах. Было опрошено свыше 3500 граждан. Это исследование выявило довольно любопытный тренд.

На этот вопросы ответы распределились следующим образом:

  • «Я верю в существование Аллаха и в единобожие» — 89,5%.
  • «Я верю в существование Творца, однако, не верю в религию» — 4,5%.
  • «Я не уверен в том, существует или не существует Творец» — 2,7%.
  • «Я не верю в то, что Творец существует» — 1,7%.
  • «Не знаю» — 1,7%.

Иными словами, наблюдается достаточно интересная картина, заключающаяся в том, что Турция, как было прежде, уже не является на 100% мусульманской страной. Ведь буквально пару лет назад – в 2017 году — компания Optimar уже проводила исследование, где участникам опроса задавались схожие вопросы касательно определения своей религиозной «ориентации».

И вот какие были тогда получены результаты:

В ответ на вопрос «Чувствуете ли свою принадлежность к какой-либо религии?» 96,1% опрошенных ответило утвердительно. Лишь 1,7% опрошенных на этот вопрос ответили отрицательно. А затруднились с ответом на этот вопрос 2,2%.

В ответ на вопрос «Не могли бы вы сказать, к какой религии вы ощущаете свою принадлежность?» 99,9% ответили, что они – мусульмане. Понятно, что в стране, где у власти находится происламская партия, откровенный ответ относительно своей религиозной принадлежности далеко не всегда можно получить. Можно конечно, дискутировать относительно справедливости указанных цифр – числа тех, кто четко охарактеризовал себя в качестве мусульман. Однако, нас в этом случае должна интересовать не столько конкретная цифра, сколько разница между данными прошлого и нынешнего опросов, то есть между 2017 и 2019 годами. И эта разница получается достаточно существенной.

То есть, компанией Optimar было зафиксировано снижение тех, кто считает себя мусульманами, в мусульманской Турции. Причем снижение, которое чисто математически уже нельзя игнорировать.

И это, невзирая на то, что руководство страны весьма солидные средства выделяет на финансирование Управления по делам религии (финансируется лучше большинства министерств и ведомств Турции), а также на широкое распространение школ имамов – хатибов и религиозного образования в турецких школах.

Объяснений указанным результатам, которые выглядят, на первый взгляд, несколько неожиданно, может быть множество. Причем, скорее всего, речь идет о том, что сложилась некая комбинация из внутренних и внешних факторов. Внутренние факторы, по всей видимости, могут отражать то внутреннее сопротивление среды, которое, со всей неизбежностью, возникает, когда происходит прямое насаждение чего-либо. Даже если семена бросаются, вроде как на благоприятную почву – как в случае активной пропаганды ислама в Турции.

К явлениям внешнего порядка можно отнести все те процессы, которые связаны с радикальным исламизмом и с его последствиями по всему миру.

Та волна правых настроений, которая постепенно наползает на Европу, имеет под собой солидную основу. Речь идет о том, как бы неполиткорректно это не прозвучало, что лицо современного терроризма – исламское. И невзирая на то, что турецкое руководство со всех площадок заявляет о том, что «ислам – это мирная религия» и что «ислам никакого отношения к терроризму не имеет», а любой иной взгляд на вещи имеет исламофобскую подоплеку, но наиболее образованные граждане Турции не могут не заметить истинного положения дел. Кроме того, «другое лицо ислама» турецкие граждане в состоянии наблюдать непосредственно в живую, в результате массового притока беженцев из региона – буквально везде: от деревень до улиц крупных городов страны.

Подобные открытия, в результате, могут приводить к ситуации психологического отрыва турок от, казалось бы, намертво приросшей к ним мусульманской идентичности. Более того, нередко от молодых турок можно слышать такое заявление, что они не видят своего будущего в Турции.

Для того, чтобы правильно оценить серьезность подобного заявления, следует учесть насколько важны для турок свои корни и свои традиции. К иммиграции, до сих пор, турок, по большей части, подстегивали либо экономика, либо семейные обстоятельства. Как было, допустим, в годы массовой отправки турецких рабочих в Германию. Но, все равно, те турки, очевидным образом, старались поддерживать свои контакты с «метрополией». Но, согласимся, одно дело не видеть будущего, а другое дело – переосмысливать свой взгляд на свою религиозную принадлежность в таком монолитном, на первый взгляд обществе, которым является общество турецкое.

Но это – «стратегическая» социология. А есть ещё «тактическая», то есть, ближайшая. То, что сегодня занимает буквально всю Турцию, и множество зарубежных наблюдателей за страной – это то, каков будет результат перевыборов мэра крупнейшего города Турции – Стамбула. Напомним, что результаты выборов 31 марта в Стамбуле были аннулированы Высшим избирательным советом страны и переназначены на 23 июня с.г. На днях, глава компании Optimar Хильми Дашдемир принимал участие в программе на телеканале Habertürk.

Процитируем, как он прокомментировал конкуренцию, наблюдающуюся между кандидатом от оппозиции Экремом Имамоглу (который пытается не выпячивать на первый план свою принадлежность к Народно-республиканской партии, с тем, чтобы стать в Стамбуле «объединительным мэром») и кандидатом от правящей Партии справедливости и развития Бинали Йылдырымом:

«Если мы посмотрим на восприятие, то Экрем Имамоглу смотрится чуть впереди. Если посмотреть с другой стороны, то наблюдается ситуация превосходства Бинали Йылдырыма с точки зрения его предыдущей карьеры и соответствия этой должности. С точки зрения сегодняшнего настроения, Имамоглу выглядит немного впереди или вровень (с Бинали Йылдырымом – В.К.), с учетом того, что мэрское удостоверение ему было выдано и забрано назад. Здесь все будет определяться (предвыборной) кампанией. Если ПСР будет использовать правильную стратегию, то ситуация может поменяться».

Глава другой консалтинговой компании МАК Мехмет Али Кулат, который также принимал участие в программе Habertürk, ответил на этот вопрос следующим образом:

«Бинали Йылдырым – это наилучший кандидат, кого могла бы выдвинуть Партия справедливости и развития. Йылдырым начал предвыборную гонку с отрывом в 12%. Однако, подход ПСР и лишенные тактики их шаги, привели к тому, что Имамоглу, невзирая на то, что он являлся не слишком известным именем, благодаря своему подходу, очень быстро ликвидировал это отставание».

Одним из самых важных аспектов предстоящих выборов является курдский фактор. Процитируем:

«Самой решающей группой в Стамбуле являются курдские избиратели. В Стамбуле 22% избирателей – родом и корнями с востока и юго-востока страны. Из них 6 – 7% неизменно голосуют за Партию справедливости и развития. Есть ещё 1 – 2% маргинальных избирателей, однако, другие, на местных выборах, в массе своей, занимали место с Партией справедливости и развития. Однако, этого не произошло на предыдущих выборах. Начали появляться четкие заявления с Кандиля (горы в Ираке с базами террористов Рабочей партии Курдистана – В.К.), указывающие на то, что Партия демократии народов, в первую очередь, поддержала Имамоглу. Имамоглу и его команда в состоявшейся избирательной кампании попытались не слишком выпячивать этот факт. Следовательно, я думаю, что будет перемена в предпочтениях курдских избирателей. Если Партия справедливости и развития применит правильную стратегию, что это будет в их пользу. Однако, в настоящее время, все балансирует на лезвии бритвы».

Мы видим довольно аккуратные прогнозы, публично высказанные со стороны социологов. Вообще, было бы странно, если бы они говорили о преимуществе кандидата от оппозиции Экрема Имамоглу. Однако, они не могут не понимать, что предстоящие в Стамбуле выборы – не совсем про социологию и даже про пресловутых курдских избирателей. Поскольку разница между кандидатами – столь мала, что итог предстоящих 23 июня выборов будет определяться «внерыночными» инструментами. Правящая партия крупнейший город страны отдавать не собирается. Слишком многое поставлено на кон, о чем мы уже не раз писали на страницах сайта ИБВ.

51.55MB | MySQL:101 | 0,365sec