Размышления об инциденте с танкерами в Оманском заливе

Американские военные выложили в открытый доступ видеозапись, на которой, по их утверждению, запечатлено, как лица с иранского корабля, принадлежащего Корпусу стражей исламской революции (КСИР), снимают неразорвавшуюся мину с борта танкера Kokuka Courageous («Кокука карейджес»), подвергшегося нападению в Оманском заливе. Об этом говорится в заявлении, которое распространил в четверг официальный представитель Центрального командования Вооруженных сил США (СЕНТКОМ) капитан Билл Урбан. К документу прилагалась соответствующая видеозапись. «В 16:10 по местному времени патрульный катер КСИР класса «Гашти» приблизился к танкеру Kokuka Courageous, и как можно было наблюдать, и это было зафиксировано на видео, они сняли неразорвавшуюся магнитную мину с борта Kokuka Courageous (видео прилагается)», — утверждается в заявлении. По словам Урбана, еще утром в четверг американские самолеты засекли вблизи второго атакованного судна Front Altair («Фронт Альтаир») катера КСИР. Позднее такие же катера, по утверждению американских военных, пытались приблизиться и к Kokuka Courageous, однако американский эсминец Bainbridge («Бэйнбридж») первый подошел к судну и взял на свой борт членов экипажа. После этого иранцы, по утверждению Урбана, все же подошли к танкеру и забрали неразорвавшуюся мину. Заявление СЕНТКОМ сопровождалось черно-белой видеозаписью и двумя цветными фотографиями с пометкой «рассекречено». На фотографиях, сделанных с борта американского эсминца Bainbridge, отмечены следы от пробоины в борту Kokuka Courageous, а также предмет, обозначенный как «вероятная мина». На видеокадрах, происхождение которых не поясняется, можно разглядеть, как некий катер с людьми приближается к борту танкера, напоминающего Kokuka Courageous, и останавливается у того самого места, где на фотографии была обозначена «вероятная мина». После этого люди производят некие манипуляции, и корабль отплывает обратно. В отличие от фотографий, на которых видна надпись Courageous на борту танкера, на видео прямо не указано, что это за судно. Ранее о наличии видео сообщил американский телеканал Си-эн-эн. По утверждению его источников из числа американских официальных лиц, запись была сделана с борта военного самолета США. По версии Си-эн-эн, иранский корабль приблизился к танкеру, несмотря на то, что в данном районе находились уже около четырех часов американский эсминец «Бэйнбридж», а также принадлежащие США беспилотник и самолет базовой патрульной авиации P-8 Poseidon. Прежде чем остановится на этом моменте, напомним кратко хронологию событий. Два танкера загорелись в четверг 13 июня в Оманском заливе, причины происшествия устанавливаются. Члены экипажа, среди которых были россияне, эвакуированы экстренными службами Ирана и доставлены в иранский порт Джаск. Госсекретарь США Майкл Помпео возложил ответственность за инцидент на Иран. Заявление Помпео поддержали Великобритания и Саудовская Аравия. Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, в свою очередь, отверг предъявляемые в адрес Тегерана обвинения. Танкер Kokuka Courageous, зарегистрированный в Панаме и принадлежащий японской транспортной компании, перевозил метанол из Саудовской Аравии в Сингапур. Судно Front Altair, принадлежащее норвежской компании Frontline («Фронтлайн»), под флагом Маршалловых островов шло с грузом нефтехимического сырья из ОАЭ на Тайвань. Иран несет ответственность за безопасность стратегически важного Ормузского пролива, через который транспортируется почти пятая часть потребляемой в мире нефти. Об этом официальный представитель иранского МИД Аббас Мусави заявил в пятницу, на следующий день после того, как в Оманском заливе два танкера подверглись атаке, в которой госсекретарь США Майкл Помпео обвинил Тегеран. «Мы несем ответственность за поддержание безопасности в [Ормузском] проливе, и мы спасли команды этих подвергшихся атаке танкеров в самый быстрый возможный срок», — приводит слова Мусави агентство Рейтер. «Обвинения государственного секретаря Майкла Помпео в отношении Ирана внушают обеспокоенность», — добавил он. Ормузский пролив соединяет Персидский залив с Оманским заливом. Через Ормузский пролив каждые сутки транспортируется 17,2 млн баррелей нефти, мировое потребление нефти в 2017 году составило около 100 млн баррелей в сутки, приводит Рейтер данные аналитической компании Vortexa.

Для начала отметим, что эпизод «со снятием мины» с танкера иранскими военными вызывает массу вопросов. Проще говоря, если брать это заявление за истину, то надо признать иранцев полными непрофессионалами. Осуществлять снятие установленной ранее ими самими мины с корабля на виду у американского самолета и эсминца в общем-то надо полагать большой глупостью. Если предположить, что иранцы ранее установили мину, то и снимали бы они ее максимально скрытно. В этой связи речь скорее всего идет о том, что иранские саперы пытались предотвратить другой взрыв. Но и эта версия имеет мало оснований по той причине, что никто не минирует суда выше ватерлинии, это делают водолазы и устанавливают такие изделия под днище. В противном случае такие мины очень легко визуально обнаружить, как во время их установки, так и в процессе движения. О минах мы еще поговорим, а пока отметим, что в данном случае неудивительно, что катера КСИР находились «поблизости» от места атаки, поскольку это зона ответственности иранцев. Тем более, с учетом сигналов о произошедшем нападении.

В этой связи американские эксперты указывают на то, что через полтора месяца после нападения с помощью магнитных мин  на четыре танкера у Фуджейры в районе Ормузского пролива произошло уже более осмысленное нападение. В этой связи опять же отметим, что никаких внятных подтверждений такой версии американцами представлено не было. Повторим, что в последнем случае все повреждения танкерам были нанесены выше ватерлинии, что практически исключает версию торпедной атаки, о которой почему-то все говорят уверенно, но без всяких на то оснований. То же самое касается и утверждений о причастности к инциденту йеменских хоуситов, которые опираются на иранскую поддержку. Нападение произошло недалеко от иранского побережья на подходе к Ормузскому проливу и на значительном расстоянии от зоны действия йеменских хоуситов, которые ранее несколько раз подвергали атакам эмиратские и саудовские военные корабли исключительно в Красном море. Американские военные практически исключают в этой связи их причастность к атаке. Просто в силу отдаленности их позиций от места атаки. Кроме того, согласно первоначальным сообщениям, при атаке были использованы серьезные изделия, такие как торпеды, противокорабельные крылатые ракеты или морские мины (в этой связи отметим очень интересный момент: на сегодня эксперты «Стратфора» полагают, что использование морских мин является самой маловероятной версией. Согласимся с этим, поскольку в этом случае надо предположить, что мины устанавливаются в процессе движения танкеров, что чревато расшифровкой, либо в портах загрузки в ОАЭ или КСА, что вызывает массу вопросов к системе безопасности там). При этом отметим, что тоже самое можно справедливо отнести и к версии использования торпед. Просто в силу характера повреждений.  Отсюда приоритетными орудиями поражения являются или дроны, или просто выстрел из РПГ в борт. Применение противокорабальной ракеты китайского производства, которые хоуситы используют в Красном море, привело бы сразу же к мощному взрыву и спасать было бы некого. Но в любом случае, даже с учетом того, что  хоуситы обладают такими видами вооружения, их базы находятся слишком далеко от места инцидента. Они просто физически не могут их незаметно доставить в этот район.  Иран, напротив, может легко нанести удар по таким целям, учитывая его территориальную близость и наличие соответствующего оружия. Естественно, по оценке американских аналитиков, это само по себе это не  указывает на Иран и не означает, что Тегеран предпринял прямые действия против танкеров у своего побережья. Для этого нужны новые данные. Именно место и характер инцидента подогрели дальнейшие спекуляции о прямом участии Ирана.  Правительство ФРГ в своем докладе по ситуации в Оманском заливе называет атаки на танкеры «серьезной провокацией», которая может привести к военному конфликту в регионе. Об этом в пятницу 14 июня сообщила газета «Бильд». По информации издания, в докладе эксперты кабмина ФРГ не исключают, что за нападениями стоят «неоднородные силы в иранском правительстве, которые заинтересованы в эскалации». Провокация, по оценке германских властей, «способна вызвать военный конфликт, который не может быть в интересах Ирана». В этой связи опять же отметим, что наличие таких сил по факту означает мятеж КСИР против верховного лидера ИРИ (рахбара), во что очень сложно поверить. Как и в то, что можно проводить такие акции без того, чтобы об этом не узнали контрразведка и иные спецслужбы Ирана. В этой связи можно предположить только три варианта.

  1. Тегеран абсолютно потерял чувство реальности и под угрозой экономических санкций пошел на крайние меры в рамках направления соответствующих сигналов международному сообществу. Или, проще говоря, пугая его блокированием или затруднением танкерных перевозок в этом регионе в случае продолжения санкций. Такой вариант означает игру «ва-банк», для чего пока нет весомых оснований. Даже уменьшение общего иранского экспорта нефти наполовину (по данным самих американских источников, которые не учитывают незадекларированные перевозки иранской нефти с выключенными транспондерами) сейчас не является такой причиной. Это сценарий был бы вероятным только в случае или прямых военных ударов по иранским целям, или в случае ареста американцами иранских нефтяных танкеров.
  2. Мы имеем дело с масштабной антииранской провокацией, которая с первого раза своего ожидаемого эффекта не принесла. Мы имеем ввиду эпизод с минированием танкеров в Фуджейре, который никто внятно доказать не смог. Отсюда пришлось повторить ситуацию уже более осмысленно, что исключает двусмысленность в трактовке происходящего. И соответственно сделать это с учетом безошибочного места проведения акции: оно должно четко указывать именно на иранцев, поскольку никаких иных сил, которые были бы способны провести такую операцию, в этом месте просто чисто технически нет.
  3. Это происки самих владельцев танкеров с учетом получаемой страховки. В этой связи мы бы предположили необходимость изучения финансового положения судовладельцев. По крайней мере, такие истории были очень сильно распространены в связи с нападениями сомалийских пиратов в свое время. Там очень много инцидентов были связаны  именно с сговорами между судовладельцами и пиратами.

 

Но если это все-таки политика, то простой вопрос: кому это было бы выгодно, кроме Ирана? Ответ пока очевиден — это либо Израиль, либо США, либо аравийские монархии. Во всех случаях мотив очевиден — полностью разрушить СВПД  и сделать Иран полным изгоем уже в глазах всего международного сообщества. Это задача-минимум, задача-максимум — спровоцировать военный удар по Ирану. Говорить об атаках мифической «Аль-Каиды»  (запрещена в России) в данном случае несерьезно. Ее там нет, у нее нет таких средств доставки. И самое главное  —  такие акции обязательно сопровождаются информационной составляющей, в противном случае в них нет смысла. В связи со сказанным исламистские террористы из «Аль-Каиды» могли в таком случае использоваться только спецслужбами КСА или ОАЭ. Тем более, что «Аль-Каида Аравийского полуострова» (АКАП) находится полностью под контролем УОР КСА, как и некоторая часть йеменских салафитов под контролем спецслужб ОАЭ. В этой связи отметим и тот момент, что в Ормузском проливе активно действуют и корабли ВМС ОАЭ. Практически два года назад  корвет ВМС ОАЭ затонул в Ормузском проливе, на что тогда Абу-Даби было наложен гриф «секретности». Корабль представлял собой более старую модель, чем класс Baynunah, составляющий львиную долю ВМС ОАЭ. Корвет тогда столкнулся  с супертанкером. Этот инцидент тогда всячески замалчивался властями ОАЭ, которые полагали, что он серьезно компрометирует репутацию Военно-морского флота. Одновременно тогда  Абу-Даби начал тайно искать международную компанию для проведения работ по подъему на поверхность оружия и боеприпасов, которые находились на борту корвета и утонуло вместе с ним на глубину около ста метров.

В любом случае американцы стараются сейчас выжать из этой ситуации максимум.   Госсекретарь США Майкл Помпео возложил ответственность за инцидент на Иран. Заявление Помпео поддержали Великобритания и Саудовская Аравия. Реакция Брюсселя пока является гораздо сдержанней.  Вашингтон считает, что нападения на танкеры в Оманском заливе демонстрируют реальную угрозу, которую представляет Иран для стабильности на Ближнем Востоке и в мире в целом. С таким утверждением выступил в четверг исполняющий обязанности постоянного представителя США при ООН Джонатан Коэн, выступая перед журналистами в четверг после состоявшихся в закрытом режиме консультаций Совета Безопасности ООН, проведенных по требованию США в связи с инцидентом в Оманском заливе. «Госсекретарь [Майкл] Помпео изложил цепь событий, которыми я поделился сегодня с Советом Безопасности и которые демонстрируют реальную угрозу, которую Иран представляет международным миру и безопасности», — сказал американский дипломат. «США продолжат усилия с целью дипломатическими и экономическими средствами вернуть Иран за стол переговоров. И Ирану следует прибегать к дипломатии, а не к террору и нападениям на торговые суда, инфраструктурные и дипломатические объекты», — продолжал Коэн, выразив надежду на продолжение дискуссии в СБ ООН по данной теме. И. о. постпреда США сделал упор на опасности подобных инцидентов для ситуации на Ближнем Востоке. «Ни одна гибридная группировка в регионе не обладает ресурсами и опытом, необходимыми для операций подобной степени сложности. Иран при этом обладает вооружениями, экспертным опытом и разведывательной информацией, чтобы совершить такое», — пояснил Коэн. «Иран делает то, о чем обещал», — сказал он, напомнив о том, что Корпус стражей исламской революции (элитное подразделение иранских ВС) пригрозил перекрыть Ормузский пролив для транспортировки нефти в другие страны в том случае, если США продолжат санкционную политику по отношению к Ирану. В ответ Пентагон заявил, что готов обеспечить свободу судоходства в этом регионе. В этой связи отметим ключевые темы этого выступления.

  1. Вашингтон не собирается воевать, а действовать чисто экономическими способами давления.
  2. Американцы настойчиво приглашают Тегеран к переговорам, что наталкивает на определенные размышления. Прежде всего с точки зрения того, настолько ли оптимистичными в реальности являются публичные оценки американских чиновников о том ущербе, которые уже нанесен санкциями иранской экономике? И самое главное — возможно американцы понимают, что долго выдерживать этот прессинг одновременно по всем направлениям они не смогут без ущерба своим собственным интересам. Настойчивые призывы к переговорам с иранцами с разных уровней американской администрации свидетельствует о том, что президенту США Д.Трампу нужен очередной дипломатический прорыв. Он не в состоянии играть в долгую, ему важен быстрый результат.
  3. Американский представитель указал сразу все те самые уязвимые моменты этой провокации, которые мы отметили ранее. Это место и средства поражения, которыми могут обладать только иранцы. При этом идет явный дисбаланс в показаниях разных американских ведомств. Госдеп придерживается первоначальной версии торпеды или ракеты, Пентагон взял сторону минирования, что вообще сомнительно по вышесказанным причинам. При этом также понятно, что единогласия в Совете Безопасности ООН по этому вопросу американцы и британцы не получат. Про позицию Москвы в данном случае говорить излишне. Здесь скажем про позицию еще одного члена СБ ООН Китая. Правительство Китая намерено развивать отношения с Ираном вне зависимости от изменений международной и региональной обстановки. Об этом в пятницу на встрече с президентом Ирана Хасаном Роухани на полях саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) заявил председатель КНР Си Цзиньпин. «Вне зависимости от изменений в международной и региональной обстановке, Китай намерен совместно с Ираном прикладывать усилия для поддержания стабильного развития китайско-иранских отношений всеобъемлющего стратегического партнерства», — приводятся слова главы государства в сообщении МИД КНР. «Китай поддерживает сохранение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. А также желает усилить координацию с Ираном в ООН, ШОС и других международных организациях для совместной защиты базовых норм международного права, принципов многосторонности, а также для отстаивания общих интересов развивающихся стран мира, в том числе КНР и Ирана», — указал Си Цзиньпин. И в данном случае важно то, что сказано это было как раз практически одновременно с произошедшим инцидентом. В этой связи без убедительных доказательств (а таковых пока нет) единогласия в СБ ООН с точки зрения осуждения Тегерана точно не будет. Рискнем предположить, что и в ЕС однозначного осуждения американцам добиться не получится. А собственно, если говорить о провокации, то ее целью по большому счету является как раз трансформация позиция Брюсселя по теме сохранения СВПД.
42.72MB | MySQL:87 | 0,731sec