Оценки китайских специалистов некоторых разработок вооружения ПВО Ирана

Как отмечают китайские аналитики, специалисты ПВО Исламской Республики Иран еще в 2007 г. приняли решение о необходимости расширения боевых возможностей своих подразделений за счет принятия на вооружение новых образцов зенитно-ракетных систем, которые позволят вывести из эксплуатации устаревшие MIM-23 Hawk (пр-во США) и С-200 «Двина» (пр-во СССР). Указанные ЗРК практически невозможно модифицировать по причине отсутствия комплектующих. Как известно, в 2007 г. официальные Тегеран и Москва подписали контракт на поставку четырех дивизионов ЗРС большой дальности С-300ПМУ1.

Однако по причине принятия в Совете Безопасности ООН трех резолюций (в 2007, 2008 и 2010 гг.) военно-политическое руководство РФ заморозило все действия по иранскому контракту. Контракт был аннулирован по решению Д.А. Медведева, что даже привело иранскую сторону к решению о подаче иска в Международный Арбитражный Суд для взыскания неустойки. После нескольких лет переговоров и по решению действующего президента РФ В.В. Путина подписанный контракт был полностью выполнен и, как известно, российские производители даже предлагали иранским военным более современную версию рассматриваемой ЗРС.

Именно в целях компенсации возможностей системы ПВО ИРИ в свете серьезной задержки реализации контракта на поставку С-300 на предприятиях оборонно-промышленного комплекса Ирана были проведены соответствующие опытно-конструкторские работы, в результате которых был создан ЗРК большой дальности под обозначением Bavar 373 (вероятно, одна батарея была размещена в Сирии, на АвБ «Тифор»).

Одновременно с работами по созданию ЗРК большой дальности иранские конструкторы прикладывали значительные усилия по созданию комплекса средней и увеличенной дальности, который позволил бы перехватывать самые разнообразные цели на дальности до 75 км и на высотах до 27 км. В результате проведенных работ уже в 2007 г. вниманию общественности был представлен мобильный ЗРК Raad а именно — пусковая установка на три зенитные управляемые ракеты с радиолокационной станцией подсветки цели и без таковой, но также на три ЗУР. Для сравнения, китайские специалисты приводят гусеничную ТЗМ российского «Бук-М2», которая позволяет как перевозить четыре дополнительные ракеты, так и выступать в качестве дополнительной мобильной ПУ, обеспечивая последовательный пуск четырех ракет, расположенных на направляющих.

Техническое решение иранских конструкторов позволяет снизить стоимость дивизионного комплекта ЗРК Raad, который включает четыре мобильные ПУ с РЛС и восемь ПУ без РЛС. Однако в случае противовоздушного боя при поражении каждой ПУ с РЛС «слепыми» становятся каждые две ПУ, которые не оснащены РЛС. Китайские специалисты отмечают, что иранские разработчики не представили транспортно-заряжающие машины, которые были созданы на базе грузовых автомобилей с колесной формулой 6х6 и оборудованы кранами манипуляторами.

Обмен данным между ПУ, мобильной трехкоординатной РЛС кругового обзора Basir и командно-штабной машиной осуществляется по проводным линиям, а также по цифровому радиоканалу, что позволяет снизить вредное воздействие радиоэлектронных помех вероятного противника, а также разделить каналы на получении информации от штаба дивизиона и передачу информации  зенитным батареям.

В отношении РЛС Basir известно, что это копия мобильной станции JY-11B, разработанной специалистами 14-ого НИИ корпорации радиоэлектронных технологий КНР. Некоторые китайские специалисты полагают, что реальная дальность обнаружения воздушной цели у иранской модели составляет не боле 220 км, что вполне достаточно для ведения боя с самолетами четвертого поколения.

По внешнему виду мобильные пусковые установки максимально похожи на советскую/российскую разработку «Бук-М1» и «М2», но как известно Иран никогда не приобретал данные ЗРК в СССР или РФ.

Единственным источником технической документации и образцов по «Бук-М1», доступным специалистам военной разведки Ирана, является Украина. Именно при содействии специалистов ОПК Украины в Иране было налажено производство крылатых ракет, являющихся копиями Х-55, а также противорадиолокационных ракет – копий Х-31. Возможность тесного знакомства с технической базой и документацией по «Бук-М2» иранские разведчики и представители ОПК получили благодаря давним контактам с официальным Дамаском – подразделений ПВО Сирии располагают несколькими  батареями «Бук-М2» и запасом ЗУР.

Как отмечают китайские специалисты, иранские конструкторы лишь внешне скопировали указанные ЗРК, и остаются вопросы к базовому шасси, которое, скорее всего, по тактико-техническим характеристикам уступает МЗКТ-6922. Кроме того, в первой модификации комплекса Raad иранские инженеры установили недостаточное количество кондиционеров для обеспечения адекватного охлаждения электронных систем РЛС подсветки цели и компьютеров наведения, а также отсутствовала дверь в кормовой части машины, что серьезно осложняло процесс технического обслуживания.

Вторая модификация ЗРК Raad под обозначением Tabas (представлена в 2012 г.) получила новую РЛС, которую скопировали с российской 9С35, поскольку предприятия ОПК ИРИ не обладали на тот момент технологиями производства станций с фазированными антенными решетками. Зенитные управляемые ракеты первой и второй модификации – Taer-2 и Taer-2A практически не отличаются по внешнему виду, и скорее всего, боеприпасы по своим тактико-техническим характеристикам не отличаются от ЗУР, которыми оснащен «Бук-М1».

Разработку третьей модификация комплекса, который получил обозначение 3rd Hordad иранские оружейники начали в 2014 г.  которого были разработаны две модели зенитных управляемых ракет, а именно Taer-2B и S2DC (также применяется в комплексах серии Sayaad). По данным китайских источников, иранские конструкторы использовали ЗУР 9М317, которая имеет полуактивную радиолокационную головную часть наведения и максимальную дальность пуска 50 км.

Зенитные боеприпасы иранского производства имеют увеличенный диаметр корпуса и увеличенную площадь оперения. Первое изменение указывает на то, что иранские специалисты разместили в корпусах ЗУР увеличенный запас топлива, который позволяет достичь максимальной дальности перехвата в 75 и 100 км соответственно (китайские специалисты уверены, что реальные показатели значительно скромнее). Второе изменение позволяет надеяться, что ракета обладает улучшенной маневренностью для гарантированного перехвата средств воздушного нападения, способных к резкой смене траектории полета.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что все три рассмотренные ЗРК – Raad, Tabas и 3rd Hordad были проверены иранскими военными и КСИР в ходе нескольких учений сил ПВО, а также в рамках крупнейших межвидовых учений Velayat 91 (декабрь 2012 г.), Velayat 95 (февраль 2017 г.) и Velayat 97 (декабрь 2018 г.). С большой долей вероятности одно из подразделений ПВО КСИР применило именно ЗРК 3rd Hordad для перехвата беспилотного летательного аппарата стратегической разведки ВМС США (19 июня 2019 г.), который нарушил воздушную границу ИРИ. В дополнение отметим, что БПЛА стоимостью около 300 млн долл. США был уничтожен ракетой себестоимость которой не может превышать 7 млн долл. США.

Внимание китайских специалистов в области ПВО к противостоянию иранских коллег и разведывательной авиации США обусловлено тем, что основу войсковой и объектовой противовоздушной обороны в КНР составляют ЗРК средней дальности под обозначением «Красное знамя-16» (существует три модификации А, В, С), которые по некоторым ТТХ аналогичны российским «Бук-М1, М2», а значит и сопоставимы с иранским 3rd Hordad.

42.87MB | MySQL:87 | 0,727sec