Ближневосточная проблематика на саммите «Большой восьмерки» в Хайлигендамме

На прошедшем 6-8 июня 2007 г. в германском курортном городе Хайлигендамме саммите «Большой восьмерки» лидерами ведущих мировых держав были обсуждены различные актуальные вопросы современных международных отношений и мировой политики. Острая дискуссия развернулась вокруг перспектив размещения американских систем противовоздушной обороны (ПРО) в Восточной Европе, проблем экологии, защиты климата, настоящего и будущего демократических ценностей. В то же время главы государств членов «Большой восьмерки» не обошли своим вниманием целый ряд весьма существенных проблем, касающихся региона Ближнего Востока. Основными темами ближневосточной повестки дня саммита стали проблема вокруг иранского «ядерного досье» и ситуация в суданском Дарфуре.

Иранские исследования в области мирного атома уже давно превратились в широко обсуждаемую проблему среди политиков, дипломатов, экспертов и обозревателей. Не стал исключением и саммит в Хайлигендамме, где политическое давление на Тегеран продолжилось, найдя свое отражение в итоговых документах форума. Представители американской делегации в своих выступлениях всячески стремились представить дело так, что иранская ядерная программа является предметом большой озабоченности не только Вашингтона, но и всех членов «Большой восьмерки». Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что допускает применение санкций в отношении Ирана, в случае если Тегеран не выполнит требования, предъявляемые к нему мировым сообществом относительно иранской ядерной программы. Так, в частности, она сказала: «Мы не хотим идти на санкции, но если Иран не выполнит поставленных мировых сообществом требований, у нас не будет выхода, как принять эти санкции, хотя они и не идут на пользу народу этой страны… Иран должен пойти на выполнение выдвинутых ему предложений, а не продолжать идти своим путем выполнения ядерной программы, нетранспарентности использования атомной энергии и обогащения урана»[1].

По итогам саммита страны «Большой восьмерки» приняли «Заявление по нераспространению в Хайлигендамме». В нем они констатировали, что предотвращение распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки является «важнейшим фактором для поддержания международного мира и безопасности» и призвали «укреплять все имеющиеся в нашем распоряжении инструменты, используемые в борьбе с распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки». В документе подтверждено неотъемлемое право всех государств-участников ДНЯО на использование ядерной энергии в мирных целях, как это зафиксировано в статье IV в соответствии со всеми их обязательствами по Договору о нераспространении ядерного оружия. В то же время в заявлении указано на единство позиции стран-членов «Большой восьмерки» в отношении необходимости снятия «распространенческих озабоченностей, связанных с ядерной программой Ирана» [2]. В опубликованном заявлении говорится, что его участники сожалеют о невыполнении Тегераном резолюций Совета Безопасности ООН, требующих приостановки работ по обогащению урана. В документе также, в частности, отмечено, что «если Иран не выполнит взятых на себя обязательств, принятие дальнейших мер получит нашу поддержку»[3]. Иранская тематика не ограничилась одной лишь ядерной проблемой. Критике была подвергнута политическая риторика высшего руководства ИРИ. Так, канцлер Германии Ангела Меркель назвала угрозы президента Ирана Махмуда Ахмадинежада о «необходимости разгромить Израиль» неприемлемыми и недопустимыми[4].

Таким образом, члены «Большой восьмерки» потребовали от Ирана выполнить требования международного сообщества относительно его ядерной программы. Они призвали Тегеран прекратить любую деятельность по обогащению урана, а также исследования и развитие ядерных технологий с тем, чтобы создать предпосылки для начала переговоров. Не оспаривая право Ирана на мирное использование ядерной энергии, международное сообщество, как заявили члены «Большой восьмерки», должно удостовериться в мирном характере его ядерной программы. А это в свою очередь «может открыть совершенно новую страницу в наших отношениях с Ираном не только в сфере ядерной энергетики, но также в целом в политике, экономике, технологиях»[5].

Довольно обстоятельно лидеры «Большой восьмерки» высказались по ситуации вокруг суданского района Дарфур, где с 2003 года продолжается кровопролитный внутренний конфликт. В конце мая Вашингтон ввел дополнительные односторонние санкции против 30 связанных с правительством Судана компаний. Предполагается, что такие меры вынудят правительство африканского государства предпринять конкретные действия по урегулированию гуманитарного и политического кризиса в районе Дарфур. Многие страны «черного континента» негативно восприняли данный шаг американских властей. Так, участники саммита Сообщества государств Сахеля и Сахары (СГСС) осудили ужесточение односторонних санкций США против Судана, высказавшись за урегулирование проблемы суданского Дарфура политическими методами. Такую же позицию занимает и арабское сообщество. Как заявил генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ) Амр Муса, наложение США экономических санкций на правительство Судана приведет к эскалации напряженности в регионе и ударит по рядовым гражданам этой крупнейшей африканской страны. При этом он подчеркнул, что «существует реальная возможность прийти к соглашению и решить проблему Дарфура по дипломатическим каналам»[6].

На саммите в Хайлигендамме американская позиция по дарфурской проблеме вновь прозвучала в жестких тонах. Как заявил Джордж Буш, если ООН не в состоянии сделать эффективные шаги по урегулированию вопроса Дарфура, то США «сами приступят к действиям»[7]. Американский лидер выразил свое разочарование тем, что дарфурский вопрос долгое время не находит разрешения. Как показывает практика, США настроены продолжать наращивание давления на Судан с тем, чтобы заставить его руководство принять конкретные шаги по урегулированию многолетнего конфликта. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал международное сообщество к скорейшему решению вопроса Дарфура, выразив надежду на скорейшее утверждение суданским правительством проекта размещения смешанных сил ООН и Африканского Союза в районе Дарфура. По мнению генсека ООН, дарфурский вопрос является «самым актуальным» для него как генерального секретаря ООН[8].

В отдельном заявлении по ситуации в Дарфуре представители «Большой восьмерки» выразили «глубокую обеспокоенность тем, что обстановка в Судане продолжает характеризоваться конфликтами и раздорами», а также обеспокоенность «трагической ситуацией в Дарфуре с точки зрения безопасности и гуманитарного положения». Участники саммита решительно подчеркнули, что «те, кто нарушает права гражданского населения Дарфура, должны быть привлечены к ответственности, и мы поддержим усилия, направленные на то, чтобы предать правосудию виновных в зверствах преступников». Лидеры «Большой восьмерки» обратились с призывом к правительству Судана и повстанческим движениям «обеспечить безопасный и беспрепятственный гуманитарный доступ ко всем пострадавшим в конфликте», подчеркнув «необходимость уважения всеми сторонами норм международного гуманитарного права». В документе было также отмечено, что «не существует военного решения конфликта в Дарфуре», а также то, что страны «Большой восьмерки» полностью поддерживают «усилия специальных посланников ООН и Африканского союза, направленные на то, чтобы свести стороны за столом переговоров в целях достижения политического соглашения». Они также подчеркнули, что если «правительство Судана или повстанческие движения будут по-прежнему не выполнять свои обязательства, мы поддержим соответствующие действия в Совете Безопасности ООН»[9].

Практика приглашения на саммит «Большой восьмерки» лидеров стран Азии и Африки была продолжена и на этот раз. Из арабских лидеров в Хайлигендамм прибыл Абдельазиз Бутефлика – президент Алжира – одной из стран, стоявшей у истоков создания программы «Новое партнерство для развития Африки» (НЕПАД). Другой авторитетный арабский и африканский лидер президент Египта Хосни Мубарак, также приглашенный принять участие в саммите, не смог приехать в Хайлигендамм. Как сообщил министр иностранных дел АРЕ Ахмед Абу аль-Гейт, причиной отсутствия главы АРЕ стали предстоящие выборы в верхнюю палату парламента – Консультативный совет (шуру).

Надо сказать, что проблемам африканского континента лидеры «Большой восьмерки» уделили значительное внимание. В принятой по итогам саммита декларации «Рост и ответственность в Африке» они заявили о своей заинтересованности в стабильной, демократической и процветающей Африке. В документе отмечена «руководящая роль Африканского союза» в проведении операций по поддержанию мира на континенте. Лидеры «Большой восьмерки» заявили о намерении содействовать укреплению мира и безопасности в Африке путем оказания помощи субрегиональным организациям в укреплении их потенциала по обеспечению мира и стабильности в Африке. Они также заявили о готовности оказать помощь программам по борьбе с неконтролируемым распространением легкого и стрелкового оружия в Африке. Констатировав, что «в основе разжигания некоторых вооруженных конфликтов в Африке лежит незаконная эксплуатация природных ресурсов», лидеры «Большой восьмерки высказались за «укрепление надлежащего управления природными ресурсами, включая инициативы по увеличению транспарентности и улучшению мониторинга торговых потоков в странах, богатых природными ресурсами, а также в тех странах, где происходят гражданские волнения». Члены «Большой восьмерки» также обязались тесно взаимодействовать с правительствами африканских стран, ООН, частным сектором, гражданским обществом, с тем, чтобы прекратить незаконную эксплуатацию ресурсов. Участники саммита подтвердили ту роль, «которую быстро растущие развивающиеся экономики могут играть в развитии Африки, и поддерживают их участие как ответственных заинтересованных сторон, способствующих укреплению международной системы». Кроме того, они заявили о своей готовности сосредоточить «свои усилия на стимулировании роста и инвестиций в целях борьбы с нищетой и голодом, содействия упрочению мира и безопасности, надлежащего управления и укрепления систем здравоохранения, а также оказания помощи в борьбе с инфекционными заболеваниями» [10].

Такая активность лидеров «Большой восьмерки» на африканском направлении стала продолжением их последовательной политики помощи «черному континенту», а также ответом на весьма существенную критику, обрушившуюся на них накануне встречи в Хайлигендамме. Официальные лица правительств стран Африки, представители экономических кругов и ученые в своих многочисленных заявлениях призвали страны «Большой восьмерки» на практике выполнить взятые перед континентом обязательства, а не только выписывать дутые векселя[11].

Стоить отметить, что в отличие от предыдущих встреч на высшем уровне лидеры «Большой восьмерки» не стали уделять пристального внимания ситуации в Ираке и в зоне арабо-израильского конфликта. Как заявила Ангела Меркель, коснувшись проблемы арабо-израильского противостояния, процесс ближневосточного урегулирования должен продолжаться в рамках международных усилий и с выполнением сторонами конфликта взятых на себя обязательств. Хотя ближневосточная тематика не стала доминирующей на саммите в Хайлигендамме, тем не менее данный регион по-прежнему представляет значительный интерес для ведущих мировых держав, как с военно-политической, так и с экономической точек зрения.

 


[1] РИА Новости. 08.06.2007.

[2] ИТАР-ТАСС. 08.06.2007.

[3] ИТАР-ТАСС. 08.06.2007.

[4] РИА Новости. 08.06.2007.

[5] ИТАР-ТАСС. 08.06.2007.

[6] РИА Новости. 30.05.2007.

[7] Синьхуа. 07.06.2007.

[8] Синьхуа. 08.06.2007.

[9] Итоговые документы встречи глав государств и правительств «Группы восьми». ФРГ, Хайлигендамм. 6 – 8 июня 2007 г. Сайт Президента России www.kremlin.ru

[10] ИТАР-ТАСС. 08.06.2007.

[11] Синьхуа. 06.06.2007.

38.95MB | MySQL:87 | 1,024sec