Гражданская война в Палестине: реакция в мире

Происходящая на палестинских территориях гражданская война между двумя политическими группировками, ХАМАСом и ФАТХом, привела к изменению геополитической картины на Ближнем Востоке. Вооруженный захват власти ХАМАСом в секторе Газы обусловил появление нового политического образования, которое аналитики назвали «ХАМАСстаном». Поражение ФАТХа в секторе Газы привело к тому, что на территории Западного берега реки Иордан (ЗБРИ) Махмуд Аббас поспешил нейтрализовать любую попытку государственного переворота путем арестов активистов ХАМАСа в этой части Палестины, а также роспуском «правительства национального единства» во главе с Исмаилом Ханией и созданием нового палестинского кабинета во главе с Салямом Файядом, бывшим министром финансов, который 17 июня с.г. был приведен к присяге. В секторе Газы новое правительство не признали, что, однако, не привело к двоевластию просто потому, что в разных частях Палестины действуют свое правительство, которое держит ситуацию под контролем на своей территории. И сейчас для каждой из сторон – ХАМАСа и ФАТХа – крайне важно не только удержать под контролем сектор Газы и ЗБРИ соответственно, но и получить признание в мире. Однако события происходили столь стремительно, что мировая общественность не успевала реагировать на происходящее в этом регионе. И первое оцепенение, вызванное столь быстрым изменением геополитической карты Ближнего Востока, вскоре привело мировое сообщество к необходимости определиться со своей позицией относительно ситуации в Палестине.

Глава ПНА Махмуд Аббас, сознавая, что теряет власть над сектором Газой, поспешил обратиться за помощью в ООН, выступив с предложением отправить в этот анклав миротворческий контингент. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун откликнулся на просьбу Аббаса, однако сама идея размещения «голубых касок», пусть даже в районе Филадельфийского коридора (известного так же, как коридор Салах-ад-Дина), на границе сектора Газы с Египтом, была немедленно похоронена заявлением пресс-секретаря ХАМАСа Сами Абу Зухри, который сказал, что «любые иностранные войска в секторе Газы будут рассматриваться как оккупационные». Даже мысль об отправке миротворцев из мусульманских стран была отклонена в ультимативной форме: «Мы (ХАМАС. – Р.С.) будем уничтожать этих оккупантов независимо от их мандата и государственной принадлежности». Тем самым вмешательство ООН в попытку решить проблему оказалось тщетным, поскольку, как утверждает заместитель генсека ООН по миротворческим операциям Жан-Мари Генно, на размещение миротворческих сил требуется согласие обеих враждующих сторон. К тому же участие ООН в секторе Газы пока не представляется возможным, поскольку два сотрудника одной из гуманитарных организаций, действующих под эгидой ООН, были убиты в ходе боевых действий, что затруднит в ближайшем будущем присутствие любых представителей этой организации. Поэтому, как пишет британская «The Guardian» (15 июня с.г.), обсуждение самой возможности отправки миротворцев ООН «скорее отражало международное отчаяние, чем представляло собой жизнеспособную непосредственную реакцию».

Евросоюз поначалу был настроен также на участие своих военных в урегулировании конфликта между ФАТХом и ХАМАСом, о чем еще 13 июня заявил Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана, сказав, что, если такое обращение поступит, то в Брюсселе готовы будут рассмотреть возможность присутствия миротворческого контингента ЕС в секторе Газы. Однако никакого обращения как со стороны М. Аббаса, который скорее всего понял бесперспективность этого плана после нежелания ООН направить туда «голубые каски», так и уж тем более со стороны руководства ХАМАСа, который заранее всех миротворцев объявил «оккупантами», не поступило. Дальнейшие события в секторе Газы, демонстрирующие победу ХАМАСа, явно напугали Брюссель, поскольку ситуация стала выходить из-под контроля тех сил, с которыми ЕС мог вести диалог. Поэтому, осудив ХАМАС за происходящее в Газе, Евросоюз выступил полностью в поддержку действий главы ПНА (правда, не стал осуждать действия боевиков ФАТХа, которые на территории ЗБРИ, осуществляли репрессивные меры против активистов ХАМАСа), в том числе поспешил признать новое правительство Саляма Файяда.

Крайне любопытной во всем происходящем на Ближнем Востоке видится позиция США. С одной стороны, Белый дом поддержал М. Аббаса в его решении отправить в отставку правительство во главе И. Ханией, но с другой стороны, как пишет «The New York Times» (15 июня с.г.), Вашингтон смирился с захватом власти ХАМАСом в секторе Газы. США сейчас выбирают стратегию «Западный берег превыше всего», поскольку тогда есть шанс сохранить хоть кого-то с палестинской стороны, с кем можно вести переговоры. Вот почему так поспешно было принято решение «разморозить» банковские счета, которые предназначены для палестинского правительства, но которыми после прихода к власти ХАМАСа палестинский кабинет во главе с Исмаилом Ханией не смог воспользоваться из-за решения экономически блокировать Палестину до тех пор, пока палестинской стороной не будут признаны все требования международного квартета: прекращение террора, признание Израиля и признание предыдущих договоренностей.

Генеральный консул США в Иерусалиме Джейкоб Уоллес во время встречи с М. Аббасом 16 июня прямо дал понять, что Вашингтон отменит экономические санкции. Правда, скорее всего имелся в виду только ЗБРИ, который подконтролен главе ПНА. Белый дом также признал новое правительство во главе с С. Файядом, о котором представитель Госдепартамента США Шон Маккормак сказал, что он «хорошая кандидатура, и у него безупречная репутация».

Франция, которая и до этого выступала за необходимость расширения оказания помощи ПНА в сложившейся ситуации, только в этом видит возможность восстановления какого-либо подобия стабильности.

Такой же позиции придерживается Германия. Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер позвонил напрямую премьер-министру нового палестинского правительства Саляму Файяду и заверил последнего в своей поддержке, давая тем самым понять, что Берлин считает легитимным правительством только новый кабинет министров в Рамалле.

Великобритания обеспокоена главным образом судьбой корреспондента ВВС Алана Джонстона, похищенного малоизвестной группировкой «Армия ислама» в Газе. Хотя руководство ХАМАСа подтвердило свое стремление освободить британского журналиста, пообещав решить этот вопрос в ближайшем будущем, Лондон смотрит на подобные заявления скептически.

Израиль, который во время боевых действий между двумя палестинскими группировками занимал позицию наблюдателя, встал перед самым сложным вопросом: что делать теперь с сектором Газы? Если с новым палестинским кабинетом во главе с С. Файядом израильское руководство может вести переговоры, тем более что премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт пообещал, что «сделает все возможное для поддержки умеренных сил в Палестинской автономии», для чего уже рассматривается возможность быстрой передачи администрации Аббаса доли палестинских финансовых средств, полученных от налоговых и таможенных сборов и находящихся в израильских банках, то что делать с прежним палестинским правительством во главе с И. Ханией, неизвестно. В самом Израиле нет единого мнения относительно действий в отношении сектора Газы. Глава израильского правительства Э. Ольмерт рассчитывает на использование миротворцев, причем он не против того, чтобы они были из арабских стран. Однако при этом ни о каких контактах с ХАМАСом израильский премьер-министр пока речи не ведет. Впрочем, эту мысль высказал перед уходом с поста министра обороны Амир Перец, который считает, что «Израилю придется вступить в прямые переговоры с лидерами этого террористического движения». Новый президент Израиля Шимон Перес заявил, что будет поддерживать только «сторонников мира», в число которых, естественно, ХАМАС не входит.

Есть в Израиле и те, кто не исключает восстания в секторе Газы против ХАМАСа. Так, журналу «Time» (14 июня с.г.) один из высокопоставленных представителей израильской разведки высказал такое видение развития ситуации: «Если власть будет единолично принадлежать ХАМАСу, палестинцы обратятся против ХАМАСа». Однако больше всех удивил своим заявлением министр внутренней безопасности Израиля Ави Дихтер. В частности, он заявил, что Израиль поставит в сектор Газы продовольствие и товары первой необходимости через контрольно-пропускной пункт «Карни», руководствуясь при этом «гуманитарными целями и общечеловеческими ценностями».

Испанская «El Pais» (15 июня с.г.) предполагает, что у Израиля есть только два варианта при выборе своих действий в отношении сектора Газы: либо полностью, насколько это возможно, изолировать палестинский анклав, либо осуществить наземную операцию в этом регионе. Впрочем, не стоит исключать и сценарий, о котором сообщает «Едиот ахронот» (15 июня с.г.): Израиль будет выстраивать свои взаимоотношения раздельно с сектором Газы и ЗБРИ. У этого плана, как пишет Иван Яковин в статье «ХАМАС и его последствия» (Информационное агентство «Lenta.ru», 15 июня с.г.), в принципе имеется свой резон: в случае установления контактов с ХАМАСом у последнего нет условий, которые он мог бы выдвинуть Израилю, поскольку в секторе Газы нет ни израильской армии, ни еврейских поселений, а вопросы об Иерусалиме и разделительной стене достаются Махмуду Аббасу. Правда, трудность заключается в непримиримости ХАМАСа, который не захочет идти на переговоры (пусть и сепаратные) с Израилем. Если Израиль применит против ХАМАСа военную силу, против этого особо никто не станет выступать (не исключено, что это косвенно может поддержать М. Аббас). ХАМАС крайне заинтересован сейчас в мирной передышке, и если удастся договориться хотя бы о временном сосуществовании, то Израиль сможет играть на противоречиях между Газой и Рамаллой. Однако пока в планах Израиля, как сообщила пресс-секретарь израильского премьер-министра Мири Эйсин, цели реоккупировать сектор Газы нет.

В исламском мире реакция на события в Палестине выглядит достаточно пестро в зависимости от конкретного государства. Иордания выразила полную поддержку Махмуду Аббасу, опасаясь того, что военные события на палестинских территориях могут если не перекинуться и на территорию Хашимитского королевства, то по крайней мере дестабилизировать обстановку в нем. К тому же, как сообщает «The Guardian» (15 июня с.г.), «Иордания открыто обвинила неназванные «региональные силы», судя по всему, имея в виду Сирию и Иран, в разжигании конфликта в Палестине с целью отвлечь внимание от других проблем Ближнего Востока».

Египет созвал министров иностранных дел стран — участниц Лиги арабских государств, которые приняли решение поддержать Махмуда Аббаса, однако вряд ли это сможет что-то изменить на палестинских территориях. Предложение ЛАГ вступить в переговоры с главой Политбюро ХАМАСа Халедом Машалем было отвергнуто М. Аббасом, поскольку последнему тогда придется признать нелегитимным правительство С. Файяда, на чем настаивает руководство ХАМАСа. Египет отозвал дипломатическую миссию, находившуюся в секторе Газы, что, по словам министра иностранных дел Египта Ахмада Абул Гейта, является «ясным посланием всем, что Египту не нравится то, что там происходит».

Больше всего переживает по поводу случившегося Саудовская Аравия, поскольку гражданская война с таким исходом окончательно «разорвала» заключенное в феврале с.г. соглашение в Мекке по созданию палестинского «правительства национального единства», что нанесло огромный ущерб престижу саудовской дипломатии. Теперь Эр-Рияду остается только поддерживать новое правительство во главе с Салямом Файядом, поскольку победа ХАМАСа означает усиление роли Ирана на Ближнем Востоке, чего явно опасается Саудовская Аравия.

МИД Ирана ответил на происходящее в Палестине характерными для себя фразами о том, что «палестинцы должны объединиться против общего сионистского врага» и что им нужно объединиться «для достижения общих национальных целей». Подобные ничего не говорящие заявления свидетельствуют о выжидательной позиции Ирана, пока наблюдающего ситуацию со стороны.

Палестинская диаспора также озабочена происходящим у себя на родине. В Ливане прошла демонстрация палестинских беженцев, насчитывавшая 10 тысяч участников, которые обвинили Исмаила Ханию в предательстве национальных интересов. Во время демонстрации митингующие несли портреты Ясира Арафата и Махмуда Аббаса, выражая свою поддержку последнему.

Генеральный секретарь ОИК Экмеледдин Ихсаноглу высказался против участия миротворцев в урегулировании ситуации в секторе Газы, но в то же время посетовал на отсутствие «сильной руки», которая могла бы «не допустить дальнейшего сползания в секторе Газы к хаосу». Правда, остается совершенно непонятным, на что намекает генсек ОИК, говоря о «сильной руке»: то ли это ностальгия по Арафату как общепризнанному национальному лидеру Палестины, то ли пожелание М. Аббасу быть более решительным в отношении ХАМАСа.

Россия оказалась явно не готовой к происходящему на палестинских территориях. Заявление российского МИДа (15 июня с.г.) состояло дежурных фраз о том, что необходимо «политическим силам ПНА проявить выдержку и благоразумие с тем, чтобы остановить братоубийственный конфликт, победителей в котором нет и быть не может». Министр иностранных дел России Сергей Лавров выдвинул идею отправки миротворцев в сектор Газы, отметив, правда, что для этого требуется согласие и ФАТХа, и ХАМАСа. Учитывая, что последний наотрез отказался от подобного проекта, саму идею участия миротворцев можно считать мертворожденной. Выступая за необходимость политического диалога на основе соглашения в Мекке, Россия отвергает любую идею насильственной смены власти, делая упор на уважении «демократического выбора, сделанного палестинским народом в 2005 и в 2006 гг.», т.е. давая понять, что по-прежнему признает легитимным председателя ПНА Махмуда Аббаса и правительство во главе с Имаилом Ханией.

Таким образом, гражданская война в Палестине (только в секторе Газы за неделю боев, по сообщению международной организации здравоохранения «Красный Крест», погибли 116 человек и 550 палестинцев получили ранения различной степени тяжести) привела к полному переделу геополитической карты Ближнего Востока. Сейчас де-факто на палестинских территориях существуют два государства, правительства которых стремятся получить признание мирового сообщества. В истории уже были случаи подобного исхода гражданской войны, которые привели к появлению двух государств, на долгие годы оказавшихся разделенными. Ярким примером такого исхода гражданской войны служит ситуация с КНР и Тайванем.

Перед мировым сообществом стоит задача выработать дальнейший план действий в отношении последствий гражданской войны в Палестине (причем пока неизвестно, закончилась ли она). По нашему мнению, одностороннее признание США, странами ЕС и арабскими странами легитимным только правительства С. Файяда может привести к тому, что материальная помощь будет оказываться только населению ЗБРИ, в то время как подконтрольный ХАМАСу сектор Газы ждет гуманитарная катастрофа. Об этом 16 июня заявил руководитель Агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ Джон Джинг, отметив, что через 10 дней в палестинском анклаве наступит голод. В этой ситуации Израиль может оказать реальную помощь сектору Газы, что в свою очередь позволит ему заработать определенные политические дивиденды. Сейчас же есть реальная опасность превращения ХАМАСстана в некое подобие Афганистана времен талибов (1996-2001). Тем более что в США опасаются того, что на территории сектора Газы может развернуть свою деятельность международная террористическая организация «Аль-Каида», руководство которой еще в марте с.г. выступало против создания «правительства национального единства», называя его «агрессией против исламской нации». И нельзя исключать, как отмечает «El Pais» (14 июня с.г.), что «Аль-Каида», считающая И. Ханию слишком умеренным политиком, может сделать все, чтобы «покончить с ним и взять под свой контроль более радикальное крыло фундаменталистов».

В данной ситуации Москва может исполнять роль посредника между уже двумя абсолютно враждующими палестинскими силами, каждая из которых де-факто имеет свое собственное государство. Однако не стоит преувеличивать роль России как посредника, поскольку исход гражданской войны между ХАМАСом и ФАТХом может привести к окончательному разделу исторической Палестины теперь уже на три государства: еврейское и два арабских, причем два последних может ждать длительное противостояние наподобие китайско-тайваньского сценария, что, правда, ни в какой степени не будет гарантировать мир на Ближнем Востоке.

22.95MB | MySQL:57 | 0,452sec