Американские эксперты о глубинных причинах охлаждения отношений между Турцией и США

Сенат Конгресса США в четверг 27 июня одобрил проект американского военного бюджета на 2020-й финансовый год (начинается в США 1 октября — прим. ТАСС), который предусматривает запрет на передачу Турции истребителей-бомбардировщиков F-35 в случае получения ею российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400. Как отмечается в документе, инициатива «запрещает выделение средств [из бюджета США] на передачу самолетов F-35 или соответствующего оборудования и интеллектуальной собственности» Анкаре, пока министр обороны и госсекретарь США «не подтвердят, что Турция не приняла поставки ЗРС С-400 Российской Федерации и обеспечила надежные гарантии того, что не будет делать этого в будущем». Аналогичный запрет включен и в версию оборонного бюджета, которая рассматривается в Палате представителей Конгресса. После принятия этой инициативы конгрессменами законодателям обеих палат потребуется согласовать детали обоих проектов. Первые сообщения о переговорах России и Турции о поставках С-400 появились в ноябре 2016 года. Факт заключения контракта был подтвержден российской стороной 12 сентября 2017 года. Как сообщил в декабре 2017 года генеральный директор компании «Ростех» Сергей Чемезов, стоимость поставки Анкаре систем С-400 составляет 2,5 млрд долларов. Турция — первое государство — член НАТО, которое получит от России ЗРС подобного класса. США предпринимают активные попытки не допустить покупки Турцией С-400. Ранее Вашингтон уже предупреждал Анкару, что в случае приобретения этих систем вооружений США могут отказать Турции в продаже F-35. С-400 «Триумф» — ЗРС большой и средней дальности, предназначенная для уничтожения авиации, крылатых и баллистических ракет. С-400 может применяться и против наземных объектов. Турция заказала у США к настоящему времени 30 самолетов F-35 из возможных 100. F-35 — это многоцелевая боевая машина пятого поколения, спроектированная с использованием технологии уменьшения заметности и способная нести ядерное оружие. Вместе с США в проекте ее создания принимают участие восемь стран: Австралия, Великобритания, Дания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия и Турция. Кроме того, эти самолеты покупают Израиль и Япония.  Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выразил мнение, что американский лидер Дональд Трамп знаком с причинами, по которым Анкара приняла решение закупить у РФ зенитные ракетные системы С-400 «Триумф». Об этом он заявил в опубликованном в четверг в преддверии саммита G20 в Осаке японской газете «Никкей».  Президент Турции вновь напомнил о возможности прибытия Трампа с визитом в Турцию в июле этого года и отметил, что хозяин Белого дома прекрасно осведомлен о причинах, лежащих в основе турецкого решения закупить российские С-400. «Господин Трамп знает, <…> зачем нам нужна эта система и каким образом мы пришли к пониманию [необходимости закупки российских С-400]», — указал турецкий лидер. Эрдоган также пригрозил Соединенным Штатам обратиться в международные инстанции в случае отказа Вашингтона выполнять условия соглашения, по которому он должен поставить Анкаре истребители-бомбардировщики пятого поколения F-35. «Мы уже заплатили им [США] 1,25 миллиарда долларов за участие в проекте F-35, — напомнил президент Турции. — Если они совершат такой неправильный шаг (Вашингтон откажется поставлять Анкаре F-35 — прим. ТАСС), то мы обратимся в международный арбитражный суд с целью вернуть уже потраченные деньги». Отвечая на вопрос о возможном введении Соединенными Штатами санкций в связи с приобретением С-400, Эрдоган указал на невозможность применения рестрикций по закону. «[Принятый в США в августе 2017 года закон] CAATSA («О противодействии противникам Америки посредством санкций») не может быть применен в отношении к Турции из-за того, что мы пошли на этот шаг [заключили договор с РФ о закупке ЗРС С-400] перед тем, как CAATSA вступил в силу». Агентство Блумберг 19 июня информировало, что администрация США рассматривает возможность введения рестрикций в отношении Турции в ответ на планы Анкары закупить у России ЗРС С-400.

В связи с вышесказанным и предысторией вопроса видимо надо полагать, что окончательную точку в этом вопросе поставит возможная встреча двух президентов на полях G20, а совсем не возможный визит Д.Трампа в Турцию в июле. В связи с динамикой развития этой ситуации с покупкой Анкарой С-400 рискнем высказать мнение о том, что такой визит вообще стоит под большим вопросом, и его судьба сейчас целиком зависит от того, как поговорят или нет Д.Трамп с Р.Эрдоганом в Осаке.  Собственно точек соприкосновения или тем, которые надо срочно решать, в Вашингтоне помимо С-400 и бурения на шельфе Кипра просто отсутствуют. Ситуацию с  С-400 в данном случае надо рассматривать безусловно шире, чем просто оружейная сделка (в конце концов была продажа С-300 члену НАТО Греции в свое время, что никаких волнений не вызвало). В этой связи американцы полагают, что нынешняя драка по вопросу покупки С-400 стало только кульминацией давно зревшего кризиса в двусторонних отношениях.  Турецкое вторжение на Кипр в 1974 году, американское вторжение в Ирак в 2003 году и, в последнее время, американская поддержка курдских «Сил народной самообороны» (СНС)  в Сирии были лишь звеньями такой негативной хронологии событий. На повестке дня американо-турецких отношений много проблемных вопросов, главными из которых надо полагать: а) полное несогласие Анкары по американскому алгоритму действий в Сирии, и наоборот; б) тема живущего в США имама Ф.Гюлена, которая носит для Р.Т.Эрдогана характер личного вызова. К этому же можно отнести и тему «спора хозяйствующих субъектов» в отношении бурения на шельфе Кипра, но это уже частности. Таким образом, тему С-400  надо рассматривать только как верхушку айсберга. И главное противоречие в данном контексте стоит лично в персоналии самого Р.Т.Эрдогана, который является безусловно «токсичным» персонажем и для США, и для ЕС.

Учитывая все эти моменты, отметим, что американские эксперты в настоящее время фактически солидарны в оценке ситуации и ее перспективах. По их оценке, маневры Турции  со своим самым важным союзником по НАТО, Соединенными Штатами, подходит к концу. Турция продолжает настаивать на том, что она примет поставку  С-400 в следующем месяце; Соединенные Штаты заявляют, что наложат санкции на Турцию, если она это сделает. Будь то использование положений Закона «О санкциях против противников Америки» (CAATSA) или прекращение участия Турции в высокотехнологичной программе истребителей-невидимок F-35, США могли бы использовать ответные варианты, которые нанесли бы ущерб экономике Турции. При этом они указывают на то, что  внутренние политические соображения Турции, скорее всего, делают какой-то компромисс между сторонами фактически маловероятным сценарием. В этой связи угроза США привести в действие какие-то ответные меры вряд ли смогут убедить Анкару отказаться от покупки С-400, что автоматически создает новые риски для и без того нестабильной экономики Турции. Для обеих стран на карту в этой связи поставлены глубокие интересы. Непосредственная причина покупки С-400 (и на это собственно и намекал Р.Т.Эрдоган в своем вышеприведенном интервью) связана с тем, что ранее Анкара и Вашингтон не смогли договориться о продаже американских ракетных комплексов Patriot Турции, которая начала настаивать на приобретении системы ПВО частично для самообороны, в том числе и в рамках своего участия  в гражданской войне в Сирии.  Но после того, как Турция отказалась от условий сделки Patriot, она начала рассматривать другие предложения в тендерном процессе, в конечном итоге выбрав российскую систему. Это решение оставило затяжное чувство недоверия между Турцией и Соединенными Штатами, подпитывая желание Анкары диверсифицировать своих поставщиков оружия. В этой связи отметим один важный момент. Попытки Анкары купить современную систему ПРО начались задолго до гражданской войны в Сирии. Гражданская война там лишь стала дополнительные стимулом для этого. Мы имеем ввиду события 2013 года, когда Анкара фактически договорилась с Пекином о  покупке и производстве компонентов китайской ПРО. Но в 2015 году Турция решила отменить сделку с Китаем по покупке китайской системы противоракетной обороны, и сделано это было символично во время саммита стран НАТО в Турции. Китай с Турцией договорились о миллиардной сделке еще в 2013 году. Предварительно контракт на покупку китайской ПРО оценивался в 3 млрд долларов. Тогда же США и страны ЕС  высказали озабоченность тем, что технологии китайской системы могут не совместиться с технологиями, которые используют страны блока НАТО. Два года турецкие власти раздумывали над вопросом покупки китайской ПРО, учитывая предостережения западных стран. И вот Турция решила тогда отменить сделку с Китаем и начать разработку своей собственной системы противоракетной обороны. В реальности дело обстояло немного иным образом: ЕС обещала свою поддержку в рамках приобретения своей ПРО с передачей соответствующих технологий, а США — продать свою систему «Пэтриот». И Р.Т.Эрдогана банально обманули, что он конечно не простил. Но сам факт разворота его в этом вопросе сам по себе очень знаков: он демонстрирует нам то, что ситуация с однополярным миром реально трансформируется.

Сама по себе эта история является лишь частью объяснения поведения Турции. Для Анкары покупка С-400 является важным шагом к модернизации ее отношений с Россией, сотрудничество с которой становится все более важным для Турции. Все больше и больше эти отношения имеют значение в рамках политики  безопасности и стратегии, поскольку позиция Москвы имеет решающее значение для достижения Анкарой своих целей в Сирии. Покупка российского оружия также помогает Турции выполнять свою долгосрочную стратегию диверсификации поставок оружия и получать выгоду от передачи технологий от других партнеров, помимо Соединенных Штатов, учитывая их постоянные разногласия по поводу политики и стратегии. Для Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР) покупка российской системы вопреки возражениям американцев также радует националистов и ультранационалистов, которые составляют значительную часть ее политической электоральной базы и которые хотят видеть Турцию более независимой в отстаивании своих национальных интересов.

Для Соединенных Штатов покупка Турцией С-400 имеет тревожные стратегические и военные последствия. Потенциально перспективные российско-турецкие оборонные отношения осложнили бы союз Америки с Турцией, давним партнером НАТО. Соединенные Штаты также обеспокоены тем, что Турция может использовать систему С-400 для сканирования F-35, которые предназначены для полетов в турецком небе — с возможным доступом этих разведданных для российской стороны. В этой связи в качестве контрдовода  Турция утверждает, что система С-400 уже и так мониторит ТТХ F-35 в рамках работы российской ПВО в Ленинградской области, рядом с которой эти самолеты стран НАТО регулярно совершают патрульные полеты,  и в той же Сирии, но американцев это не убеждает. Повторим, что дело не в ТТХ F-35, а в более глобальных вещах: это вызов американской монополии в рамках НАТО.  В результате Вашингтон рассматривает возможность задействовать положения CAATSA, прекратить участие Турции в многонациональной программе закупок F-35 и/или ввести санкции через закон «О защите неба стран НАТО», который в настоящее время проходит слушания в Конгрессе США.

Безусловно турецкое руководство такие экономические негативные последствия для себя осознает, но внутриполитические соображения побуждают Анкару взять верх над экономическими резонами и выбрать российскую систему. Таким образом, Турция оказалась в положении, в котором она должна решить, отступит ли она каким-либо образом от сделки С-400 или примет возможный экономический ущерб от санкций и ее возможного исключения из программы F-35. Но в то время как Турция хорошо осознает экономические последствия своего выбора, внутриполитические соображения подталкивают Анкару отказаться от вопросов экономики в данном случае и выбрать российскую систему ПРО. Эрдоган накопил значительную степень своего внутреннего влияния, в том числе, и через регулярное стимулирование националистических настроений в рамках  использования тезиса о западном давлении против его страны. В настоящее время Эрдоган рассчитывает, что угрозы США являются блефом, и продолжает укреплять свою электоральную  популярность правительства. Особенно, на фоне, в общем-то, очевидного фиаско в рамках последних муниципальных выборов.  На сегодня главным противником такой линии является  хрупкое состояние экономики Турции. Экономика страны погрузилась в рецессию в последнем квартале 2018 года, в то время как рост также замедлился во второй половине прошлого года. За это время Турция заработала больше доходов от экспорта — но только потому, что лира настолько слаба, что товары страны стали намного дешевле. В течение следующего года, турецкий частный сектор должен выплатить почти 140 млрд долларов долга, в то время как внутреннее потребление замедлилось. Но пятилетний разрыв до следующих запланированных выборов в 2023 году также является частью расчетов Анкары относительно экономических рисков, поскольку Эрдоган считает, что у него есть время для стабилизации экономики — даже если Соединенные Штаты введут санкции, которые заставят иностранных инвесторов уходить с турецкого рынка или еще больше девальвировать лиру. И в данном контексте турками безусловно учитывается и фактор запуска «Турецкого потока» уже на европейскую территорию, и российский турпоток, и заказы для турецких строителей в России, и экспорт сельскохозяйственной продукции.

Что же касается вопросов обороны, то Турция стремится достичь самообеспеченности к 2023 году — дате столетия национальной независимости; в настоящее время она классифицирует себя как страну, которая достигла  70-процентной независимости в этом секторе. В последние годы оборонная промышленность продемонстрировала впечатляющие показатели роста, увеличив экспорт на 64% в годовом исчислении в январе этого года и впервые превысив 2 млрд долларов в 2018 году. Несмотря на эти цифры, Турция может быть готова пожертвовать успехом своей оружейной промышленности на том основании, что санкции CAATSA, которые будут нацелены только на оборонный сектор,  не повредят экономике страны в целом. В конце концов, оборонный сектор страны составляет менее 1 процента турецкой экономики и использует всего 30 000 человек на рынке труда в 31 миллион. И согласно последним утечкам о потенциальных санкциях CAATSA, власти США могут отказать трем турецким оборонным компаниям в доступе на рынок  США, что не является критичным для турецкой экономике в целом. Но при этих резонах, американские эксперты в конечном счете приходят к мнению, что нет никакой гарантии того, что даже серьезное экономическое давление США заставит Турцию пойти на компромисс по этому вопросу. Это не означает того, что они не окажут реального негативного влияния на Турцию. Во-первых, такие меры американцев против оружейного сектора страны стали бы ударом по главному тезису Анкары сейчас в рамках безусловной корреляции успехов в обороне с общим национальным возрождением Турции.  Кроме того, это нанесло бы личный удар по Эрдогану, который пообещал рост в этом секторе. Ко всему прочему такое санкционное давление замедлило бы стремление страны к самообеспеченности, препятствуя формированию хорошо развитого оборонного сектора через сотрудничество с Соединенными Штатами. А выход Турции из программы F-35 может привести к тому, что она потеряет от 10 млрд до 30 млрд долларов экспортных доходов от своей оборонной продукции.

В этой связи американские эксперты отмечают, что в случае, если Соединенные Штаты нанесут ответный удар по Турции, экономические проблемы последней могут стимулировать Анкару к более существенным переговорам по этому вопросу. В рамках компромисса, например, Турция могла бы законсервировать систему С-400 или передать ее региональному союзнику, такому как Азербайджан. Но, в конечном счете, нет никакой гарантии, что даже серьезное экономическое давление США заставит Турцию  пойти на компромисс, а это означает, что дебаты по С-400 могут испортить американо-турецкие отношения на долгие годы.

В этой связи общие выводы американских экспертов выглядят примерно следующим образом.

Несмотря на риски для своей экономики, Турция, движимая внутриполитическими императивами и необходимостью защищать свой суверенитет, не откажется от С-400 российского производства даже под гнетом  американских угроз возмездия.

Соединенные Штаты, вероятно, выполнят свою угрозу ввести санкции в отношении Турции, что может нанести ущерб экономике страны и еще больше отдалить ее от многонациональной программы разработки истребителей F-35.

Это давление замедлит сроки развития внутреннего оборонного сектора Турции, но Анкара рассчитывает, что она сможет выдержать и разрядить давление США по этому вопросу в среднесрочной перспективе.

42.9MB | MySQL:87 | 0,858sec