Американские эксперты о сценариях развития процесса мирных переговоров с движением «Талибан»

Афганское движение «Талибан» (запрещено в РФ) надеется на достижение договоренностей с Соединенными Штатами на предстоящих переговорах, которые начнутся в столице Катара, Дохе, в конце текущей недели. Об этом, как сообщил в четверг 1 августа телеканал «Толо ньюс», заявил официальный представитель офиса движения талибов в Дохе Мухаммад Сохаил Шахин. По его словам, «Талибан» надеется, что соглашение с США о прекращении войны в Афганистане будет достигнуто, когда две стороны встретятся позже на этой неделе в Дохе». Шахин назвал предстоящие встречи в катарской столице «решающим раундом мирных переговоров» между талибами и представителями Вашингтона.  В среду 31 августа спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад заявил, что возобновит в скором времени переговоры с движением «Талибан». 28 июля Шахин сообщил, что движение «Талибан» не собирается вести прямые переговоры с официальным правительством Афганистана до тех пор, пока не будет объявлено о выводе из страны иностранных войск.
В этой связи надо отметить общий оптимизм большинство американских экспертов и обозревателей. Они практически солидарно полагают, что ситуация развивается обвально и на предстоящих консультациях в Дохе будет наконец-то заключено долгожданное соглашение. По их оценке, заметки в твиттере 31 июля Залмай Халилзада, специальный представитель США по примирению в Афганистане и ведущего переговорщика на переговорах США с талибами, о том, что Соединенные Штаты готовы «заключить соглашение» при условии, что талибы «сделают свою часть», являются самым надежным индикатором того, что обе стороны находятся на пороге заключения эпохального мирного соглашения и окончания их 18-летнему конфликту. Всего двумя днями ранее, госсекретарь Майкл Помпео заявил, что президент США Дональд Трамп хочет сокращения американских сил из Афганистана перед президентскими выборами 2020 года. Хотя мирное соглашение кажется неизбежным, американские эксперты дают три варианта развития ситуации: крах переговоров, продолжение как переговоров, так и боевых действий, то есть сохранения статус-кво; или мирное соглашение в рамках окончательного прекращения боевых действий.
Сценарий 1. Американские аналитики указывают, что 18-летняя война в Афганистане является самым продолжительным конфликтом Вашингтона. Но сочетание различных факторов (патовая ситуация на поле боя в Афганистане и смещение акцента США в сторону конкуренции с Россией и КНР) вынуждают Соединенные Штаты искать выход из этого конфликта. При этом ситуацию нагнетает сам Трамп, который с самого начала был против участия США в войне в Афганистане. Но даже если мир между Вашингтоном и «Талибаном» будет близок, следующий раунд мирного процесса будет сосредоточен на гораздо более сложной задаче переговоров о соглашении о разделе власти между талибами и центральным правительством. В этом случае взаимные требования талибов и США окажутся непримиримыми, что приведет к тому, что одна или обе стороны откажутся от переговоров. Такое развитие событий не обязательно разрушит надежды на возобновление переговоров в будущем, но это будет означать, что одна или обе стороны считают, что военное решение — в отличие от политического решения — является в данном случае приоритетным. В конечном счете, главным следствием прекращения переговоров является то, что Соединенные Штаты и НАТО, которые имеют 14 000 и 8 000 военнослужащих в стране, соответственно, будут по-прежнему участвовать в 18-летнем конфликте. Помимо очевидных гуманитарных последствий продолжающегося кровопролития, воюющий Афганистан, в свою очередь, нанесет ущерб региональной экономической интеграции страны, которая включает в себя использование ее роли в качестве ключевого наземного моста на перекрестке Ближнего Востока, Центральной Азии, Южной Азии и Китая. У Афганистана, охваченного войной, будет очень мало шансов продвинуть вперед проект трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), участвовать в китайской инициативе «Один пояс, один путь» или извлекать выгоду из разработки месторождений полезных ископаемых, общая потенциальная стоимость которых оценивается экспертами примерно в триллион долларов.
Сценарий 2. Переговоры и боевые действия.
В этом сценарии боевые действия между поддерживаемыми НАТО афганскими силами безопасности и возглавляемыми талибами повстанцами будут продолжаться параллельно с многочисленными раундами переговоров с участием боевиков и Соединенных Штатов. Талибы, скорее всего, будут продолжать борьбу до тех пор, пока Вашингтон не объявит о выводе войск — это означает, что афганским силам безопасности придется продолжать борьбу в ответ. Учитывая это, одним из основных требований Халилзада талибам является достижение соглашения о полном прекращении огня. Талибы заявили, что они поддерживают такое требование, но только в том случае, если Соединенные Штаты сначала объявят о выводе войск, что позволит «Талибану»  претендовать на победу в достижении главной цели повстанцев: вывод иностранных сил, которые первоначально свергли талибов в 2001 году, что привело собственно к нынешнему патовому варианту развития ситуации. Этот вариант нам кажется наиболее предпочтительным, несмотря на возможно очень обнадеживающие заявления сторон по итогам консультаций.
Сценарий 3. Мирное соглашение, которое является заявленной целью нынешних переговоров. В соответствии с этим сценарием Соединенные Штаты и движение «Талибан» заключат мирное соглашение, включающее четыре основных пункта: постоянное прекращение огня, которое положит конец войне; обязательство движения «Талибан» не допустить использования Афганистана в качестве базы для совершения нападений транснациональными экстремистскими группами, такими как «Аль-Каида» и хорасанский филиал «Исламского государства»; сроки вывода американских войск; обязательство движения «Талибан» начать диалог с поддерживаемым НАТО центральным правительством в Кабуле. Хотя есть много вариантов, Соединенные Штаты могли бы осуществить поэтапное сокращение, которое происходит в течение нескольких лет, сохраняя при этом остаточное количество войск. Это тот вариант, против которого талибы выступают категорически против. Однако каким бы важным ни было мирное соглашение между США и талибами, оно откроет дверь к гораздо более сложному этапу мирного процесса: внутриафганским переговорам между повстанцами и Кабулом с целью выработки соглашения о разделе власти. Фундаментальные вопросы, касающиеся действительности конституции Афганистана, прав женщин и собственного отношения талибов к выборам и демократии, потребуют решения в ходе длительного, трудного и спорного процесса в преддверии дважды отложенных президентских выборов в Афганистане, которые запланированы на следующий месяц.
Американские эксперты говорят о том, что в конечном счете, провал переговоров является наименее вероятным сценарием, учитывая, что Соединенные Штаты хотят вывести войска, но не могут сделать этого без какого-либо соглашения с «Талибаном», которое включало бы в себя обязательство последних сотрудничать в рамках борьбы с терроризмом, а также желание силового американского блока сохранить в Афганистане потенциально сильное присутствие своих разведорганов с целью предотвращения организации новых резонансных терактов на территории США. В конце концов, надо учитывать и главное требование Трампа: минимизировать участие США в конфликтах за рубежом (он только неохотно согласился отправить еще несколько тысяч военнослужащих в Афганистан в 2017 году), в то время как более крупная стратегия Соединенных Штатов заключается в том, чтобы перенаправить свое внимание с терроризма на конкуренцию с Россией и КНР. В этой связи американские аналитики указывают на то, что шансы на заключение мирного соглашения сейчас выше, чем когда-либо. Тем более что Соединенные Штаты не хотят вести переговоры бесконечно без достижения четкого результата. Именно поэтому Соединенные Штаты впервые решили включить саму тему присутствия своих войск в стране в повестку переговоров с движением «Талибан», и именно поэтому Соединенные Штаты решили взять на себя ведущую роль в этих переговорах вместо того, чтобы поддерживать такой диалог со стороны нынешнего режима в Кабуле. Талибы, со своей стороны, не хотят провала переговоров, потому что они рассматривают их как оптимальную возможность добиться вывода иностранных сил. Конечно, есть множество проблем, которые могут сорвать этот процесс. Например, в 2015 году появились откровения (это не «откровения», а сознательные утечки со стороны служб безопасности Кабула с целью стимулировать раскол и ослабление талибов. И эта операция проводилась тогда совместно с американцами- авт.) о том, что основатель движения мулла Омар умер за два года до этого. В конечном итоге новости сорвали зарождающиеся мирные переговоры талибов и Кабула, и стимулировали дальнейшие боевые действия. Опять же рискнем заметить, что речь идет о провале целенаправленной стратегии Вашингтона и Кабула по расколу талибов и дистанцирования от процесса внутрафганского урегулирования Исламабада. И такие шаги явились в свою очередь плодом ошибочных разведданных и их анализа со стороны американского силового блока. Американцы заглотнули тогда ангажированные данные своих афганских коллег об утере пакистанцами контроля над движением «Талибан» и расколе внутри его самого. Как итог — не только возвращение Пакистана в число ключевых спонсоров талибов и возобновление боевых действий с удвоенной силой, но и его союз в этой связи с Ираном, который благодаря этому самым серьезным образом усилил там свое влияние.
В связи со всем сказанным американские эксперты делают вывод, что шансы на мирное соглашение сейчас выше, чем когда-либо, особенно потому, что Соединенные Штаты не хотят вести переговоры бесконечно без достижения четкого результата и потому, что Пакистан, главный внешний спонсор талибов, вынудил боевиков к переговорам, поскольку он стремится улучшить отношения с Вашингтоном. (Это желание было продемонстрировано недавней встречей премьер-министра Пакистана Имран Хана с Дональдом Трампом в Вашингтоне.) Естественно,  что сделка между США и талибами только подготовит почву для гораздо более сложного предложения: внутриафганских переговоров.
Рискнем внести в эти рассуждения и выводы следующие поправки. Судя по настрою американских экспертов, решение о выходе на промежуточное соглашение с «Талибаном» Трампом уже принято, и оно состоится при всех вариантах и пожеланиях талибов. Скорее всего, США объявят после этого раунда консультаций график вывод своих сил, который начнется уже в сентябре. Следует также ожидать, что основная часть сил будет выведена в течение года, но не исключено, что и до конца 2019 года. При этом очень локальные контингенты останутся в Кабуле и двух-трех крупных городах страны. Главная задача американцев в рамках нынешних переговоров — усадить талибов за один стол с представителями Кабула. Без такого обязательства со стороны сил сопротивления выводить американские войска практически является признанием своего поражения. Как мы показали в самом начале статьи, талибы на такой вариант размена — постепенный вывод иностранных  сил, а потом взамен начало прямых переговоров прямо сейчас не готовы. И это обстоятельство будет вынуждать американцев пойти на чисто пропагандистскую историю в рамках своей афганской стратегии: объявить график вывода войск, но не торопится его осуществлять, пока не начнутся прямые внутриафганские переговоры. Талибы в этой связи могут также пойти на блеф. Согласится на прямые переговоры, которые можно вести до бесконечности, и увязать их начало только с началом реального вывода сил США из страны. И по мере их ухода из различных районов страны просто тихо и без лишнего шума устанавливать там свой контроль, постепенно сжимая кольцо вокруг столицы.

52.5MB | MySQL:112 | 0,412sec