Информационно-пропагандистская и дезинформационная составляющие второй ливанской войны

Главным оружием в прошедшей в июле–августе 2006 г. второй ливанской войны (по израильской терминологии) были информация, пропаганда и политические технологии. В этих компонентах Израиль потерпел, по нашему мнению, серьезное поражение.

Начав войну под предлогом необходимости освобождения захваченных ливанской шиитской организацией «Хизбалла» израильских военнослужащих, непопулярный в народе израильский премьер-министр Э. Ольмерт (большинство в израильском обществе его премьерство воспринимают как случайность, обусловленную болезнью А. Шарона) хотел продемонстрировать свою решительность и непреклонность в вопросах защиты израильтян (прежде, когда захватывали в плен израильских военнослужащих, А. Шарон не проводил широкомасштабных военных действий против «Хизбаллы») и государственных интересов в целом. Выражение «действия по освобождению капрала Г. Шалита» (израильского военнослужащего захваченного палестинскими радикалами в секторе Газа) предполагалось сделать лозунгом и символом победоносной войны. В решении Э. Ольмерта эксперты и аналитики увидели также психологический аспект: «научить» новое поколение не видавших войны израильтян побеждать арабов. Дальнейшие события, как показало время, обесценили лозунги «освобождение капрала» и «науку побеждать»: они потеряли свою агитационную значимость в связи с тем, что в настоящее время противоборствующие стороны ищут пути решения вопроса об обмене военнопленными.

Развитие внутриполитической ситуации в Израиле в послевоенный период идет по пути нарастания кризиса в высших эшелонах власти: серьезные обвинения предъявлены премьер-министру Э. Ольмерту, министру обороны А. Перецу и командованию ВС в том, что их неумелое, некомпетентное руководство привело к столь негативным последствиям в ходе военных действий, причем, что особенно важно, на заключительном этапе военной операции, когда информационно-пропагандистское и дезинформационное обеспечение играло особую роль.

Независимо от конечных результатов, информационная тактика, применяемая Израилем против непосредственных противников, была всесторонней и активной. В первый день военных действий израильские ВВС попытались нанести бомбовый удар и уничтожить главную антенну телевизионной станции «Аль-Манар», принадлежащей ливанской шиитской организации «Хизбалла». Однако цель не была достигнута. В связи с этой бомбардировкой Всемирная федерация журналистов подвергла резкой критике и осудила действия Израиля. Последний в знак протеста вышел из этой организации, однако был вынужден, учитывая складывающуюся вокруг страны неблагоприятную информационную ситуацию в международном сообществе, прекратить бомбардировки «Аль-Манар». В то же время израильские вооруженные силы не прекращали попытки препятствовать нормальной работе этого телеканала, особенно выходу в эфир теленовостей.

Израильская сторона была активна и в Интернете. В дни войны МИД Израиля поручил студентам дипломатических курсов чаще участвовать в различных интернет-форумах, помещать благоприятные для Израиля сообщения в интернет-дневниках (так называемых блогах). Как известно, подобные технологии применяют и подразделения психологической войны американских и китайских вооруженных сил, однако израильтяне заметно усовершенствовали их. «Международный союз еврейских студентов» разработал особую программу, позволяющую через Интернет объединить всех членов этого союза в единую «сеть». Таким образом, если один из членов союза на каком-либо сайте заметит антиизраильские публикации, запросы по военной тематике или голосования, то об этом автоматически будут информированы остальные члены «сети» (примерно 15 тысяч человек), которые и отреагируют соответствующим образом.

Во время военных действий израильтяне широко использовали провокационно-пропагандистские телефонные звонки, направляемые арабам через израильские телефонные сети «Alfa Mtc» и «Touch», а также SMS-сообщения. Все эти действия были хорошо спланированы и координировались израильской армией. Основной целью этих телефонных звонков и SMS было психологическое давление и формирование негативного отношения к «Хизбалле», которую представляли источником всех бед и несчастий арабской нации. Вместе с тем с определенного момента подобные телефонные технологии против Израиля начали применять и арабы.

Однако самой масштабной информационной акцией в ходе военного конфликта можно считать раскрытие террористической сети, планирующей взрывы самолетов в Великобритании 10 августа. Не исключая наличия такой сети и возможности терактов, необходимо констатировать, что информационное вещание на эту тему приняло глобальный характер и протекало в определенном, выгодном для США и Израиля контексте, т.к. борьба последних также квалифицируется как антитеррористическая. Информационный поток о террористах, как и обсуждение множества вопросов, связанных с авиарейсами, вытеснили из информационного поля сообщения об арабо-израильском противостоянии, которые на тот момент уже были неблагоприятными для Израиля: в Ливане бомбовым ударам подвергались жилые кварталы, где гибли мирные жители, а израильская армия несла потери в живой силе и бронетехнике. Таким образом, сюжет о британских террористах имел целью отвлечь внимание мирового сообщества от событий, происходящих на Ближнем Востоке. Особенно много сообщений о британских воздушных террористах было в американских средствах массовой информации. В итоге в США почти перестали освещать ближневосточные проблемы (Ирак, Иран, военное противостояние израильской армии и «Хизбаллы»). Это послужило поводом для беспрецедентного марша-протеста против недостатка информации об арабо-израильском конфликте в средствах массовой информации США.

В целом, на начальном этапе войны инициатива в информационном противоборстве принадлежала Израилю. Однако ход дальнейших событий изменил ситуацию. Одной из причин можно считать жесткость израильской военной цензуры (запрещалось сообщать о количестве жертв, последствиях ракетных ударов и т.д.), требованиям которой неукоснительно подчинялись журналисты, что порождало дополнительное недовольство действиями Израиля (главный цензор страны в условиях войны имеет право закрыть любую газету, телеканал или может приказать вообще приостановить освещение военных действий).

Совершенно иную тактику в отношении СМИ применили власти Ливана и «Хизбалла», давшие журналистам почти полную свободу на контролируемых ими территориях. Во время конфликта активными были арабские телеканалы, особенно «Аль-Джазира», информационно-пропагандистские средства Ирана и «Хизбаллы». В частности, они смогли решить следующие задачи:

— были пресечены планы противника по внесению раскола между шиитской организацией «Хизбалла» и суннитским населением Палестины и Ливана, что являлось стратегической целью Израиля;

— исламскому миру и, частично, международному сообществу внушили иллюзию неоспоримой победы арабов и тем самым развенчали полувековой миф о непобедимости Израиля;

— своими действиями способствовали процессу идеологического сплочения расколотого арабского мира.

Нужно особо подчеркнуть, что в течение конфликта значительная часть информационной деятельности США и Израиля была направлена против Ирана. Достаточно отметить заявление политолога Бернарда Льюиса в американской прессе о том, что в день перемирия Иран нанесет ядерный удар по Израилю.

В свою очередь, оперативно действовали иранские СМИ. В частности, основные темы ежедневного информационного потока регулярно появлялись в ящиках электронной почты международных аналитических центров: предлагался легкий доступ к информации определенных интернет-ресурсов. Примечательно также, что президент Ирана М. Ахмадинежад в дни войны открыл собственный сайт (на фарси, арабском, английском и французском языках), на котором не только были помещены его биографические данные, но и последовательно публиковались его подходы к разнообразным политическим и общественным явлениям. Логике информационных войн подчиняется и предложение М. Ахмадинежада президенту США Дж. Бушу о проведении теледебатов. Особенно важно, что на информационном поле Иран сумел изменить образ ислама в представлении мирового сообщества: вместо неорганизованной, орущей толпы было представлено упорно борющееся и постепенно овладевающее новейшими технологиями общество.

Инициированная Израилем война была воспринята в мировом сообществе в контексте американской политики в Ираке, по отношению к которой уже сформировалось стабильно негативное отношение. Очевидно, что в формировании антиизраильских и антиамериканских настроений на глобальном информационном поле важнейшую роль играют геополитические соперники США и разнородные организации, несогласные с политикой этой державы.

Формированию негативного общественного мнения по отношению к Израилю в значительной степени способствовало распространение информации о погибших в Ливане мирных жителях и детях. В частности, правозащитная организация Amnesty International обвинила Израиль в военных преступлениях. Следует также отметить, что арабская сторона иногда представляла информационным агентствам поддельные кадры и данные. Примечательно, что после войны в США появилось множество статей и материалов против неоконсерваторов и израильского лобби.

Комментарии телекомпаний CNN и Euronews, касающиеся боевых действий ВС Израиля против ливанской шиитской организации «Хизбалла», существенно различались: если первая была четко ориентирована против «Хизбаллы», то вторая проявляла уравновешенные подходы, акцентируя гуманитарную составляющую вопроса. ВВС приняла более сбалансированную позицию, равнозначно критикуя «Хизбаллу» и Израиль.

В целом, можно сделать вывод о том, что в войне между Израилем и «Хизбаллой» информационно-психологический и дезинформационный фактор сыграли важнейшую роль. Имея преимущество в области вооружения и частично решив поставленные тактические задачи, Израиль и его союзник США понесли значительные потери в информационно-психологической сфере. Это обусловлено тем, что в борьбе США и Израиля с исламским миром сопротивление последнего перешло из привычной области терроризма в сферу высоких технологий. Кроме того, арабы проявили военную выучку, а свои удачи и недочеты противника с помощью соответствующих информационно-психологических технологий представили международному сообществу в надлежащем, выгодном для них свете.

52.5MB | MySQL:103 | 0,737sec