Возвращение Эхуда Барака

Итак, израильская партия Труда подвела итоги выборов своего нового председателя. Одного тура для этого не хватило[1], впервые в партийной истории выборы прошли в два этапа. Эхуд Барак, в первый раз избранный лидером израильских социал-демократов ровно десять лет назад, 3 июня 1997 г. (его каденция во главе партии продолжалась до февраля 2001 г.), сумел вернуться победителем. Шести с половиной лет вынужденного политического аутсайдерства как не бывало: с момента его отставки партия Труда трижды выбирала лидера (4 сентября 2001 г., 19 ноября 2002 г. и 9 ноября 2005 г.) – Барак все три раза благоразумно оставался в тени, чтобы на четвертый раз прийти – и выйти победителем.

Надо сказать, что и теперь победа Эхуда Барака совсем не казалась очевидной. Так, согласно опросу общественного мнения, проведенному среди членов партии Труда компанией «Маагар мохот» [в дословном переводе с иврита – «Банк умов»] для радиостанции «Решет бет» [второй канал радиовещания] в начале января 2007 г. (данные были опубликованы 12 января), 44% опрошенных выразили мнение, что Ами Аялон, а вовсе не Эхуд Барак, является наиболее подходящей кандидатурой на пост министра обороны Израиля (этот портфель в ходе коалиционных переговоров в апреле 2006 г. был отдан председателю партии Труда, кто бы ни занимал эту должность). Эхуд Барак оказался на втором месте только с 36% процентами. На вопрос о том, кого они склонны поддержать на выборах председателя партии, 31% назвали имя Ами Аялона и только 27% – имя Эхуда Барака. На вопрос о том, верят ли они, что Э. Барак за прошедшие после отставки годы извлек уроки из своих ошибок и изменился, утвердительно ответили 44% респондентов, отрицательно – 45%[2].

24 мая с.г., за три дня до начала праймериз в партии Труда, институт социологических исследований «Дахаф» под руководством Мины Цемах провел по заказу газеты «Едиот ахронот» [«Последние известия»] новый опрос. Результаты этого исследования вновь свидетельствовали, что наибольшей популярностью пользуется у лейбористов именно депутат кнесета Ами Аялон, поддержку которому выразили 35% опрошенных. Эхуда Барака поддержали только 31% респондентов. При этом, хотя и А. Аялон, и Э. Барак по данным опроса набирали больше, чем все три других кандидата, вместе взятые, включая бывшего на тот момент председателем партии Амира Переца, планку в 40% (а именно столько нужно, согласно Уставу партии, для победы) не преодолевал никто, из-за чего второй тур выборов, в котором должны были принять участие два победителя из первого тура, оказывался неминуемым. Интересно, что, согласно данным проведенного 24 мая опроса, Ами Аялон должен был с легкостью выиграть во втором туре: его собирались поддержать 49% членов партии, Эхуда Барака – на 10%  меньшее число однопартийцев[3].

В ходе первого тура голосования (28 мая) Э. Барак достаточно неожиданно на 5% опередил А. Аялона, набрав 35,6% голосов против 30.6% у его основного соперника. Интересно, что такой результат оказался сюрпризом даже для социологов, опрашивавших избирателей на выходе с избирательных участков (exit polls). Так, по данным опроса, проведенного по заказу первого канала израильского телевидения, преимущество Эхуда Барака над Ами Аялоном должно было составить всего 2% (38% против 36%), а данные опроса, проведенного социологическим институтом «Маагар мохот» для второго канала, вообще показали аж шестипроцентный перевес Ами Аялона (39% против 33% у Эхуда Барака)[4].

На протяжении двух недель, прошедших между двумя турами голосования, опросы проводились практически ежедневно, но все они показывали, что А. Аялон и Э. Барак имеют примерно равные шансы на победу, а разница между ними оказывалась в пределах статистической погрешности (менее 5%). При этом следует помнить, что после отмены в 2001 г. прямых выборов премьер-министра, главой исполнительной власти страны становится не тот политик, который имеет наивысший личный рейтинг, а тот, кому удалось заручиться поддержкой парламентского большинства. В этой связи критическую важность для партии Труда имеет вопрос о том, сколько мандатов в кнесете ей удастся получить во главе с тем или иным лидером. Опросы, проведенные накануне второго тура выборов, и в этом аспекте демонстрировали, казалось бы, явный перевес Ами Аялона. Так, социологический институт «Галь хадаш» [«Новая волна»] по заказу десятого канала израильского телевидения провел опрос общественного мнения с целью выяснить, кто – Ами Аялон или Эхуд Барак – способен принести партии больший электоральный успех, причем опрашивались не только члены партии Труда и ее сторонники, но и представители всех остальных слоев населения Израиля. 21% респондентов заявили, что в случае победы во втором туре А. Аялона шансы на то, что они на следующих выборах в кнесет проголосуют за представляемую им партию, повысятся; 6% же сказали, что при таком сценарии партия Труда станет для них менее привлекательной (итог: +15%). Если же побеждает Э. Барак, то у 9% опрошенных мотивация голосовать за партию Труда усилится, а у 21% – наоборот, ослабеет (итог: –12%)[5]. Согласно данным опроса, проведенного по заказу новостного агентства «Ynet» социологом Рафи Смитом, в ответ на вопрос, «считаете ли Вы Ами Аялона подходящим кандидатом на пост премьер-министра Израиля?», положительный ответ дали 34% опрошенных. Когда тот же вопрос был задан применительно к кандидатуре Э. Барака, «да» ответили только 25% респондентов. Что еще более важно, по данным этого опроса, партия Труда во главе с Эхудом Бараком может рассчитывать лишь на 16 мест в парламенте (ныне ее фракция насчитывает 19 депутатов), в то время как во главе с Ами Аялоном – на 23[6]. Таким образом, по данным опросов, Ами Аялон, казалось, был более популярным и в партии (а право выбора председателя партии Труда имеют все ее члены, 103658 человек),  и среди населения страны в целом.

Не забудем и о том, что занявший третье место в первом туре (его поддержали 22,4% участников голосования) уходящий глава партии Труда Амир Перец перед вторым туром поддержал как раз Ами Аялона. Занявший четвертое место Офир Пинес-Паз поддержал Эхуда Барака, но О. Пинес-Паз получил в первом туре поддержку лишь 9% избирателей – и здесь, казалось бы, элементарное арифметическое сложение (30,6% его собственных голосов плюс 22,4% – Амира Переца) должно было обеспечить Ами Аялону уверенную победу.

Кроме того, учитывая, что примерно каждый седьмой израильский избиратель – выходец из СССР/СНГ, прибывший в страну после 1989 г., немаловажным фактором является мнение о претендентах на пост главы правительства русскоязычного электората. За последние двадцать лет лидеры социал-демократов дважды выигрывали выборы и формировали правительство Израиля (Ицхак Рабин в 1992 г. и Эхуд Барак в 1999 г.), и оба раза их победа была бы невозможной без поддержки, которую оказали этим политикам на выборах русскоязычные израильтяне[7]. Опрос же, проведенный русскоязычным телеканалом RTVi с 2 по 9 июня, показал, что 66% аудитории канала поддерживают кандидатуру А. Аялона и лишь 33% – Эхуда Барака[8]. Шансы Ами Аялона казались предпочтительными со всех точек зрения.

Второй тур выборов Ами Аялон, однако, проиграл, причем до сих пор непонятно, как же, собственно, это произошло. Предположение некоторых комментаторов о том, что это связано со снижением активности избирателей, несостоятельно: в первом туре проголосовали 67 тысяч 454 человека, во втором –  67 тысяч 342 человека, разница – минимальная (всего 112 человек), в двадцать раз меньшая, чем разница в численности голосов, полученных претендентами (34542 человека поддержали во втором туре Э. Барака, 32117 – А. Аялона). Социологи и политологи, анализирующие перипетии внутриполитической жизни Израиля, пока не смогли внятно объяснить, каким образом очевидный фаворит выборов в партии Труда их проиграл.

Насколько убедительна победа Эхуда Барака? В принципе, перевес лишь в три с половиной процента особенно впечатляющим не назовешь. С другой стороны, принимая во внимание итоги внутрипартийных битв в среде социал-демократов в последние годы, можно считать, что легитимность избрания Э. Барака едва ли будет поставлена под сомнение. В сентябре 2001 г. перевес победившего на выборах Биньямина Бен-Элиэзера над Авраамом Бургом также составил менее 4% (51,2% против 47,3%), в ноябре 2005 г. менее 2,5% голосов разделяли победившего на выборах Амира Переца и занявшего второе место Шимона Переса (42,3% против 40,0%, третьим, с 16,8% голосов «за», оказался Биньямин Бен-Элиэзер). Кстати, десять лет назад сам Э. Барак хоть и оторвался более чем на 20% от ближайшего преследователя (им был нынешний лидер леворадикальной партии МЕРЕЦ Йоси Бейлин), получил лишь 50,3% голосов. В отсутствии консенсуса относительно личности лидера и при постоянной смене руководства нет повода сомневаться в легитимности победы Эхуда Барака, хотя остается открытым вопрос о том, насколько долгим будет его «второе пришествие».

Немедленно после объявления результатов голосования премьер-министр Израиля Э. Ольмерт предложил Э. Бараку пост министра обороны (это назначение было утверждено министрами единогласно в ходе телефонного опроса в пятницу, 15 июня), который с 4 мая 2006 г. занимал теперь уже экс-глава лейбористов А. Перец. Случайно взлетевший на вершины власти профсоюзный активист за 13 месяцев пребывания в Министерстве обороны так и не убедил общество в своей профессиональной состоятельности. Перед системой обороны Израиля стоят сейчас чрезвычайно сложные задачи, связанные с необходимостью одновременного противостояния крайне усиливавшимся силам исламских боевиков как на южной (в секторе Газы), так и на северной (в Ливане) границах Израиля. Эхуд Барак известен как храбрый солдат и офицер, блестящий и творческий военачальник, уже занимавший все высшие посты в системе управления вооруженными силами страны. Вместе с тем далеко не факт, что у него есть адекватное представление о том, что и как реально можно сделать для успешного противостояния силам ХАМАСа и «Хизбаллы»; в конце концов, его премьерскую каденцию 1999–2001 гг. иначе как провальной не назовешь. От того, сумеет ли Э. Барак, возглавляя Министерство обороны, добиться перелома в крайне неблагоприятной для Израиля динамике отношений с радикальными исламскими террористическими организациями, зависит дальнейшее развитие его политической карьеры. Однако куда важнее, что от этого зависит и само выживание Государства Израиль как такового.

[1] О первом туре выборов см. статью: А.Эпштейн «Шаг вперед, два шага назад: Первый тур выборов председателя партии Труда – социологический анализ» на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/29-05-07b.htm

[2] См. статью «В “Аводе” предпочитают Ами Аялона, а не Барака», на сайте Института социально-политических исследований (ISPR):  http://www.intersol.co.il/ispr/index.php?page=3581

[3] «Праймериз в “Аводе”: Ами Аялон обходит Эхуда Барака с минимальным перевесом», см. сообщение информационного агентства «Newsru.co.il»:  http://newsru.co.il/israel/25may2007/avoda404.html

[4] «В “Аводе” завершилось голосование. По данным опросов, лидируют Эхуд Барак и Ами Аялон», см. сообщение информационного агентства «Newsru.co.il»: http://www.newsru.co.il/arch/israel/28may2007/avod506.html

[5] См. статью «Опрос 10-го канала: Аялон более выгоден “Аводе”, чем Барак» на сайте Института социально-политических исследований (ISPR):

http://www.intersol.co.il/ispr/index.php?page=3751.

[6] «Опрос YNET: Нетаниягу с легкостью обходит Барака и Аялона и приносит “Ликуду” 34 мандата», см. сообщение информационного агентства «Newsru.co.il»: http://newsru.co.il/israel/10jun2007/kadim407.html.

[7] Этот вопрос подробно рассмотрен в книге В.Э. Ханина «“Русские” и власть в современном Израиле» (Москва: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004).

[8] «“Русские израильтяне” предпочитают видеть лидером “Аводы” Ами Аялона», см. сообщение информационного агентства «Newsru.co.il»:

http://newsru.co.il/israel/10jun2007/ayalon_102.html.

49.47MB | MySQL:112 | 0,776sec