Турецкие эксперты о финансировании ливанской «Хизбаллы»

Соединенные Штаты «не решатся вступить в войну с Ираном, потому что знают, что их интересы на Ближнем Востоке окажутся под угрозой». С таким заявлением, как сообщил телеканал «Аль-Маядин», выступил лидер шиитской партии «Хизбалла» шейх Хасан Насралла. В речи на массовом митинге в Бейруте он предупредил, что «войска и объекты США в регионе будут атакованы и уничтожены в случае развязывания войны». Как считает шиитский политик, «американская разведка осведомлена о реальном потенциале Ирана и поэтому приоритетным для администрации президента Дональда Трампа останется экономический бойкот Тегерана». Кроме того, по его словам, Трамп знает, что «в случае конфликта цены за баррель нефти возрастут до 200-300 долларов, а это поставит под угрозу его победу на выборах». Насралла также предупредил, что «конфликт в случае возникновения выйдет за пределы иранских границ и Израиль вместе с саудовским королевством заплатят за него цену». Он сообщил, что «Хизбалла» располагает достаточным числом ракет повышенной точности, которые поразят все значимые цели в Израиле». В этой связи отбросим восточную патетику и отметим только тот факт, что лидер ливанских шиитов  в принципе очень четко описал причины, по которым американцы на полномасштабную войну с Ираном сейчас не готовы, и что они будут делать в рамках воздействия на Иран в среднесрочной перспективе. И это прежде всего экономические санкции.  Министерство финансов США заблокировало в прошлом году связанные со странами — спонсорами терроризма активы на сумму в 216 млн долларов. Об этом говорится в опубликованном в среду 28 мая ежегодном докладе ведомства, направленном в Конгресс США. «Приблизительно 216,83 млн долларов активов, связанных с тремя странами — спонсорами терроризма были заблокированы в 2018 году в соответствии с принятыми Соединенными Штатами экономическими санкциями», — говорится в отчете. В 2017 году ведомство заблокировало 201,53 млн долларов активов Ирана, КНДР, Сирии и Судана, которые, по версии Вашингтона, являются странами — спонсорами терроризма. Так, США в 2018 году заблокировали активы Тегерана на сумму в 107,41 млн долларов (104,5 млн долларов в 2017 году), Дамаска — 35,07 млн долларов (33,63 млн долларов), Пхеньяна — 74,36 млн долларов (63,4 млн долларов). «В отношении Судана не зарегистрировано заблокированных активов», — говорится в документе. «Реализация программ по борьбе с международными террористическими организациями привела к блокировке на территории Соединенных Штатов активов на сумму, превышающую 46,1 млн долларов, на 31 декабря 2018 года», — отмечается в отчете. При этом в 2017 году этот показатель составил 43,6 млн долларов. Таким образом, США заблокировали в 2018 году активы, принадлежащие, в частности, террористической сети «Аль-Каида» (запрещена в РФ) на сумму в 6,4 млн долларов (7,4 млн долларов 2017 году), силам специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции Ирана, которые Вашингтон считает террористической организацией, — 15 млн долларов (14,5 млн долларов), ливанского шиитского движения «Хизбалла» — 11,6 млн долларов (9,8 млн долларов), палестинскому движению ХАМАС — 1,3 млн долларов (1,1 млн долларов), а также террористической группировке «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) — 657,7 тыс. долларов (251,6 тыс. долларов).   Особо отметим, что сумма заблокированных активов в общем-то выглядит предельно скромно. И в этой связи есть все основания полагать, что основные мероприятия по финансированию своих операций  тех же иранских служб и ее прокси-групп, типа «Хизбаллы», проходят по неведомым для американских финансистов каналам. При этом называть ливанскую «Хизбаллу» просто прокси-группой КСИР мы бы не стали. Это одна из системообразующих  партий ливанской политической системы, и все санкции в ее отношении надо рассматривать как откровенное давление на всю политическую элиту Ливана в целом. Собственно сам опыт становления «Хизбаллы» в качестве политической и военной силы дает нам очень наглядный пример того, как работает система конфессиональной опоры в различных частях мира и ближневосточного региона, которую сейчас исповедуют теоретики в иранском КСИР, и прежде всего это касается главы «Аль-Кудс» генерала К.Сулеймани. Именно они полагают, что успех иранского влияния в регионе можно обеспечить только за счет создания устойчивой и в основном моноконфессиональной системы (шииты) политического и военного влияния в той или иной стране.  Этот рецепт иранцы сейчас пытаются реализовать в Ираке, Йемене и Сирии. Именно глубокая инкорпорированность шиитской общины в политическую и военную систему той или иной страны стоит в основе такой стратегии. Но у такой системы есть один нюанс: это необходимость либо ее постоянной финансовой подпитки из Ирана, либо перевод ее на самофинансирование через вход таких шиитских групп и партий в ключевые сектора теневой и официальной экономики. «Хизбалла» в этом плане дает нам очень четкий пример такого исповедуемого иранцами симбиоза политической и военной силы влияния с соответствующими инструментами финансирования своей деятельности.

В связи с этим обратимся к аналитическому докладу турецкого исследовательского центра OMRAN, который собственно дает очень подробную картину основные финансовой деятельности этой группы. Первоначально, она оформилась и была сосредоточена на борьбе с израильской оккупацией (1982-2000), но затем  «Хизбалла» превратилась в мощную военизированную силу с присутствием в той или иной степени по всему ближневосточному региону. Сегодня эта поддерживаемая Ираном партия прочно закрепилась на всех уровнях ливанской политической системы, включая правительство (кабинет министров, различные государственные учреждения и парламент). От себя добавим, что «Хизбалла»  контролирует фактически все спецслужбы Ливана, за исключением одной. Турецкие аналитики отмечают, что одним из главных инструментов роста ее влияния стала регулярная финансовая поддержка ее со стороны Ирана. Аналитики Армии обороны Израиля  оценивают такой уровень поддержки в 2018 году в сумму  от 700 млн до 1 млрд  долларов. Сравним это с данными заблокированных американцами средств за этот же период времени — 43 млн долларов — и поймем, что система попыток Вашингтона предотвратить такую финансовую поддержку проиранских групп по региону Ближнего Востока не работает. Отсюда и совершенно логичный вывод и алгоритм действий Вашингтона на этом направлении: ударить санкциями по самому источнику поступления таких денег, то есть по иранской экономике.

Но в данном случае надо учитывать и еще один момент: та же «Хизбалла» диверсифицирует свои доходы как за счет законного, так и незаконного финансирования. В последние годы скандалы с наркотиками и отмыванием денег были связаны с эмиссарами этой партии в Южной Америке, США, Европе и Африке. В Ливане сообщения СМИ и интервью с членами «Хизбаллы» указали на причастность фигур, аффилированных с этой партией, к скандалам с наркотиками и отмыванием денег, а также участием в различных секторах «серой экономики». В этой связи турецкие эксперты отмечают два момента, которые связаны с торговлей наркотиками ливанскими шиитами.

  1. По данным самих бывших эмиссаров «Хизбаллы», члены партии участвовали в наркотрафике прежде всего с целью получения разведданных через ливанских наркоторговцев и их коррумпированных связей из числа израильских военных в отношении израильских целей в Южном Ливане и на границе. При этом эти операции назывались в партии термином «наркотик для разведки».
  2. Сама «Хизбалла» не участвовала в таких операциях контрабанды наркотиков ни в Ливане, ни в мире. За исключением нескольких ситуаций, «Хизбалла» косвенно связана с этой незаконной деятельностью через своих сторонников и доноров, но не напрямую.  Наконец, члены «Хизбаллы», непосредственно связанные с незаконной деятельностью в Ливане, часто используют схему  официально дистанцированных от партии  «свободных деловых агентов».

Отметим, что одним из главных мест в докладе турецких аналитиков уделяется алгоритму действий иранцев в рамках инкорпорирования «Хизбаллы» в систему социальной и медицинской инфраструктуры Ливана, что рассматривается как один из главных инструментов приобретения лояльности местного населения. Прячем не только шиитов. С помощью Ирана «Хизбалла» построила сеть социальных служб и высокоорганизованную систему медицинского и социального обслуживания под эгидой своего социального подразделения, подразделения образования и Исламского подразделения здравоохранения. Социальное подразделение «Хизбаллы» включает в себя четыре организации: «Фонд строительства» («Джихад аль-Бинаа»), «Фонд мучеников», «Фонд раненных» и «Комитет поддержки Хомейни». И этот факт сам по себе дает партии очень серьезный уровень народной поддержки. Например, в начале 2000-х годов «Фонд строительства»  доставил воду примерно 45 процентам жителей южных пригородов Бейрута и руководил восстановительными работами в южных пригородах после войны 2006 года с Израилем. Согласно интервью с  обозревателем Annahar и экспертом по досье «Хизбаллы» Брахимом Бейрамом,  именно Иран предоставлял «Хизбалле» на эти цели 200-300 миллионов долларов в год. Однако в 2017 году, ЦАХАЛ оценил эти суммы в  830 млн долларов в год,  включая финансирование  расширения операций ливанской «Хизбаллы» в Сирии, где на тот момент находились более 7000 ливанцев. При этом львиная доля этой суммы шла на выплату жалования бойцам, а также страховок семьям погибших и раненых. Эта цифра, по оценкам турок, с того времени  значительно снизилась, что связывается со снижением эскалации конфликта в Сирии и степени участия в нем ливанцев, а также с связи с началом санкционного прессинга США на Иран. Источник, близкий к боевикам «Хизбаллы», сказал авторам доклада, что «помимо финансирования Ираном, «Хизбалла» диверсифицировала сейчас свои денежные потоки и пытается быть более автономной в финансовом отношении». Этим обстоятельством можно объяснить рост обвинений в адрес «Хизбаллы» в причастности к незаконным формам экономической деятельности в последнее время. По словам доктора Дэвида Ашера, старшего научного сотрудника американского «Фонда защиты» программа «наркотики для разведки» «Хизбаллы» сейчас трансформировалась  в  программу «наркотики для прибыли». «Хизбалла» в партнерстве с латиноамериканскими картелями и военизированными группировками теперь оценивается экспертами как «один из самых основных игроков в организации наркотрафика  из Южной и Центральной Америки в Западную Африку и в Европу и, возможно, крупнейшая в мире организация по отмыванию денег».

 

Международная незаконная деятельность «Хизбаллы»

 

Партия опирается в этом контексте на разветвленную глобальную сеть своих ячеек, занимающихся различными незаконными видами деятельности. Большая часть этих усилий сосредоточена в Латинской Америке. Незаконная деятельность «Хизбаллы» в Южной Америке в основном сконцентрирована на следующих направлениях. Через сторонников внутри  обширной  шиитской колонии  в ряде ключевых районах (такие как tri-border area (TBA) Парагвая, Бразилии и Аргентины, а также на границе между Колумбией и Венесуэлой) партия осуществляет масштабные операции по незаконному обороту наркотиков в Латинской Америке. Там же шииты, по данным местных правоохранительных органов, широко задействованы в операциях по контрабанде и и отмыванию денег.

В ТВА 2004 году один из местных шиитских коммерсантов  Асад Баракат был квалифицирован Министерством финансов США как «один из наиболее видных и влиятельных членов «Хизбаллы» в этом районе».  Импортно-экспортный магазин Бараката в торговом центре Galeria Page в Парагвае продолжает использоваться для различных незаконных операций, начиная от поддельных валютных операций до наркотрафика. Еще одним эмиссаров партии в этом районе был арестованный бразильской полицией в 2006 году  Фарук Омейри, который являлся главным координатором контрабанды кокаина.  Считается, что он действовал в качестве регионального координатора «Хизбаллы» и был вовлечен в торговлю наркотиками между Южной Америкой, Европой и Ближним Востоком. В Парагвае в 2010 году был арестован Мусса Али Хамдан за оказание материальной поддержки «Хизбалле» через организацию продажи поддельных товаров, денег,  паспортов,  пиратских компакт-дисков и DVD-дисков. При этом полученные таким образом финансы переводись затем  на банковские счета в Турции и Сирии, принадлежащие людям, связанным с «Хизбаллой». В мае 2018 года Foreign Policy сообщил, что парагвайские власти провели рейд в обменном пункте  в Сьюдад-дель-Эсте, в рамках которого был арестован его владелец Надер Фархат. Этот момент интересен тем, что он дает представление о размере отмываемых сумм. Бархату инкриминировалось участие в схеме по  отмыванию  1,3 млн долларов, а сам он был квалифицирован  как  член  филиала  органов внешней безопасности «Хизбаллы», которая отвечает за управление операциями по незаконному финансированию и обороту наркотиков за рубежом.

В Венесуэле в 2008 году Министерство финансов США ввело санкции в отношении сторонника «Хизбаллы» Гази Наср ад-Дина, бывшего временного поверенного в делах посольства Венесуэлы в Дамаске. «Хизбалла» установила  через него дружественные и тесные отношения с правительством Венесуэлы во главе с Уго Чавесом, которое эволюционировало сейчас «в тесное идеологическое и деловое партнерство». В этой связи указывается, что «ряд студентов и молодых людей из Ливана отправились [в Венесуэлу] для участия фестивалях, конференциях и семинарах. При этом ряд  консультантов Чавеса посещали штаб-квартиру «Хизбаллы» в Бейруте». По оценке американской разведки, Венесуэла сейчас выступает в качестве безопасного рая и источника финансирования «Хизбаллы».  Последние такие обвинения прозвучали в феврале с.г., что было связано безусловно с внутренним политическими кризисом в Венесуэле.  Венесуэла не поддерживает никаких отношений с ливанским шиитским движением «Хизбалла». Об заявил 8 февраля  журналистам президент латиноамериканской страны Николас Мадуро. «У нас нет никаких отношений с «Хизбаллой», но здесь в Венесуэле живет много ливанцев. Венесуэла сама в состоянии себя защитить, она не нуждается ни в каких вооруженных группах для своей обороны», — подчеркнул глава государства. За два дня до этого госсекретарь США Майкл Помпео в среду обвинил иранские власти в оказании влияния на жителей Венесуэлы и других стран Южной Америки. Дипломат заявил об активности ливанского шиитского движения «Хизбалла» в том числе в регионе. Но эти обвинения звучали и ранее. В 2015 году ABC International сообщила, что упомянутые выше Гази Наср ад-Дин поддерживал тесные отношения с Тареком Айссами,  бывшим вице-президентом Венесуэлы, которого США обвинили в содействии поставкам наркотиков из Венесуэлы и незаконном обороте наркотиков. В 2009 году Наср ад-Дин также был связан с транспортировкой 400 килограммов кокаина из Венесуэлы в Ливан через Дамаск, который  перевезла компания Conviasa. По данным испанских спецслужб, группа членов «Хизбаллы» была очень тесно инкорпорирована в группировку Наср ад-Дина и занималась наркоторговлей при покровительстве Айссами.

В Колумбии в 2008 году американские и колумбийские следователи ликвидировали международную сеть по контрабанде кокаина и отмыванию денег, которая якобы использовало часть своей прибыли для финансирования «Хизбаллы». В центре этой схемы стоял криминальный авторитет в Боготе по  по имени Чекри Харб, который имел псевдоним «Талибан». По данным LA Times, группа Харба заплатила «Хизбалле» 12% от общей суммы  прибыли, большую часть наличными. При этом родной дядя Харба был идентифицирован как один из серьезных руководителей ливанской «Хизбаллы».  В декабре 2011 года власти США обвинили ливанского наркобарона Аймена Джумаа, действующего из Медельина, Колумбия, в организации контрабанды кокаина в США и   отмывания более  250 млн долларов для мексиканского наркокартеля Los Zetas. Джумаа  работал по крайней мере с девятью другими людьми и 19 организациями, по отмыванию доходов, связанных с наркотиками из Мексики, Европы, Западной Африки и Колумбии через ливанский банк. Американское расследование также связало схему отмывания для обмена еще с одним  ливанско-канадским банком.  Связь между Айменом Джумаа и «Хизбаллой» была сделана на основании отслеживания движения финансовых средств до банков и структур в Ливане, которые аффилированы с этой партий и тем фактом, что Джумаа не скрывал своих связей с этой партией. Джумаа отмывал в среднем 200 млн долларов в месяц для наркокартелей. На основе этого и иных случаев известно, что посредники «Хизбаллы» берут 15-20% за свое посредничество в рамках операций по отмыванию денег. Таким образом,  только операция Джумаа  генерировала этой партии более 400 млн долларов в год. При этом следователи полагают, что значительная часть этих средств была отмыта через сервисы по продаже поддержанных автомобилей, которые держат ливанцы-шииты от  Соединенных Штатов до Западной Африки. Согласно докладу Министерства финансов США, люди, близкие к «Хизбалле», как полагают, связаны с наркобизнесом и операциям по отмыванию денег, в ходе которых финансы наличными сначала  перевозились  в Того и Гану, а затем в   Бенин. После этого  они самолетом отправляются в Ливан. «Хизбалла» сначала помещает эти суммы через свои фирмы на депозиты ливанских банков, а затем переводят их на счета ряда ливанско-канадских банков. Оттуда они уже попадают в США и легализовываются в рамках бизнеса по продаже поддержанных автомобилей, бензоколонки  и рестораны.

В 2009 году 17 человек были арестованы на Кюрасао по подозрению в причастности к контрабанде наркотиков и связей с «Хизбаллой». Полиция подчеркнула, что некоторые из полученных доходов направлялись через  ближневосточные банки на поддержку групп, связанных с «Хизбаллой» в Ливане. Количество конфискованных сотрудниками полиции наркотиков было значительным и включало в себя  две партии кокаина в 2000 килограммов. Эти наркоторговцы использовали грузовые суда и скоростные катера для импорта наркотиков из Колумбии и Венесуэлы через  Африку в Европу.

Согласно докладу Министерства финансов США, в 2009 году иммиграционная и таможенная службы  раскрыли серию преступных схем «Хизбаллы» в США в рамках продажи  украденных ноутбуков, паспортов, игровых консолей и поддельной валюты. В июле 2015 года гражданин Ливана Али Хасан Мансур был арестован по обвинению в рамках отмывания денег наркобизнеса. Расследование назвало Мансура ключевой фигурой в рамках проведения этих операций  в интересах ливанской «Хизбаллы».  Интересно, что более ничего внятного американским следователям получить не удалось, в связи с чем о реальном положении дел в рамках присутствия «Хизбаллы» в США ничего не известно.

 

В Европе в январе 2016 года в результате рейдов в рамках операции «Кедр» по пресечению деятельности ячеек «Хизбаллы» во Франции, Германии, Италии и Бельгии было арестовано более десятка лиц, причастных к международной преступной деятельности, такой, как незаконный оборот наркотиков и  отмыванию денег.  По оценке исследователей, эта операция «Кедр» — еще один случай, который непосредственно связал руководство «Хизбаллы» и криминал. Правда никаких внятных доказательств этого так представлено и не было. В этой связи отметим, что ФБР США в 2008 году стало реализовывать проект  Cassandra с целью вскрыть  незаконные финансовые потоки «Хизбаллы». Проект показал, что поставки кокаина  из Латинской Америки в Западную Африку и далее в Европу и на Ближний Восток, а также  через Венесуэлу и Мексику в США –  были подключены к операциям ливанцев по отмыванию полученных таким образом средств. В основном они были легализованы через схемы продажи подержанных автомобилей в США, которые затем были отправлены в Африку. ФБР считает, что за десять лет сеть «Хизбаллы» собирала  1 млрд долларов в год от торговли наркотиками и оружием, отмывания денег и другой преступной деятельности. В этой связи снова отметим, что все эти цифры носят характер догадок, но не юридически легализованных данных. Общий вывод из приведенных данных прост — партия не занимается торговлей наркотиками, а в основном специализируется на отмывании полученных в результате наркотрафика средств. Это в лучшем случае.

 

Легализованное финансирование «Хизбаллы».

Партия полагается не только на незаконную торговлю для финансирования, поскольку она также имеет доходы от легального бизнеса в Ливане и Африке. ««Хизбалла» использует подставных лиц для легального бизнеса в рамках организации сети автосервисов, бензоколонок  внутри Ливана и торговой деятельности в Африке», — сказал источник, близкий к партии. В последние годы связанные с «Хизбаллой» компании стали мишенью американских правоохранительных органов.  В 2018 году Минфин США ввел санкции в отношении шести физических лиц и семи организаций в соответствии с Указом (E. O.) 13224,  который направлен на борьбу со спонсорами терроризма. В этот список попали граждане Ливана Мухаммед Кансу, Али Мухаммед Кансу, Иссам Ахмад Саада и Набиль Махмуд Асаф, а также проживающие в Ираке  Абдула Латиф Саада и Мухаммед Бадр-аль-Дин за действия в интересах или от имени члена и финансиста «Хизбаллы» Адама Табаджи или его компании Al-Inmaa Engineering and Contracting. США также ввели санкции в отношении  действующих в Сьерра-Леоне группу «Голубая лагуна» и рыболовную компанию  Kanso в Гане как аффилированные структуры с Golden Fish S. A. L. (оффшор в Ливане), который  контролируется Али Мухаммедом Кансу. DEA идентифицировал Адама Табаджу как одного из самых главных эмиссаров экономического блока  «Хизбаллы», который контролирует активы партии в области недвижимости, туризма и строительства.   Дочерние компании  Табаджы, как полагают, сейчас активно работают в рамках контрактов  по разработке нефтяных месторождений и строительстве в Ираке. Источник, близкий к членам «Хизбаллы», сообщил авторам доклада, что помимо автомобилей, строительной деятельности, организация также участвует в торговле алмазами и золотом в Африке. При этом партия через своих эмиссаров активно торгует алмазами  в Европе, особенно в Антверпене. Алмазы и торговля — не единственный бизнес, в котором участвуют члены «Хизбаллы». В 2012 году Агентство Reuters сообщило, что Демократическая Республика Конго предоставила лесохозяйственные концессии компании «Транс-М», которая попала под санкции США за то, что была подставной компанией «Хизбаллы». Reuters пояснил, что концессии охватывали 25-летнюю аренду сотен тысяч гектаров тропических лесов в центральноафриканской стране. «Этот проект  способен генерировать сотни миллионов долларов доходов в течение 25 лет, если будет полностью реализован», — заявили эксперты Reuters. «Транс-М» контролировал ливанский бизнесмен Ахмед Таджуддин, который также является владельцем Congo Futur (специализируется на переработке леса).

В этой связи турецкие исследователи вновь подчеркивают, что в большинстве случаев не было получено убедительных доказательств того, что участие в криминальной деятельности является целенаправленной политикой руководства партии. На местном уровне в Ливане члены «Хизбаллы», как представляется, принимают непосредственное участие в преступных схемах, включая торговлю наркотиками, рэкет, производство фальшивых денег и лекарств, как с ведома, так и без ведома высшего руководства. С момента своего создания, «Хизбалла» использует наркоторговцев, чтобы решать разведывательные и военные задачи. Было известно, что «Хизбалла» нанимает наркоторговцев для продвижения своих политических интересов, используя свой контроль над ливанской долиной Бекаа, в рамках получения разведданных в отношении израильских целей. Организация предоставляла наркоторговцам политическую защиту до тех пор, пока они обеспечивали сбор развединформации об Израиле. На протяжении многих лет ряд израильских военных офицеров были обвинены в контрабанде наркотиков или торговле ими из Ливана и предоставлении информации для «Хизбаллы». «Хизбалла» также полагалась на наркоторговцев для вербовки агентов среди израильтян. По данным авторов доклада,  на сегодня  участие «Хизбаллы» в торговле наркотиками в Ливане больше не определяется исключительно политическими или военными интересами. Источники объясняют, что сегодня некоторые командиры «Хизбаллы» используют прибыльный рынок наркотиков исключительно в интересах своей личной выгоды. Это произошло по мере роста влияния организации в последнее время с  консолидацией ее власти в Ливане в 2006 году и ее вступлением в сирийскую войну в 2011 году. ««Хизбалла закрывает глаза на плантации наркотиков вокруг своих тренировочных лагерей и наркоторговцев, что  обеспечивает ей значительные финансовые поступления. Но сами они наркотики не выращивают, не изготовляют и не транспортируют», — сказал источник, близкий к членам организации на условиях анонимности. Ливанской армии уже давно предписано не приближаться к местам, где «Хизбалла» дислоцируют свои тренировочные лагеря в Бекаа, которая является центром производства наркотиков в Ливане. Командиры «Хизбаллы» также содействуют экспорту  наркотиков через порт Бейрута в страны Персидского залива. Война в Сирии была еще одним финансовым благом для командиров «Хизбаллы», прежде всего с точки зрения захваченного там оружия и перепродажи его на черном рынке. Это способствовало  снижению цен на стрелковое оружие  на ливанском черном рынке. Источники, близкие к «Хизбалле», признают, что ее членам за участие в гражданской войне обещаны прибыльные контракты в Сирии, в частности, в Хомсе и Алеппо. Иногда через членов «Хизбаллы» ливанские бизнесмены получают эти контракты в обмен на долю прибыли. Такие же события разворачиваются в районах Сирии, находящихся под контролем «Хизбаллы», таких как Дахия. Командиры «Хизбаллы»  также  задействованы в параллельной экономике обеспечения сирийского населения электроэнергией, спутниковой связью и водой.

В этой связи авторы доклад делают вывод о том, что хотя Запад обвиняет «Хизбаллу» в коррупции и причастности к преступной деятельности, не похоже, что это имеет большое влияние на  базу народной поддержки организации. При этом санкции в большей степени носят ограниченный характер, с учетом того, что  партия в небольшой степени  прибегает к официальной финансовой системе.  Высокопоставленный источник в ливанском государственном финансовом учреждении пояснил, что  Центральный банк Ливана применил жесткие меры, чтобы предотвратить использование «Хизбаллой» банковского сектора. При этом это имеет очень слабое влияние на использование партией своих официальных структур в строительстве, аренде автомобилей, и продаже предметов роскоши. Похоже, что на вопрос сокращения доходов организации в большей степени влияет снижение уровня прямой финансовой помощи из Ирана, а не попытки пресечь ее легальную и криминальную преступную деятельность. И эта ситуация напрямую связана с режимом санкций против Тегерана в его углеводородном секторе.  Американские санкции в отношении энергетического сектора Ирана лишили власти в Тегеране доходов, значительно превышающих 10 млрд долларов. Такие данные привел в понедельник 17 июня госсекретарь США Майкл Помпео. Он выступил перед журналистами в Госдепартаменте США с заявлением о том, что Вашингтон принял решение не выводить с начала мая другие страны из-под действия американских ограничительных мер, нацеленных на нефтяной сектор Ирана. «До 40% доходов режима [в Тегеране] обеспечивает продажа нефти. Это главный источник наличности для режима. До того, как наши санкции начали действовать, Иран получал ежегодно до 50 млрд долларов в виде нефтяных доходов», — сказал руководитель внешнеполитического ведомства США. «В целом на сегодняшний день наши санкции, как мы считаем, лишили режим более чем 10 млрд долларов», — отметил Помпео. «Режим использовал бы эти средства для поддержки таких террористических группировок, как ХАМАС и «Хизбалла», а также продолжения ракетных разработок вопреки резолюции Совета Безопасности ООН 2231 и обострения гуманитарного кризиса в Йемене», — утверждал шеф американской дипломатии. В данном случае можно спорить о сумме снижения доходов иранского бюджета и корреляции этой цифры с вопросами финансовой помощи ливанский союзникам. Но очевидно на сегодня одно — Тегеран безусловно снизил уровень своей прямой финансовой поддержки «Хизбаллы», что многие обозреватели напрямую связывают не столько с санкциями и потерями от падения нефтяного экспорта, сколько с тем фактом, что ливанцы резко сократили степень своего участия в сирийском конфликте. Они в основном сейчас сконцентрированы на ливано-сирийской границе. Соответственно снизились и издержки иранцев с точки зрения выплаты зарплат ливанцам, а также покрытия страховок членам семей погибших и раненых.

42.99MB | MySQL:92 | 1,177sec