О росте напряженности в Восточном Средиземноморье в связи с предполагаемой добычей газа в турецкой части Кипра

События последних месяцев позволяют предполагать, что к многочисленным конфликтам, имеющимся в настоящее время на Ближнем Востоке, может добавиться еще один, связанный с добычей газа в Восточном Средиземноморье.

Значительные энергетические ресурсы Восточного Средиземноморья были открыты совсем недавно. До начала 21 века страны региона, такие как Израиль, Ливан, Кипр, Греция, Турция были безусловными нетто-импортерами нефти и газа. Ситуация приобрела новый характер в конце 2009 года после обнаружения значительных запасов газа на средиземноморском шельфе Израиля. На средиземноморском шельфе напротив берегов Израиля (сравнительно недалеко от побережья Хайфы) были обнаружены сразу три гигантских месторождения природного газа («Левиафан», «Тамар» и «Далит»), запасы которого оцениваются в более, чем 240 млрд куб. м. Чуть позже было обнаружено еще одно месторождение природного газа – в 60 км от побережья израильского города Хадера. В ноябре 2011 года американской компанией Noble Energy были открыты значительные запасы природного газа на шельфе Кипра  (месторождение «Афродита»). В феврале 2019 года американская компания Exxon Mobil объявила об открытии нового крупного месторождения «Глафкос». Несмотря на то, что запасы природного газа относятся к Исключительной экономической зоне Кипра (Exclusive Economic Zone, EEZ), значительная их часть расположена около северной части острова, относящейся к непризнанному государству турок-киприотов. В 1974 году на Кипре произошел военный переворот. Пришедшие к власти греческие националисты объявили о присоединении островного государства к Греции, в ответ на это турецкие войска высадились в северной части острова. Конфликт удалось «заморозить» с помощью ООН, но в 1983 году турки-киприоты провозгласили независимость Турецкой Республики Северный Кипр (ТРСК). В начале 2000-х годов под эгидой ЕС происходили интенсивные переговоры по объединению двух частей острова, однако сепаратисты среди турецких политиков взяли верх.

Позиция Турции состоит в том, что природные богатства Кипра принадлежат в равной степени греческой и турецкой общинам. В связи с этим Анкара готова помочь туркам-киприотам в разработке шельфовых месторождений природного газа и нефти, пока их не опередило правительство греческой части острова. Правительство Кипра уже заключило контракт с консорциумом в составе англо-голландской компании Royal Dutch Shell, американской Noble Energy и израильской компании Delek о разработке месторождения «Афродита» с общими запасами газа в 4,1 трлн куб. футов газа. Что касается месторождения «Глафкос», то заявку на его разработку дал консорциум в составе Exxon Mobil, итальянской компании Eni и Qatar Petroleum. Руководство Кипра в лице президента Никоса Анастасиадиса не отрицает права турок-киприотов в получении своей доли от эксплуатации энергоносителей, но при этом говорит о том, что решениеи данного вопроса будет заморожено до объединения острова.  В то же время президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган настаивает на том, чтобы турки-киприоты получили свою долю от газовых доходов немедленно. 28 июня он отметил, что «Наши турецкие соотечественники на северной части Кипра согласно международному праву также имеют права на природные ресурсы региона, будь то нефть или что-нибудь другое». Турецкий лидер добавил: «Мы не позволим, чтобы эти права были узурпированы теми, кто не имеет к ним никакого отношения».

В связи с этим турки активно начали проводить буровые работы около берегов Кипра. 20 июня бурильное геологоразведочное судно «Явуз», купленное в октябре 2018 года турецкой государственной нефтяной компанией за 262 млн долларов, было спущено на воду. Глубина бурения судна достигает 3 тысяч метров. Ожидается, что во второй неделе июля оно достигнет Фамагусты, порта, расположенного на территории ТРСК, и начнет бурильные разведочные работы в зоне Карпас.  В то же время другое бурильное судно «Фатих», названное в честь завоевателя Константинополя султана Мехмеда Фатиха, уже давно  проявляет активность в западной части острова около блоков 1 и 6, которое правительство Кипра в Никосии, естественно, считает своими. «Явуз» будет изучать шельф южной части острова, близкую к блокам 2, 3 и 9. Как заявили в Министерстве национальной обороны Турции, для обеспечения безопасности работы судна оно будет эскортировано фрегатом ВМС.

В феврале 2018 года бурильное судно итальянской компании Eni было остановлено турецкими военными судами. Оно проводило работы на блоке 3, лицензию на эксплуатацию которого турки-киприоты уже дали турецкой государственной нефтяной компании ТРАО. В свою очередь правительство Кипра выписало ордера на арест иностранных членов команды геологоразведочного судна «Фатих»: инженеров и техников из России, Украины, Сербии, Хорватии.

По мнению турецкого военного эксперта, полковника Метина Гуркана, ситуация в восточной части Средиземного моря все более напоминает конфронтацию, происходящую в Южно-Китайском море между КНР и ее соседями.  При этом Турция в этом споре не пользуется поддержкой со стороны своих формальных союзников по НАТО: США и государств Европы. 7 июня посол США на Кипре Джудит Гарбер выразила глубокую озабоченность буровыми работами, которые проводит Турция около побережья Кипра и призвала турецкую сторону остановить свою активность. Заявления Д.Гарбер прозвучали на праздновании Дня Независимости, на котором присутствовал президент Кипра Никос Анастасиадис. Она подтвердила американскую поддержку Республике Кипр и отметила, что США признают право Кипра развивать и эксплуатировать природные ресурсы в рамках своей эксклюзивной экономической зоны. Д.Гарбер также затронула вопрос о возможном соглашении между греческой и турецкой общинами Кипра, заявив, что «ресурсы должны быть в равной степени разделены между двумя общинами в контексте возможного соглашения о политическом объединении». 25 июня Комитет по международным делам Сената США принял Акт о безопасности и партнерстве в Восточном Средиземноморье, фактически враждебный по отношению к Турции. Данный акт содержит поддержку суверенитета Греции и Кипра над газовыми месторождениями. Сенатор Боб Менендес впервые представил проект данного акта в апреле с.г. после посещения Афин, где он сравнил Турцию «по степени агрессивности» с Россией и Китаем. Акт фактически снимает эмбарго на поставки американского оружия Кипру (введено после конфликта 1974 года) и призывает США к тесному сотрудничеству в энергетической сфере с Израилем, Грецией и Кипром. «То как Турция обращается со своими ближайшими соседями, показывает масштаб исходящих от нее вызовов, — заявляет Менендес, — Мы видим это на примере Исключительной экономической зоны Кипра. Республика Кипр имеет абсолютные права добывать энергоносители в этой зоне. А правительство США и американский частный сектор должны приготовиться поддержать Кипр словами и делами». Одновременно конфронтация Анкары с Кипром из-за разработки газовых месторождений может еще больше ухудшить и без того натянутые отношения Турции с Евросоюзом.

В настоящее время в Восточном Средиземноморье складываются конкурирующие альянсы, ведущие борьбу за энергоресурсы. В январе 2019 года представители семи средиземноморских государств (Египта, Израиля, ПНА, Иордании, Италии, Греции и Кипра) провели конференцию в Каире, на котором договорились о создании Восточносредиземноморского газового форума, целью которого является «создание регионального газового рынка, который должен служить интересам его участников, гарантируя спрос и предложение, оптимизируя ресурсы для развития, предлагая конкурентоспособные цены и развивая торговые отношения». Турция и Ливан оказались вне этой международной экономической организации. Первая по причине конкуренции с Грецией и Кипром, второй из-за нерешенных территориальных проблем с Израилем.

В этих условиях Анкаре будет довольно сложно добиваться реализации своих интересов, опираясь только на силовые методы. В этой связи Метин Гуркан предлагает два возможных сценария преодоления изоляции Турции в газовом вопросе. Первый сценарий, который условно можно назвать «евразийским» предполагает создание альтернативного газового форума с участием Турции, Ливана, Ливии и Сирии,  а также России в качестве наблюдателя для того, чтобы уравновесить блок Израиля, Греции и Кипра. Второй сценарий базируется на том, чтобы привлечь на свою сторону Великобританию. По договоренностям 1974 года Лондон является наряду с Грецией и Турцией гарантом мира и стабильности на Кипре. Одновременно Великобритания пользуется большим влиянием на Кипре, как у греческой, так и у турецкой общины. Исходя из этого, не исключены в ближайшем будущем интенсивные лоббистские усилия Анкары в Великобритании. Таким образом, просматриваются три возможных варианта действий турецкого руководства в данном вопросе. Первый подразумевает усиление военных методов, несмотря на угрозу эскалации конфликта. Второй заключается в том, чтобы привлечь на свою сторону ряд участников западного блока. Таким государствами могут быть Великобритания, а при определенных условиях и Италия. Такие шаги могут комбинироваться с договоренностями по добыче и транспортировке газа с Ливией, Сирией, Ливаном и Иорданией. Третий вариант подразумевает сближение с Россией, чтобы не допустить привлечения российской дипломатии на свою сторону греками-киприотами.

47.4MB | MySQL:109 | 0,963sec