Патовая ситуация в израильской политике

Острейший конфликт между лидером крупнейшей правой партии Ликуд премьер-министром Биньямином Нетаньяху и депутатом Кнессета Авигдором Либерманом, лидером правой партии «Наш дом – Израиль» (НДИ), которую нередко именуют «»»израильской партией с русским акцентом» привел всю политическую систему еврейское государства в тупик. Несмотря на то, что на состоявшихся в апреле досрочных выборах в Кнессет партии право-религиозного лагеря суммарно получили 65 мандатов (всего в Кнессете – 120 депутатов), они не смогли сформировать новую правящую коалицию. Авигдор Либерман, партия которого получила на этих выборах 5 мандатов, отказался входить в состав правящей коалиции на предложенных ему условиях, которые рассматривались НДИ в качестве полной капитуляции перед ультраортодоксальными религиозными партиями сефардской ШАС, возглавляемой министром внутренних дел Арье Дери и ашкеназского парламентского блока «Еврейство Торы», возглавляемого заместителем министра здравоохранение Яаковом Лицманом, которые суммарно получили 16 мандатов.

Однако, несмотря на то, что на первый взгляд речь идет от конфликте между религиозными ультраортодоксами и НДИ, позиционирующей себя в качестве светской правой партии, в реальности речь идет не столько об идеологии, сколько о личном конфликте между Биньямином Нетаньяху и Авигдором Либерманом. Уместно напомнить о том, что в попытке создать правящую коалицию без НДИ (каковая в итоге оказалась безуспешной) премьер-министр Биньямин Нетаньяху даже вел переговоры о присоединении к правящей коалиции с председателем получившей на апрельских выборах 6 мандатов левой партии Авода депутатом Кнессета Ави Габаем. Сейчас же Биньямин Нетаньяху ставит задачу перед Ликудом и перед право-религиозным лагерем в целом (но без НДИ) получить на назначенных на сентябрь новых выборах в Кнессет не менее 61 мандата без Авигдора Либермана. Про последнего Биньямин Нетаньяху даже заявил, что он больше «не правый» (Либерман насмешливо ответил на это, что забавно, что Нетаньяху, проживающий в Кейсарии на побережье Средиземного моря, называет «левым» его, который много лет живет в поселении Нокдим в Иудее). Некоторые приближенные премьер-министра даже заявляют о необходимости «ликвидации» Авигдора Либермана и возглавляемой НДИ.

Далеко не все русскоязычные израильтяне голосуют за НДИ. Однако известно, что основной базой этой партии являются именно русскоязычные. Причем опросы общественного мнения показывают, что после отказа Авигдора Либермана пойти на уступки религиозным ультраортодоксам поддержка его партии возросла с 5 до 8-9 мандатов (правда, не факт, что весь это прирост произошел за счет «русских» голосов). Так или иначе, очевидно, что «русский фактор» будет весьма существенным на предстоящих в сентябре выборах (русскоязычные составляют около 20% всех израильских избирателей и теоретически способны принести более 20 мандатов). Прекрасно осознавая это, Биньямин Нетаньяху объявил о том, что он взял себе специального советника по делами репатриантов из бывшего СССР. На эту роль был избран адвокат Ариэль Бульштейн, родившегося в 1974 году в Кишиневе и состоящего в Ликуде с 1992 года, то есть с тех времен, когда членом Ликуда был еще и сам Авигдор Либерман.

Однако пока не похоже, чтобы задача,  поставленная Биньямином Нетаньяху было осуществимой. Не будет преувеличением сказать, что в настоящий момент ситуация во внутренней израильской политике выглядит патовой. В этом смысле показательно, что опрос общественного мнения, проведенный на завершающейся неделе авторитетным тель-авивским институтом «Маагар мохот» по заказу израильской радиостанции FM-103, показал, что, если бы выборы в Кнессет состоялись сейчас, блок правых и ультроортодоксально-религиозных партий без возглавляемой депутатом Авигдором Либерманом НДИ получил бы только 60 мандатов, то есть ровно столько же, сколько у них есть сейчас.

При этом возглавляемый премьер-министром Биньямином Нетаньяху Ликуд стал бы крупнейшей фракцией Кнессета будущего созыва, получив 35 мандатов, столько же, сколько у него есть сейчас. Правда, при этом следует иметь в виду, что предполагается (и это уже учитывается организаторами опросов общественного мнения), что в состав Ликуда входит возглавляемая министром финансов Моше Кахлоном правоцентристская партия «Кулану», имеющая сейчас 4 мандата. Таким образом, в реальности эти 4 мандата потеряны и Ликудом и правым блоком в целом.

Второй по величине фракцией Кнессета стал бы возглавляемый депутатами Кнессета Бени (Биньямином) Ганцем и Яиром Лапидом левоцентристский блок «Бело-голубые». Он получил бы 33 мандата (35 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

По 8 мандатов получили бы возглавляемая Авигдором Либерманом НДИ (5 мандатов в Кнессете нынешнего созыва) и возглавляемый заместителем министра здравоохранения Яаковом Лицманом ашкеназский ультраортодоксальный религиозный блок «Еврейство Торы» (столько же у него есть сейчас).

Возглавляемая министром внутренних дел Арье Дери ультраортодоксальная религиозная партия ШАС получила бы 7 мандатов (8 мандатов в Кнессете нынешнего созыва). Поэтому суммарно ультраортодоксальные религиозные партии несколько ослабели бы.

6 мандатов получил бы объединяющий коммунистов и умеренных арабских националистов антисионистский блок ХАДАШ-ТААЛ во главе с депутатом Кнессета Айманом Удой столько же, сколько и в Кнессете нынешнего созыва).

По 5 мандатов получили бы возглавляемая депутатом Кнессетом Тамар Зандберг радикальня левая партия МЕРЕЦ (4 мандата в Кнессете нынешнего созыва), возглавляемый депутатами Кнессета Рафи (Рафаэлем) Перецом и Бецалелем Смотричем религиозно-сионистский Блок правых партий (БПП) (5 мандатов в Кнессете нынешнего созыва) и не преодолевшая на состоявшихся в апреле этого года электорального барьера партия «Новые правые». Пока не ясно, кто ее возглавит – бывшие министры Нафтали Беннет и Аелет Шакед, как на предыдущих выборах, или же только последняя, которая не без оснований рассматривается в качестве восходящей звезды израильской политики.

И, наконец, антисионистский парламентский блок БАЛАД-РААМ, объединяющий радикальных арабских националистов и исламистов (4 мандата в Кнессете нынешнего созыва), и когда-то крупнейшая левая партия Авода (6 мандатов в Кнессете нынешнего созыва), которой предстоит выбрать нового председателя вместо объявившего о своем уходе депутата Кнессета Ави Габая, получили бы всего по 4 мандата, то есть оказались бы на грани преодоления электорального барьера, который составляет сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов.

Обращает на себя внимание, что в рамках того же опроса общественного мнения его участникам был задан вопрос, как бы они проголосовали, если бы во главе блока «Бело-голубые» стояли не его нынешние лидеры, депутаты Бени Ганц и Яир Лапид, а депутат Габи (Гавриэль) Ашкенази. Как выяснилось, эта персональная перемена привела бы к заметным перемена в общей картине израильской политики. В таком случае «Бело-голубые» стали бы крупнейшей фракцией Кнессета следующего созыва, получив 35 мандатов, а на втором месте оказался бы Ликуд с 33 мандатами.

В целом же блок правых и ультраортодоксальных религиозных партий без НДИ получил бы всего 54 мандата, блок левых, центристских и арабских партий – 57 мандатов. Что же касается НДИ, то она получила бы 8 мандатов. Таким образом, создание право-религиозной коалиции без НДИ выглядит нереальным. Правда, создание левой коалиции выглядит еще менее реальным.

В создавшихся условиях можно ожидать развития следующих политических процессов:

  1. Борьбы за лидерство внутри блока «Бело-голубые», которая в конечном счете может не только ослабить, но и расколоть его.
  2. Контактов между НДИ и входящей в состав блока «Бело-голубые» партии «Еш атид», возглавляемой депутатом Яиром Лапидом и ориентированной, как и нынешняя НДИ, на противостояние с религиозными ультраортодоксами.
  3. Осознание все большим количеством израильтян, включая премьер-министра Биньямина Нетаньяху, что единственным реальным выходом из тупика является создание правительства национального единства на базе Ликуда и «Бело-голубых».
42.78MB | MySQL:92 | 1,074sec