Ситуация в Судане: май 2007 года

3 мая с.г. в Эр-Рияде при посредничестве короля Саудовской Аравии Абдаллы президент Судана Омар Башир и чадский лидер Идрис Деби подписали «Двустороннее соглашение о развитии и укреплении отношений между Республикой Судан и Республикой Чад». В соглашении подчеркиваются обязательство сторон «уважать суверенитет и территориальную целостность друг друга» и отказ от «вмешательства во внутренние дела» каждой из стран, оговариваются все основные спорные вопросы, существующие во взаимоотношениях соседних государств в связи с острым гуманитарным кризисом в Дарфуре и «прозрачностью» границы между двумя государствами[1].

Прогнозировать эффективность достигнутого соглашения преждевременно: слишком разную направленность имеют интересы двух крупных африканских государств. Стоит напомнить, что в августе 2006 г. Хартум и Нджамена после продолжительного (начавшегося еще в апреле) периода крайнего обострения чадско-суданских отношений, сопровождавшихся разрывом дипломатических связей и взаимными обвинениями в поддержке оппозиций и нарушении суверенитета соседнего государства, достигли соглашения о взаимопонимании. Соглашение было подписано 28 августа 2006 г. на уровне министров иностранных дел, но было предварено личной встречей президентов Судана и Чада в Нджамене. На церемонии подписания соглашения глава суданского МИДа Л. Аколь заявил, что все противоречия между Суданом и Чадом остались позади, двусторонние отношения вернулись на правильный курс, с похожими же тезисами выступил его чадский коллега А. Алями. Однако время показало, что соглашение не сработало и, хотя до обострения годичной давности дело не дошло, отношения между двумя странами на протяжении второй половины 2006 и первой половины 2007 г. были очень далеки от идеальных — на границе еще в апреле случались вооруженные столкновения[2].

7 мая в ходе визита президента Омара Башира в Египет состоялась его встреча с египетским лидером Хосни Мубараком. В ходе беседы Мубарак особо подчеркнул, что в Каире не видят смысла в усилении давления на Хартум по вопросу Дарфура. (При этом напомним, что в апреле Египет согласился направить в конфликтный суданский западный регион в рамках «пакета поддержки» МАСС со стороны ООН 750 военнослужащих-миротворцев и 130 военных наблюдателей.) В ходе встречи лидеры двух стран обсудили пути интенсификации экономической интеграции Египта и Судана, в том числе и возможности создания инвестиционных проектов[3].

19 мая первый вице-президент, глава правительства Южного Судана призвал страны-доноры оказать наименее развитым штатам страны дополнительную помощь в рамках пятилетнего Национального стратегического плана (2007-2011) для стимулирования частного бизнеса, укреплении потенциала регионов и формирования дополнительных источников дохода. Правительство Южного Судана также неоднократно заявляло о первостепенности развития транспарентности во всех сферах административного регулирования, важности борьбы с коррупцией, представляющей для страны, особенно ее южной части, огромную проблему.

25 мая в Дарфуре был убит ооновский миротворец из Египта, прикрепленный к Миссии Африканского союза в Судане (МАСС). Он был застрелен неизвестными, вломившимися в его дом в г. Эль-Фашер, столице штата Северный Дафрур, с целью грабежа. Этот инцидент стал первым случаем гибели в конфликтном регионе миротворца ООН. 27 мая египетские власти направили в поддержку МАСС в Дарфуре еще 78 военнослужащих. Пресс-секретарь египетского МИДа заявил, что гибель миротворца не остановит Каир в стремлении оказать помощь жителям Дарфура[4].

Наиболее серьезные по своим последствиям для суданской экономической и политической жизни события случились в конце мая. Важнейшим событием стало усиление американских санкций против Судана. 29 мая Дж. Буш объявил о введении в отношении Судана новых экономических санкций – по прошествии десяти лет после введения их в 1997 г. американская блокада страны еще более ужесточается. Предполагается, что санкции будут вводиться в четыре этапа. Во-первых, усиливаются санкции против 100 суданских компаний, уже числящихся в «черном списке» американской администрации. Во-вторых, в список включается еще 31 суданская компания, работающая в области нефтедобычи. Из них, как сообщают американские официальные лица, 30 компаний контролируются суданским правительством и как минимум одна нарушает эмбарго на поставки оружия в Дарфур. Санкции прежде всего означают, что  указанным компаниям запрещаются любые операции в рамках американской финансовой системы. Третий шаг – замораживание счетов двух высокопоставленных суданских чиновников и одного из лидеров дарфурских повстанцев (руководителя Движения за равенство и справедливость Халиля Ибрагима). Четвертый шаг – американцы надеются добиться резолюции ООН о введении в отношении Судана полномасштабных экономических санкций и установлении над территорией Дарфура зоны, запрещенной для полетов[5].

Значение введения новых американских санкций и реакция суданской и мировой общественности неоднозначны. C одной стороны, американцы не оказывают прямого влияния на суданскую экономику и финансовую сферу, ориентированных прежде всего на Азию и арабские страны Персидского залива. Судан с середины 1990-х фактически исключен из американской сферы экономического влияния. Суданское правительство напрямую заявило, что введение санкций означает «враждебные настроения» американской администрации. Суданская общественность в массе своей заявляет, что новые санкции совершенно ничего не меняют и не заставят правительство изменить политический курс в сторону большей лояльности Вашингтону. Международная же общественность отреагировала по большей части в той тональности, что для оказания реального давления на официальный Хартум по вопросу Дарфура американские санкции должны были быть жестче и введены намного раньше, а в данной ситуации они лишь осложняют помощь населению конфликтного региона. Такого мнения, в частности, придерживаются в Пекине. С другой стороны, санкции, несомненно, ухудшают деловую атмосферу в стране, осложняют ведение бизнеса. Американцы настроены на еще более жесткий курс в отношении Судана. В перспективе они могут поставить ряд крупных международных игроков на суданской деловой арене перед выбором – Хартум или Вашингтон, и в этом случае суданцы уже могут всерьез проиграть.

29 мая вступило в силу постановление Банка Судана об ограничениях на переводы, вывоз и оборот в стране иностранной валюты. Согласно новым правилам, суданцы не имеют права покупать иностранную валюту в банках и пунктах обмена вне зависимости от того, для каких целей она приобретается. Суданцам также запрещается пользоваться иностранной валютой внутри страны, за исключением тех случаев, когда деньги переводятся из-за границы. Ограничения не затрагивают иностранцев и зарубежные организации.

Руководство Банка Судана заявляет, что эти меры направлены на то, чтобы остановить возрастающий отток капитала из Судана, контролировать потоки иностранной валюты в стране, вернуть деньги в банковскую систему. Отмечается, что новые ограничения не имеют никакого отношения к введенным также 29 мая новым американским санкциям против Судана. Однако очевидно, что решение о более жестком контроле над оборотом иностранных денежных знаков принято в связи с растущей нехваткой в стране конвертируемой валюты, перебоями в валютных доходах бюджета в связи со спадом нефтедобычи, а также бегством капитала из-за опасений бизнеса по поводу неясных перспектив развития политической и экономической ситуации.

Одной из дополнительных причин ограничений на покупку наличной валюты может быть стремление суданского правительства таким образом приостановить рост импорта. В 2006 г. при существенном росте экспорта нефти внешнеторговый дефицит страны составил 2,7 млрд долл. Из-за американских санкций банковские транзакции в/из Судана чаще всего оказываются крайне затруднительны и дороги, для импорта товаров из-за рубежа до введения новых правил широко применялась практика закупки в пунктах обмена и вывоза за рубеж больших объемов наличности.

Председатель Союза суданских пунктов обмена СКВ А. Абдельбаги заявил, что меры правительства по ограничению деятельности обменных пунктов приведут к возрождению в Судане валютного «черного рынка», с которым впоследствии будет еще сложнее бороться.

Напомним, что в 1990-х гг. суданское правительство уже пыталось подавить процветавший тогда «черный рынок», в том числе применяя крайние меры. К середине 2005 г. нелегальный обмен валюты исчез, однако в последние месяцы в Хартуме уже вновь отмечаются случаи обмена на «черном рынке», причем по более высокому, чем официальный, курсу доллара.

В конце мая Судан посетила делегация из 23 американских инвесторов, преимущественно арабо-мусульман. В ходе поездки бизнесмены провели ряд важных встреч, в том числе с министром энергетики Ахмедом аль-Джазом и советником президента Нафиа Али Нафиа, и в итоге выпустили обращение к прессе. В этом документе говорилось о том, что в стране имеются широкие возможности для инвестиций, а происходящее в Дарфуре существенно отличается от того, как это изображается в западной прессе[6]. Характерно, что такая позиция американского (отметим, арабо-мусульманского) бизнеса во многом противоречит курсу Белого дома на максимальную изоляцию суданского режима.

В мае был сорван ежегодный съезд двух основных политических партий Судана – правящего Национального конгресса (НК) и основной партии юга страны Суданского народно-освободительного движения (СНОД). Срыв съезда свидетельствовал о том, что между партиями, согласно ВМС, широко представленными в правительстве, нарастают противоречия. Однако 30 мая НК и СНОД объявили о том, что основные разногласия, касающиеся прежде всего спорных границ между севером и югом в нефтеносном районе Абьей и статуса нефтедобывающих компаний на юге, преодолены[7]. Однако фактически усилия Хартума и Джубы по разрешению этого сложного спорного вопроса имеют разные векторы, и, очевидно, данное заявление свидетельствует лишь о временном компромиссе. Вопрос Абьея далек от решения, северяне отказываются признать выводы специальной международной комиссии экспертов о справедливой демаркации границ. Можно прогнозировать, что проблема раздела нефтяных месторождений в этом районе серьезно осложнит очень вероятный раздел страны в 2011 г.

1. Подробнее см. Г.Г. Косач. Суданско-чадское урегулирование: саудовское посредничество. http://www.iimes.ru/05.05.2007.

2. Подробнее см. Е.А. Кудров. Об августовском урегулировании пограничных конфликтов как способе обретения Суданом позитивного внешнеполитического облика. http://www.iimes.ru/ 26.09.2006.

3. Сахафа, Аль-Вихда, 8.05.07.

4. Ар-Рай аль-Амм, 28.05.07.

5. The New York Times, 29.05.07.

6. Ар-Рай аль-Амм, 28.05.07.

7. Sudan Tribune, 31.05.07.

27.02MB | MySQL:66 | 0,767sec