К вопросу об участии Турции в программе F-35. Часть 2

Соединенные Штаты Америки постепенно приступают к реализации своих угроз в адрес Турецкой Республики, в связи с настойчивостью последней в закупке российских систем ПВО С-400, несмотря на многочисленные и нарастающие по своему градусу предупреждения (уже можно говорить «угрозы») с Капитолийского холма в адрес официальной Анкары. Как мы отметили в предыдущей части материала (ссылка на ч.1 статьи: http://www.iimes.ru/?p=56996), США прекратили программу подготовки турецких пилотов на своих военных базах по использованию истребителя F-35. Кроме того, США уже впрямую говорят о том, что к Турции будут применены экономические санкции за покупку С-400, в рамках Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций.

Тема С-400 стала для США и для Турции – не просто внешнеполитической темой. С-400 – это уже и фактор внутренней политики.

Президенту США Д.Трампу, в преддверии президентских выборов 2020 года, нужно «принудить Турцию к миру», заставив её отказаться от покупки С-400, а ещё лучше и попутно продвинуть сделку по альтернативной системе The Patriot, причем на американских условиях. Которые, как можно понять из заявлений турецкой стороны, заметно менее привлекательны, по сравнению с условиями поставки в Турцию российских систем ПВО С-400 – как в плане финансов (цена и кредит), так и в плане техники (передача технологий).

Более того, в турецких СМИ можно нередко встретить сравнение ТТХ двух систем – американской и российской, при этом, чаще говорится о несомненных достоинствах именно, что российской С-400. В общем, американскому президенту предстоит достаточно интересная задача, которая, по всему получается, не может быть решена в плоскости альтернативного предложения Турции систем The Patriot Тем более, что он ещё и не может прогарантировать тот факт, что даже если США и Турция согласуют параметры сделки, то Конгресс её акцептует.

Так что, Турция, справедливым образом, ожидает от администрации Д.Трампа асимметричное предложение. При этом цена этого американского предложения должна с лихвой покрывать все те издержки, с которыми Турция столкнется, если в последний момент, откажется от покупки С-400. Посмотрим, что такого могут США предложить Турции во внешнеполитической плоскости, что бы Турцию можно было бы «зацепить»?

Первое и главное – это отказ США от поддержки сирийских курдов и переключение американцев на сотрудничество в Сирии и, в частности, вдоль турецко-сирийской границы именно с ВС Турции. Курдский вопрос – это для турок одна из самых больных тем. А, кроме того, это ещё и очень резонансная тема. То есть, любой, мало мальски, серьезный жест США в сторону Турции – пойдет во внутриполитическую копилку правящей Партии справедливости и развития и лично президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, в качестве, большой победы. Особенно заметно, это стало, когда Д.Трамп выступил со своим первым заявлением о том, что «враг побежден» и американские солдаты возвращаются из Сирии домой. Тогда только и разговоров в Турции было о том, что единственными, кто может обеспечить порядок на оставляемых территориях являются турецкие военнослужащие. Впрочем, тему курдов американская администрация для себя на каком-то этапе закрыла. Могут ли США «перевернуться» в сторону Турции? Посмотрим другие варианты, прежде чем отвечать на этот вопрос.

Тема беглого прововедника Фетхуллаха Гюлена и его возможной высылки из США в Турцию. Вообще говоря, Фетхуллах Гюлен не является гражданином США — в Америке он живет по «грин кард». Тот факт, что Ф.Гюлен является держателем турецкого паспорта дает возможность и право Турции требовать  его высылки. Есть ли не теория, а именно практика высылки из США иностранных граждан по подобным запросам? Практика, разумеется, есть. Но все же Ф.Гюлен – это исключительный случай с учётом того размаха деятельности, которую он ведет, и того влияния, которое он имеет на мусульманскую общину по всему миру.

Тут, правда, есть нюанс, который заключается в том, что Турции, провозгласившей борьбу с гюленистами по всему миру, чуть ли не главным приоритетом своей внешней политики, постепенно удается выдавливать Ф.Гюлена из различных стран мира. В первую очередь, из Африки и из Центральной Азии. То есть, из тех регионов, с кем Турция поддерживает плотные торгово-экономические и политические контакты.

Иными словами, бренд Фетхуллаха Гюлена потихоньку начал «протекать». Черный PR, которым активно занимается Турция по всему миру (для чего используется ресурс всех зарубежных дипломатических миссий страны и профессиональные лоббисты, в том числе, в США —  В.К.), введя в оборот термин «террористическая организация Фетхуллаха Гюлена» (ФЕТО), не может не приносить своих плодов. Понятно, что не таких, на какие она рассчитывает – в виде признания международным сообществом секты Фетхуллаха Гюлена в качестве «террористической организации».

Однако, все же Турция, в отдельных странах, постепенно выбивает из-под ног Ф.Гюлена почву. А почвой для беглого проповедника являются его образовательные учреждения по всему миру, где он и деньги зарабатывает и привлекает в свою секту новых сторонников, действуя в жанре акунинской «Азазели». Вне зависимости ни от чего, Фетхуллах Гюлен, как миротворец и интеллектуал, «продается» сегодня в мире заметно хуже, чем это было ещё лет десять назад. К его портрету Турции, все же, удалось добавить черных красок.

Так что, часть своей стоимости Фетхуллах Гюлен, как бренд, для США потерял. Однако, выдача из США в Турцию – это далеко не самый популярный шаг. Тем более, что каким бы ни был Фетхуллах Гюлен, но и президент Турции Р.Т.Эрдоган – мягко говоря, не самый популярный политик в США. Чтобы  администрация Д.Трампа, даже если соберется, выдала Фетхуллаха Гюлена Турецкой Республике. Появление Фетхуллаха Гюлена на турецкой земле крайне нежелательно для США и ещё, по крайней мере, по одной причине: за попыткой военного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года отчетливо прослеживается американский след. И Фетхуллах Гюлен является в этом деле ключевым свидетелем. Так что, выдавать его для США категорически неприемлемо, даже если он не несет, как прежде, «золотых яиц». По-прежнему, он остается под опекой американских спецслужб. И это ещё одна причина, почему отдавать его нельзя: даже если агенты теряют свое влияние, выдавать их нельзя.

Ещё есть тема сотрудничества с Ираном, за которое на американской скамье подсудимых оказались вице-президент банка Halk Хакан Атилла, а также иранско-турецкий предприниматель Реза Зарраб. Представляется, что к настоящему времени все, что американцы хотели от них добиться, они уже добились. И, в принципе, можно их, как турецких граждан, отдавать назад Турции – и это также в Анкаре будет воспринято, как внешнеполитическая победа Турции, добившейся от США освобождения своих.

Касательно сотрудничества с Ираном: значительную часть закупок своей сырой нефти Турция осуществляет именно в Исламской Республике Иран и заместить её для Турции является делом не самым простым. Турции, для нормального функционирования своего ТЭК, желательно сохранить свою нефтяную торговлю с Ираном, а ещё лучше получить возможность продолжать свое сотрудничество с ИРИ в нормальном режиме. Представляется, что для США никакого труда не будет составлять дать Турции ещё 6-месячный период на закупки нефти, с возможностью продления. Такой шаг администрация США всегда сможет объяснить как продиктованный заботой об экономике Турции, как страны, которая является «образцовым партнером» США на Ближнем Востоке. Главное, чтобы Турции, на критических поворотах истории, это реноме исправно подтверждала. Как в случае тех же С-400.

Есть ещё тема наращивания американо – турецкой торговли, в целом. Как заявил Дональд Трамп, по его мнению, текущий товарооборот может быть увеличен с 20 млрд долл. до 75 млрд долл.

Вот только, всем понятно, что не существует политических механизмов, которые бы прямо влияли на товарооборот, вызывая его резкий рост. Можно лишь создать определенные условия благоприятствования. А уже как на них отреагирует частный бизнес – это предсказать не всегда возможно и гарантии, в этом смысле, неуместны.

В этом смысле, США могут лишь повлиять на улучшение упоминаемости Турции в мировых СМИ, а также в международных кредитных рейтингах и/или рейтингах инвестиционной привлекательности. Однако, это – слишком длинная история и немедленного эффекта она иметь не может. Это, конечно, сигнал, на который могут откликнуться «горячие деньги» и потечь в Турцию, покрывая дефицит по текущим операциям, который является общим диагнозом турецкой экономики.

Станет ли от этого турецкой экономике легче? – Определенно, станет. Решит ли такой формат американо – турецкого сотрудничества какие-то системные, структурные проблемы для Турции? – Определенно, нет. Он даст лишь возможность турецкой экономике продолжить функционировать, в общем-то, в прежнем режиме. Находясь, по-прежнему, в зависимости от внешнего финансирования, как для своих текущих операций, так и для своих долгосрочных проектов, требующих кредитования.

Есть ещё одна тема, которая имеет для Турции в эти дни несомненную важность – это газовые месторождения Восточного Средиземноморья. Вот по этому вопросу Турция оказалась в стратегическом одиночестве против Кипра, Греции, Израиля, Египта, а также стоящих за их спиной ЕС и глобальных энергетических корпораций. Могут ли США усадить Кипр с Грецией и Турцию с Турецкой Республикой Северной Кипра за стол переговоров? Американцам такая задача вполне по силам.

Это, если можно так выразиться, были «пряники». Понятно, что большинство из этих вариантов для США, изначально, являются неприемлемыми. Тем более, что в каждом из них США придется делать явные шаги навстречу Турции. А вот этого американцы хотели бы избежать, тем более в канун президентских выборов  2020 года. Куда как проще, представляется, им было бы действовать исходя из принципа не «пряника», а «кнута».

Вот с «кнутом» у США – полный порядок. И используя его, администрация Дональда Трампа не рискует получить критику в свой адрес за излишнюю мягкотелость по отношению к такому непопулярному в «свободном мире» политику, как президент Реджеп Тайип Эрдоган.

В этом контексте, достаточно лишь вспомнить краткую историю борьбы американцев за освобождение турками из-под стражи американского гражданина и проповедника Эндрю Брансона. За весьма ограниченный отрезок времени, американцам удалось опустить турецкую лиру практически на 40%, даже близко не включая своего ресурса, а действуя очень точечно.

А тема С-400 – как минимум, ничуть не менее принципиальна для США, чем дело проповедника Э. Брансона. По состоянию на эти дни (то есть, после затяжных праздников Ураза – Байрам — В.К.) в Турции наблюдается даже определенное укрепление турецкой лиры по отношению к доллару: ранее турецкая лира уже пробивала отметку в 6,0 лир за 1 доллар США. По состоянию на 13 июня, курс лиры составляет 5,8 лир за 1 долл. То есть, речь идет даже о некотором укреплении позиций лиры.

Но это может оказаться затишьем перед бурей – наступлением на турецкую лиру по всем фронтам. Старт этому наступлению может дать применение по отношении к Турции Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций. Тот факт, что США выслали турецких пилотов из страны, проходящих подготовку по программе эксплуатации истребителей F-35, уже стал сигналом, что американцы «стоят в низком старте» для того, чтобы начать окончательное, решительное наступление на Турцию.

О каких санкциях в отношении Турции может идти речь? Понятно, что американская сторона все эти санкции туркам перечислила, в письме, касающемся высылки турецких пилотов из США. Остается только предполагать, о каких, конкретно, мерах идет речь. Выглядят эти рассуждения следующим образом:

Сложно представить себе введение со стороны США санкций по отношению к Турции по всему «периметру». Скорее, речь может идти о секторальных мерах воздействия – против отдельных лиц, сегментов экономики и компаний, которые, впрочем, будут иметь несомненный эффект и на турецкую экономику, в целом. Которая в эти дни характеризуется особой чувствительностью к внешним воздействиям из-за перевыборов мэра Стамбула.

Для начала, санкциям, просто по определению, должны быть подвергнуты турецкие официальные лица. Как в деле Эндрю Брансона, американские санкции были применены в отношении министра юстиции и министра внутренних дел – им был запрещен въезд в США, заморожены их американские активы (вряд ли, они были – иначе это стало бы широко известно -В.К.), также они стали персонами нон-грата для американских контрагентов. Санкции  с них были немедленно сняты после того, как Эндрю Брансон был освобожден.

В случае с С-400 первым и главным кандидатом на применение американских санкций станет министр национальной обороны Хулуси Акар. Помимо него, в список, со всей неизбежностью, должны попасть представители оборонного ведомства, курирующие турецкий ОПК.

Далее, следует прогнозировать, что американским санкциям будут подвергнуты государственные и частные компании турецкого ОПК – прежде всего, имеющие отношение к ракетным технологиям (допустим, Roketsan – В.К.). Однако, потенциальными кандидатами на то, чтобы также попасть в этот список являются такие известные турецкие предприятия, как Havelsan, TAI, MKEK, Baykar и т.д.

Иными словами, задача американцев может быть сформулирована следующим образом: в условиях, когда Турция идет на технологическое сотрудничество в сфере оборонно-промышленного комплекса с Россией, обеспечить международную изоляцию турецкого ОПК от внешнего мира и исключить полностью поставки западных технологий на турецкий рынок. В этом смысле также уместным бы смотрелось давление на Европу, направленное на сворачивание их технологического сотрудничества и проектов с Турцией (в любом случае, если турецкие компании попадут под санкции и европейцев будут заставлять отказаться от сотрудничества с ними — В.К.).

Иными словами, будет сорвана стратегическая задача, сформулированная президентом Турции Р.Т.Эрдоганом: а) по наращиванию независимости национального ОПК, и, что не менее важно, б) по наращиванию экспортных поставок продукции турецкой промышленности за рубеж.

Про то, что Турция будет исключена полностью из программы по созданию и производству истребителя F-35 и говорить не приходится. Более десяти турецких компаний участвуют в этом проекте и они, вполне, могут быть кандидатами на попадание в черный список США. За рамками того, что общие прямые финансовые потери турецкого бизнеса составят сумму около 12 млрд долларов.

Выдержит ли Турция подобное массированное давление? – До сих пор, турецкое руководство не давало повода усомниться в своих намерениях. Буквально ежедневно выступают турецкие официальные лица, которые заявляют о том, что Турция не аннулирует сделку. Однако, турецкие возможности не безграничны. И если Турция найдет «третий путь», который позволит ей не потерять свое лицо перед Россией и выторговать от США максимум «пряников», то она на это может пойти. «Третий путь» – это, выражаясь условно, системы С-400 «утопить» или переуступить третьей стране.

42.79MB | MySQL:92 | 1,236sec