Нефтяной экспорт Иракского Курдистана: за кулисами договоренностей федерального центра и региона. Часть 4

Эксперты Иракского дома СМИ «В поддержку ценностей демократии и принципа прозрачности» проводя мониторинга сообщений СМИ, отдельное внимание обратили на материалы, публиковавшиеся с даты подписания соглашения, до 28 июля 2015 г.

Не остался незамеченным и отчет, опубликованный Министерством природных ресурсов Иракского Курдистана от 22 августа 2015 года, в котором содержались новые данные об экспорте в период с 24 июня по 24 августа 2015 года. Кроме того, они суммировали комментарии федеральным Министерством нефти этого документа, подтверждающие противоречивые цифры и информацию.

В числе первых, основную часть мониторинга составили материалы Министерства природных ресурсов Иракского Курдистана:

Там, в частности, декларировалось:

Чтобы восстановить нормальные условия в отношении экспорта нефти и доходов, чтобы народ Курдистана мог управлять собой

Несмотря на значительные политические и экономические проблемы, воровство и вандализм на экспортном трубопроводе внутри Турции(!), Министерство природных ресурсов (MNR) увеличило темпы экспорта сырой нефти и произвело достаточное ее количество, необходимое для достижения запланированных целей с точки зрения обеспечения доход в региональном бюджете Курдистана. (Тогда зачем вам транши из федерального бюджета?- авт.)

Политика регионального правительства Курдистана (РПК) направлена ​​на увеличение прямых продаж нефти (что было согласовано в июне региональным правительством Курдистана и всеми пятью политическими партиями в правительственной коалиции), чтобы позволить РПК покрыть текущие расходы правительства и государственные зарплаты и начать выплачивать невыплаченную заработную плату. Кроме того, региональное правительство Курдистана сможет платить экспортерам нефтяных компаний, чтобы они могли поддерживать и затем увеличивать уровни экспорта нефти, что крайне важно для экономического благосостояния региона.

В 2014 году правительство бывшего премьер-министра Нури аль-Малики сократило весь бюджет Иракского Курдистана, создав финансовый кризис для жителей региона.

В то время, несмотря на ограниченные возможности экспорта нефти, Министерство природных ресурсов под руководством Совета по нефти и газу в Иракском Курдистане быстро приняло решение организовать альтернативную финансовую поддержку путем:

А. Увеличения экспортных возможностей нефтепроводов.

Б. Увеличения фактического экспорта нефти.

В. Защиты финансовых ресурсов путем, уплаты покупателям авансовых платежей за будущие нефтяные платежи.

Как прямой результат этих мер, РПК удалось выжить в финансовом отношении в 2014 году, выплатив, таким образом, часть заработной платы своим сотрудников, и не выплачивая остальную часть. Однако другие непредвиденные факторы серьезно повлияли на финансовое положение, Террористическое и экономическое бремя в регионе усугублено размещением 1,8 млн беженцев и перемещенных лиц.

РПК и все политическое руководство в Иракском Курдистане, включая пять политических партий правительственной коалиции, в конце 2014 года, после обсуждения нового бюджета, решили предоставить новому правительству в Багдаде под руководством своего нового премьер-министра Хайдера аль-Абади еще один шанс.

И поддерживать сотрудничество и координацию, достигнутые с Багдадом всеми политическими лидерами в Иракском Курдистане. Оно состоит из перевода определенных сумм от продажи курдской нефти в SOMO в обмен на полную долю региона из бюджета федерального правительства на 2015 год, которая оценивалась примерно в 1 млрд долларов в месяц.

Хотя Министерство природных ресурсов удовлетворено новым соглашением с правительством Багдада, сомнительно, что правительство Багдада выполнит свои финансовые обязательства в соответствии с планом «нефть для бюджета». Тем не менее, Министерство природных ресурсов поощряет решение РПК двигаться вперед, чтобы сделать новый план эффективным для обеих сторон.

К сожалению, согласно оценке Министерства природных ресурсов, в первые пять месяцев 2015 года региональное правительство Курдистана получило только одну треть суммы, подлежащей погашению из федерального бюджета. Это привело к быстрому ухудшению финансового кризиса в Иракском Курдистане и вызвало значительное накопление задолженности по зарплате государственных служащих.

В результате их ожиданий того, что кризис будет углубляться месяц за месяцем, министерство природных ресурсов организовало серию встреч с Региональным советом по нефти и газу, Советом министров, политическим руководством пяти партий в Иракском Курдистане, парламентом Иракского Курдистана и депутатами федерального парламента в Багдаде. Министр природных ресурсов разъяснил экономические реалии ситуации в регионе и призвал поддержать реформы, направленные на сокращение государственных расходов.

При поддержке кабинета министр финансов взял на себя инициативу и принял заслуживающий доверия план реформ, направленный на сокращение государственных расходов и увеличение не нефтяных доходов в регионе.

К сожалению, дефицит бюджета Багдада, наряду с ростом расходов со стороны регионального правительства Курдистана, как никогда ранее, привел к дальнейшим задержкам в зарплате бюджетникам.

В конце весны 2015 года неспособность Багдада предоставить справедливую долю РПК в согласованном бюджете или его нежелание предоставлять ее, стали очевидны. Но, несмотря на неопровержимые доказательства, политическое руководство не предприняло никаких действий, чтобы справиться с этой ухудшающейся новой реальностью.

Вынужденное политическое решение вступило в силу 24 июня 2015 года. Программа включала следующее:

— увеличение Министерством природных ресурсов экспорта сырой нефти до 500 000 баррелей в день с месторождений Иракского Курдистана, при условии, что подача нефти в трубопроводах Министерства природных ресурсов не будет прервана и будет осуществляться без какого-либо политического вмешательства или отступления от принятых решений.

— предполагалось средняя цена до конца года останется $ 55 за баррель.

В это очень трудное время Министерство природных ресурсов призывает все политические партии в Иракском Курдистане отложить в сторону свои разногласия, которые служат узким корыстным интересам и часто наносят им ущерб, и перестать использовать нефть в качестве политического футбола, ослабляя нашу способность поддерживать доверие покупателей и желание нефтяных инвесторов.

…Мы также надеемся, что политические партии сплотятся вокруг Министерства природных ресурсов, чтобы поддержать его работу перед лицом кризиса и что оно работает на благо народа Курдистана.

Ответ Министерства нефти Ирака, признавая, в общем-то, неоднократно озвученные факты, приводит интересную подробность :

  1. В отчете Министерства природных ресурсов не упоминается, что регион поставлял с начала года до 31 мая 2015 года около 328 тысяч баррелей в сутки, в среднем около 60%, а до 23.08.2015 года около 241 тысячи баррелей в сутки, 44% от суммы, которая должна быть передана федеральному правительству в соответствии с законом о бюджете. Статья 11 / III Закона о бюджете предусматривает, что «в случае невыполнения любой стороной (федеральным правительством, региональным правительством Курдистана) своих нефтяных или финансовых обязательств, согласованных в этом бюджете, другая сторона обязана выполнять свои обязательства, будь то нефтяные или финансовые».

В отчете министерства по бюджету (статья 10) не упоминаются 17%, выделенные региону по фактическим и незапланированным расходам, поэтому, когда в докладе министерства говорится о миллиарде долларов, которые автономия должна получать от федерального правительства ежемесячно, всем известно, что фактические расходы уменьшились из-за уменьшения экспортируемых количеств и цен на нефть и больше не составляют миллиард долларов в месяц, как говорится в отчете. Между тем, Статья 10 / IV гласит: «Когда происходит увеличение или уменьшение общих расходов федерального бюджета — это, пропорционально, увеличивает или уменьшает долю Курдистана».

Федеральное правительство и регион имеют обязательства и взаимные обязательства. В статье 11 / I / B Закона о бюджете говорится, что «дебиторская задолженность за 2004–2014 годы и последующие годы должна быть урегулирована между территорией и федеральным правительством после проверки Федеральным бюро аудита и по согласованию с Бюро финансового контроля региона».  Поэтому мы приветствуем доклад регионального министерства Курдистана о том, что «правительство территории всегда будет открыто для обсуждения и диалога с коллегами в Багдаде с целью решения всех существующих проблем в нефтегазовой сфере и развития долгосрочного сотрудничества, «от которого выигрывают все». Это подтверждалось федеральным Министерством нефти на встречах и в меморандумах, которыми обмениваются стороны, для решения этих деликатных тем, особенно в этих обстоятельствах, которые требуют откровенности и точности в информации и сотрудничестве всех на общее благо.

Итак, на основании приведенных фактов можно сделать следующий вывод: главной проблемой в расчетах на нефть между Эрбилем и Багдадом является сама эта практика, когда Ираксому Курдистану была создана эта привилегия, право самостоятельной продажи нефти.  Технический блок проблемы прост, РПК до недавних пор не удавалось выйти на запланированные объемы поставок, а произошло это только после подключения к северному экспортному каналу киркукской нефти, которая и до окончания ремонта месторождений и наращивания добычи, составляла большую часть нефти в трубе. Расчеты обременены спецификой составления и реализации федерального бюджета, закона, который будучи принят, не может быть изменен, а также сложностью контроля и учета экспорта ввиду ведомственной разобщенности Министерства природных ресурсов региона и федеральных органов: Министерства нефти, Северной нефтяной компании и SOMO. Технический блок проблем усугубляется коррупционной составляющей и политикой, когда нефть делается предметом давления и громких деклараций. Виноваты в сложившейся ситуации изначально те, кто перекраивал послевоенный Ирак в его нынешний вид и позволил Иракскому Курдистану обрести практически все атрибуты государственности, включая контроль над продажами нефти. До тех пор, пока он не будет аннулирован, и весь экспорт иракской нефти, вновь не будет сосредоточен под контролем центрального государственного органа, той же SOMO, эта проблемы будет существовать, периодически обостряясь и негативно сказываясь на внутрииракской стабильности.

43.5MB | MySQL:87 | 0,685sec