К вопросу о ситуации в Восточном Средиземноморье

На страницах ИБВ мы немалое внимание уделяем той ситуации, которая в эти дни разворачивается в регионе Восточного Средиземноморья, вокруг газовых месторождений в непосредственной близости к острову Кипр.

Прочерчивание вокруг неё исключительной экономической зоны и определение принадлежности газовых месторождений – предмет спора между Республикой Кипр (РК) и Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК). А если говорить шире, то между широкой коалицией в составе РК, Греции, Египта, Израиля, поддерживаемых США и ЕС – с одной стороны, и ТРСК с Турцией – с другой стороны.

Опять же, мы нередко пишем про то стратегическое одиночество, в котором Турция и ТРСК, в вопросе Восточного Средиземноморья, находится. И про то, какую позицию по этому вопросу занимает Российская Федерация – она, эта позиция колеблется, от нейтралитета до подспудной поддержки Республики Кипр, через участие в их проектах разработки газовых месторождений.

Понятно, что РФ помогает в эти дни Турции повышать свою обороноспособность через поставки С-400, которые стартовали 12 июля с.г. Не является секретом, что один или два дивизиона будут прикрывать Эгейское и Средиземноморское направления, устанавливая для Турции, таким образом, паритет с Грецией, у которой на вооружении стоят системы более ранней модификации (С-300).

Однако, в остальном, Россия демонстрирует свою поддержку не Турции, а именно «международной коалиции» в газовом споре. Это вызывает в Турции некоторое разочарование и местные обозреватели нередко подчеркивают, что и сотрудничество с Россией по С-400 – это не «последняя остановка» для турецкого оборонно-промышленного комплекса. Дескать, стране надо развивать собственный ОПК и уходить от любой зависимости, включая зависимость, ещё даже не начавшуюся, от России. Да и не обольщаться и не подпадать под волну энтузиазма этих дней, когда вся страна наблюдает за процессом отгрузок российских систем С-400 в Турцию.

Тут, конечно, турки «капризничают», мягко говоря. Им бы сначала признать Крым, а, заодно, Абхазию и Осетию, перестать «играться» на своей территории с крымскими татарами и разными кавказскими элементами, а равно занять более «конвенциональную» позицию по Сирии, официальному Дамаску и по Идлибу. Тогда, не исключено, Россия и на кипрский вопрос взглянет по-другому. Поскольку Турцию нельзя назвать безусловным союзником России по ключевым для нашей страны направлениям внешней политики, то и «выступать» турецким политологам по поводу того, как Россия не поддерживает Турцию в Восточном Средиземноморье не стоит. Смотрится это, мягко говоря, неубедительно. Впрочем, Россия-то свои вопросы решает, а вот Турция в Восточном Средиземноморье одна может и не справиться.

Однако, что, собственно, происходит в регионе?

Картина выглядит следующим образом: у южных берегов Кипра находятся три турецких исследовательских судна, которые занимаются разведкой в спорных водах. Хотя, разумеется, Турция настаивает на их территориальной принадлежности себе. Результатом отправки турецких кораблей в регион стало официальное неоднократное выражение обеспокоенности со стороны США, а также европейские санкции, которые были приняты в отношении Турции 15 июля с.г., в официальный для страны праздник – 3-хлетнюю годовщину сорванного в стране военного переворота (произошел в ночь с 15 на 16 июля 2016 г. – В.К.).

Если перечислить европейские меры по отношению к Турции, то они будут выглядеть следующим образом: прекращение контактов касательно ассоциации (присоединения) Турции к ЕС, прекращение переговоров о соглашении по воздушному сообщению, сокращение финансирования интеграционных программ Турции в ЕС, а также предложение Европейскому инвестиционному банку пересмотреть свои планы на Турцию. И, в целом, было решено продолжить рассмотрение других вариантов санкций ЕС против Турции. Можно предполагать, что, в зависимости от динамики процесса, европейцы могут предпринять и новые меры ограничительного характера против Турецкой Республики.

Таким образом, Европейский союз принял, целиком и полностью, сторону Республики Кипр в газовом, а говоря чуть шире – в территориальном споре, с Турецкой Республикой Северного Кипра. В заседании министров иностранных дел стран ЕС накануне прошло голосование по антитурецким санкциям, а европейские политики делали свои заявления.

В частности, министр иностранных дел Австрии Александр Шалленберг отметил следующее: «Мы предпримем ряд мер против Турции. По линии Европейского инвестиционного банка будет меньше выделяться фондов и кредитов. Переговоры по соглашению об авиасообщении будут остановлены. Возможны и другие санкции». Как отметил в своем выступлении австрийский министр Александр Шалленберг, ими оказывается полная поддержка Греческой администрации (Республике Кипр – В.К.).

Член Бундестага и госминистр МИД ФРГ по делам Европы Михаэль Рот, в частности, указал следующее: «Турецкая провокация неприемлема. Мы – на стороне Кипра (то есть, греческой части острова – В.К.)».

Реакция внешнеполитического ведомства Турции не заставила себя долго ждать. Однако, о заявлениях, сделанных в эти дни министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу – чуть позже. Сейчас необходимо сказать несколько слов о тех предложениях, с которыми выступил в адрес Республики Кипр президент Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) Мустафа Акынджи.

Турецкая сторона (включая как Турецкую Республику, так и ТРСК В.К.), на самом деле, не раз, в прошлом предупреждала о том, что односторонние действия греческой части острова для неё являются неприемлемыми. И призывала, прежде всего, урегулировать конфликт между двумя частями острова и достигнуть соглашения, которое и ляжет в основу будущего разделения углеводородов, находящихся на кипрском шельфе.

Однако, греческая часть острова, с привлечением международных корпораций, продолжила свою деятельность, которая не раз характеризовалась Турцией как «неприемлемая» и «провокационная». Отсюда, собственно, и нынешний кризис.

Впрочем, турецкая часть острова, в очередной раз, накануне выступила с пакетом примирительных инициатив в адрес своих греческих соседей.

Свои предложения руководство ТРСК передало Республике Кипр через Организацию Объединенных Наций. По задумке северокипрской стороны, для начала должна быть организована встреча между президентом ТРСК Акынджи и президентом Республики Кипр Анастасиадисом, на которой должны быть предварительно обсуждены предложения турецкой стороны. Подчеркивается, что целью руководства ТРСК является превратить ту зону напряженности, которая образовалась в Восточном Средиземноморье, в зону плодотворного сотрудничества.

Для информации документ также направлен генеральному секретарю ООН А.Гутерришу, председателю Европейской Комиссии Жан-Клоду Юнкеру, а также главе дипломатии ЕС Федерике Могерини.

Итак, что же содержится в этих предложениях и какой реакции турки могут ожидать от противоположной стороны? Особенно, с учетом того, что Турция / ТРСК находятся в меньшинстве и им довольно затруднительно из этого положения диктовать условия греческим киприотам и всем, кто за ними «толпится».

С другой стороны, турецкие корабли заняли в спорном районе стратегическую позицию и сложно себе представить, что они будут подвергнуты атаке противоборствующей стороны.

В предложении ТРСК содержится 9 пунктов, которые 16 июля стали достоянием турецкой общественности через СМИ.

Как сообщает турецкая пресса, в частности, влиятельное издание Milliyet, в первом пункте предложения, содержатся те базовые принципы, которые определяют характер энергетического диалога между двумя общинами острова.

Говорится о том, что у острова есть «два партнера – хозяина». Также устанавливается факт того, что турки и греки имеют равные права на газовые месторождения острова. Подчеркивается, что необходимо обеспечить такую ситуацию, при которой обе общины извлекали бы из них для себя пользу – одновременно и справедливым образом.

Возможно центральным пунктом предложения ТРСК своим греческим партнёрам является пункт о создании общей смешанной Комиссии по углеводородам, которая должна принимать решения на основе консенсуса.

В создаваемой Комиссии должно быть обеспечено равное представительство как со стороны Республики Кипр, так и со стороны Турецкой Республики Северного Кипра. Комиссия должна находиться под надзором Организации Объединенных Наций и в ней, в качестве стороны — наблюдателя, должны присутствовать и представители Европейского союза. Отметим, что представители ТРСК предложили, чтобы обе стороны совместно принимали решения о путях транспортировки добываемых энергоносителей на мировые рынки (разумеется, Турецкая Республика хочет коридор поставок этих энергоносителей замкнуть на себя – В.К.).

Также сторонами, согласно предложению турецкой стороны, должен быть образован специальный фонд. В направленном руководством ТРСК документе содержатся инициативы по тому, как будут использоваться средства из этого фонда.

Вот, что по поводу озвученного предложения заявил президент ТРСК Мустафа Акынджи. Процитируем главу турецкой части острова Кипр:

«В тот момент, когда будет достигнуто понимание, что турки, проживающие в Турции и на Кипре, являются игроками и частью этого уравнения, эти богатства достигнут мирового рынка намного более практичным образом, быстро и короткими путями». Также в своем выступлении М.Акынджи подчеркнул, что природные богатства острова принадлежат всем сторонам, однако, права кипрских турок при этом оказались забытыми. Говоря о новом премьер-министре Греции Кириакосе Мицотакисе, М.Акынджи обратил внимание на тот факт, что свои поздравления ему направил и президент Турции Р.Т.Эрдоган. По словам М.Акынджи: «Это был правильный (в оригинале, «хороший» — В.К.) жест. Надеюсь, из этого будет извлечен положительный смысл и это найдет свое отражение в последующих отношениях».

Разумеется, не вызывает никаких сомнений то, что за предложением ТРСК стоит Турецкая Республика. Однако, тем не менее, Турецкая Республика формально поддержала ТРСК по линии дипломатического ведомства страны.

Процитируем пресс-релиз, опубликованный Министерством иностранных дел Турецкой Республики по этому поводу: «Сегодня стало известно о том, что президентом ТРСК было подготовлено новое всеобъемлющее соглашение, касающееся разведки месторождений углеводородов и их эксплуатации. Это соглашение было передано, при посредничестве Организации Объединенных Наций, греческой стороне. Мы, с удовлетворением, встретили это предложение о сотрудничестве и полностью его поддерживаем».

Продолжаем цитировать пресс-релиз:

«В случае принятия этого предложения, будет начат новый период сотрудничества между двумя сторонами, который внесет свою лепту в региональный мир, стабильность и сотрудничество. Таким образом, будет создана хорошая почва для того, чтобы обеспечить решение кипрского вопроса. В этой связи, мы выступаем с призывом к тому, чтобы это соглашение получило поддержку со стороны ООН, ЕС и других вовлеченных сторон, в первую очередь, стран – гаранторов (урегулирования тянущегося десятилетиями кипрского вопроса – В.К.). А также мы призываем к тому, чтобы было поддержано сотрудничество двух сторон в вопросе углеводородов».

В пресс-релизе Министерства иностранных дел Турции подчеркивается решимость Турции по защите своих прав на шельфе в Средиземном море, а также по обеспечению равных прав для турок, проживающих на острове Кипр. Цитируем: «Мы хотели бы ещё раз привлечь внимание международной общественности к  тому, что мы продолжим реализовывать свой принципиальный и решительный подход по защите упомянутых прав кипрских турок, вплоть до их полного гарантирования».

К публикации пресс-релиза присоединились ведущие политики страны. Прежде всего, обратимся к тем шагам, которые были сделаны по поводу ситуации в  Восточном Средиземноморье, со стороны министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. Как сообщается в турецкой прессе, в частности, во влиятельном печатном органе Milliyet, на протяжении этих дней Мевлютом Чавушоглу совершен ряд телефонных разговоров со своими зарубежными коллегами, включая (но не ограничиваясь) министра иностранных дел Словакии Мирослава Лайчака, министра иностранных дел Киргизии Чингиза Айдарбекова, министра иностранных дел Словении Миро Джерара, главу МИД Румынии Теодора Виорела Мелешкану и главу МИД Мальты Кармело Абела, а также проведены переговоры с бывшим главой МИД Гвинеи-Бисау Жоао Рибейро Бутиамом.

Но, разумеется, объектом самого пристального внимания со стороны турецких и зарубежных СМИ стали те резкие заявления, которые были сделаны главой турецкого внешнеполитического ведомства в период его нахождения в Северной Македонии. Обратимся к тем посланиям, которые имел своей целью послать миру Мевлют Чавушоглу, цитируя при необходимости турецкого чиновника.

Прежде всего, он призвал не относиться серьезно к тем санкциям, которые были введены 15 июля с.г. Европейским союзом против Турецкой Республики. При этом, М. Чавушоглу отметил, что отчисления от ЕС на подготовку ко вступлению и так прекратили поступать Турции. Кроме того, переговоры по всеобъемлющему соглашению о воздушном сообщении, к настоящему времени, также приостановлены по причине позиции, занятой Греческой администрацией (то есть, Республикой Кипр – В.К.). Также министр иностранных дел указал, что ЕС всегда отстаивал ту позицию, что политики не должны вмешиваться в деятельность Центрального банка или банков, в целом. Процитируем: «Они говорят про свободную рыночную экономику, однако, сейчас дают указания и советы банкам».

Пожалуй, главным послание извне министра М. Чавушоглу стало то, что принявшие санкции, то есть Европейский союз, нуждаются в Турции. Проще говоря, «сами придут». Цитируем: «Есть ли встречи на высшем уровне или же их нет, это не важно. Они просто вынуждены будут к нам прийти. Другого выхода у них нет. Они и сами знают, что не смогут реализовать принятое решение. Зачем? (То есть, зачем было принято решение о введении подобного рода бессмысленных санкций в отношении Турции – В.К.). Чтобы удовлетворить греческую часть (острова – В.К.). Из-за абсолютно глупого понимания солидарности и под давлением Греции, я прошу прощения, они оказались вынуждены принимать подобное идиотское (турецкий министр употребил жаргонное выражение, значащее буквально абсолютно бессмысленное решение  — В.К.) решение. ЕС и руководители ЕС говорят о том, что они сожалеют о том, что немедленно не приехали в Турцию после попытки предательского переворота 15 июля. Однако, я ещё раз увидел, что по этому поводу они не являются искренними».

Как указал министр Чавушоглу, проблема сегодня заключается в том, что киприоты-турки не могут в равной степени пользоваться правами на острове. Цитата: «Кипрско-греческая сторона не хочет делать это, как избалованный ребенок, злоупотребляя членством в ЕС».

Относительно последующих шагов турецкой стороны министр Чавушоглу заявил буквально следующее:

«Если принимаются такие решения в отношении Турции, то мы увеличим нашу деятельность. У нас находится три корабля в Восточном Средиземноморье. Мы пошлем и четвертый корабль. Пусть они понимают, что они не могут справиться такими методами с Турцией. Что мы будем делать на нашем собственном континентальном шельфе, мы решим самостоятельно. Мы будем продолжать расширять нашу деятельность там, если они не гарантируют права народа Кипра. Пусть кипрско-греческая сторона оставит ЕС в покое и приступит к переговорам с турецкой стороной… В противном случае, мы не позволим киприотам-туркам реализовать свои права».

Как мы видим, турецкая сторона настроена в отношении кипрского вопроса чрезвычайно решительно и готова даже к силовому столкновению. Это легко объяснить с учетом той значимости, которую имеют месторождения газа для скудной, в плане запасов энергоносителей, Турции. Получение доступа к природному газу способно кардинально изменить профиль турецкой экономики. Турки отлично понимают это и пойдут в решении этого вопроса буквально до конца. Что, собственно, турецкая сторона и демонстрирует практическими шагами этих дней.

43.6MB | MySQL:87 | 0,721sec