Йемен: о первопричинах столкновений в Адене

Отряды сепаратистов из Южного переходного совета (ЮПС) начали отступление с контролируемых ими позиций в экономической столице Йемена Адене. Об этом в воскресенье 11 августа сообщил телеканал «Аль-Арабия». По данным телеканала, в коалиции под руководством Саудовской Аравии приветствовали этот шаг ЮПС и отметили, что намерены внимательно следить за отводом войск. В ночь на воскресенье коалиция под руководством Саудовской Аравии призвала стороны конфликта в Адене к немедленному прекращению огня, пригрозив в противном случае применить военную силу. Пресс-секретарь ЮПС заявил о согласии на прекращение огня. Столкновения в Адене начались в четверг 8 августа. Отряды сепаратистского ЮПС попытались захватить президентский дворец «Эль-Маашик», где шли ожесточенные бои с применением танков и тяжелых орудий. Поступали сведения о перестрелках у здания Центробанка, Судебной палаты и казарм Бадр. Позже ЮПС потребовал отстранить от власти президента Йемена Абд Раббо Мансура Хади, назвав его ставленником исламистской партии «Аль-Ислах» — йеменского филиала ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ). В этой связи отметим, что никакого отношения партия «Ислах» к последним по времени боям в Адене не имела. В свою очередь правительство Йемена обратилось в четверг к Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам (ОАЭ) с просьбой срочно вмешаться в события и остановить конфликт, возложив ответственность за его последствия на сепаратистов. Отряды сепаратистов из Южного переходного совета (ЮПС) заняли в субботу вечером 10 августа президентский дворец «Эль-Маашик» в экономической столице Йемена, Адене. Об этом сообщил телеканалу «Аль-Хадас» официальный представитель ЮПС Низар аль-Хайсам. По его словам, сепаратисты не встретили никакого сопротивления и сейчас находятся внутри дворца. Как подчеркнул аль-Хайсам, южане «не выступают против законности и привержены диалогу со всеми политическими фракциями, кроме исламистов из партии «Аль-Ислах», которые, по его словам, «отрицательно воздействуют» на президента республики Абд Раббо Мансура Хади. «Мы не собираемся начинать сейчас битву за отделение Адена и Южного Йемена от остальной части страны», -заявил представитель ЮПС. Снова отметим, что это правда: никто не собирался именно в настоящий момент времени начинать восстание за государственную самостоятельность Южного Йемена, в данном случае важна была демонстрация боевого потенциала ЮПС. При этом он пообещал, что отряды ЮПС останутся в составе правительственных сил, которые ведут войну с мятежниками-хоуситами. В январе 2018 года столица Южного Йемена уже переходила под власть ЮПС, и его лидер Айдарес аз-Зубейди объявлял о смещении президента Абд Раббо Мансура Хади, который находится постоянно в Саудовской Аравии. До объединения северной и южной частей Йемена в 1990 году на юге страны существовала Народно-Демократическая Республика Йемен (НДРЙ) со столицей в Адене, где у власти находилась Йеменская социалистическая партия (ИСП). С 2014 года в Йемене продолжается конфликт между мятежниками-хоуситами из шиитского движения «Ансар Аллах», в руках которых находится столица Сана и северные провинции, и войсками президента А,М.Хади, на стороне которого воюют силы аравийской коалиции.
В этой связи надо внести несколько уточнений и дополнений.

Нынешние боевые действия в Адене можно смело сравнить с внутрийеменскими боями в 1986 году еще в бывшей НДРЙ. Ровно по той причине, что и тогда, и сейчас (без учета, конечно, некоторых идеологических аспектов) речь идет прежде всего о внутриплеменных и внутриклановых столкновениях в своей значительной степени. В данном конкретном случае столкновения прошли прежде всего по линии противостояния выходцев из провинций Абъян и Шабва с одной стороны, и Адена и Валя — с другой. Первые в данном случае поддерживают условно правительства А.М.Хади и в основном являются салафитами, вторые — ЮПС и состоят в основном из бывших военнослужащих армии НДРЙ. Они собственно и составляют основную часть нынешней армии законного правительства Йемена, которые до этого вели бои в районе порта Ходейда и ведут до сих пор в Вали. При этом надо подчеркнуть еще два аспекта. Во-первых, в боях никакого участия не принимали силы военного крыла исламистской партии «Ислах» под командованием вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара. Во-вторых, силы ЮПС в принципе и так полностью контролировали Аден с 2015 года, а правительство А.М.Хади и его контингенты находятся там в рамках компромисса между КСА и ОАЭ. Причем мучительного и, рискнем предположить, недолговечного.
Теперь по сути происходящего и первопричинах. Детонатором для демонстрации ЮПС своих потенциальных боевых возможностей послужили события начала августа. Напомним, что свыше 40 человек погибли, а еще 15 получили ранения при ракетном обстреле со стороны мятежников-хоуситов (движение «Ансар Аллах») по лагерю сил безопасности в городе Аден на юге Йемене, когда там проходил военный смотр. Среди погибших — командующий Вспомогательными силами правительственной армии Йемена бригадный генерал Мунир аль-Яфаи, который никогда не был военным командиром, он является сыном одного из религиозных шейхов салафитского толка на юге Йемена и в свое время получил от ОАЭ значительное финансирование и материально-техническую военную поддержку для борьбы с хоуситами. При этом Абу-Даби конечно своей главной целью полагал создание на юге страны еще одной подконтрольной себе военной силы. С тех пор шейх значительной усилил свое влияние и боевой потенциал и начал проявлять самостоятельность там, где ОАЭ от него ее никак не ожидали. В том числе и по вопросу передачи Абу-Даби в долгосрочную аренду порта Аден. Начались и трения между некоторыми руководителями ЮПС и М.аль-Яфаи по вопросу дележа власти и полномочий на юге Йемена. В этой связи некоторые эксперты полагают, что его убийство надо больше отнести за счет этих внутриплеменных разборок. И то, что удар нанесли хоуситы, в данном случае никакого смущать не должно. Больше имеет значение имеет факт того, кто навел на трибуну их ракету и беспилотник. Подчеркнем, что это только версия. Лично мы полагаем, что говорить о преднамеренной операции именно ОАЭ в данном случае не стоит. За ударом по параду мог стоять и тот же Али  Мохсен аль-Ахмар, и сами полевые командиры из ЮПС. К тому же ОАЭ в принципе М.аль-Яфаи, несмотря на все его инициативные и несогласованные с ними действия, контролировали в достаточной степени. Но кто бы конкретно за этими событиями не стоял, не в этом суть. Это все частности, а главное в другом. Все эти события имеют характер именно внутриклановой и локальной южнойеменской борьбы за власть. Вывод эмиратских сил из ряда районов страны и фактическое объявление Абу-Даби об окончании этапа своего активного военного участия в действиях аравийской коалиции поставил во главу угла вопрос о том, кто будет руководить фактическим доминионом ОАЭ в Южном Йемене, и соответственно — получать основной поток поддержки со стороны Абу-Даби.
Но вернемся к боям в Адене. Далее события развивались следующим образом: после гибели М.аль-Яфаи в Адене начались массовые задержания и депортации проживающих и работающих там выходцев с севера, и прежде всего — из Таиза. За этими действиями стоял опять же ЮПС, что ряд экспертов связывает с желанием его лидеров решить одним махом две задачи. Продемонстрировать свою непричастность к гибели М.аль-Яфаи и заодно решить задачу присутствия в Адене выходцев с севера страны и особенно – из Таиза, с которыми у южнойеменцев серьезные и традиционные неприязнь и разногласия. Достаточно вспомнить, как в свое время в 2015 году южнойеменцы  отказались штурмовать после освобождения (а вернее — практически добровольного выхода из него сил хоуситов и бывшей Республиканской гвардии экс-президента А.А.Салеха) Адена Таиз и тем самым поддержать движение местного сопротивления хоуситам там. И ОАЭ тогда этот шаг поддержали, тем более, что это нежелание южнойеменцев совпадало с их стратегическим стремлением прежде всего установить контроль над побережьем Красного моря. Эти массовые гонения на выходцев из Северного Йемена, среди которых было достаточное число лояльных А.М.Хади и Саудовской Аравии лиц, вызвало естественное и закономерное недовольство последних. В результате А.М.Хади издал указ о том, что все репрессивные действия со стороны ЮПС незаконны, а полномочия по арестам и депортациям могут осуществлять только подконтрольные ему подразделения МВД. И вот этот момент попытки «законного президента» продемонстрировать свою власть и полномочия и вызвали ответную резкую реакцию со стороны ЮПС (и заодно — ОАЭ). Они четко показали президенту, кто в Адене хозяин, просто заняв несколько ключевых министерств и ведомств в столице. На помощь А.М.Хади подтянулись его сторонники из провинций  Шабва и Абъян, что привело к боям. Они впрочем быстро закончились прежде всего по причине вмешательства в ситуацию ОАЭ и КСА, которым долгосрочное противостояние было не нужно. Но при этом надо отдавать себе отчет в том, что Абу-Даби очень наглядно в очередной раз продемонстрировал Эр-Рияду, что его списывать со счетов в йеменском досье не стоит. ОАЭ безусловно сохраняют свое присутствие прежде всего на юге страны через тот же ЮПС и салафитов в Таизе. Отметим, что они стараются сохранять свое влияние в этих районах и на острове Сокотра прежде всего через создание лояльных себе местных племенных ополчений.
Обратим внимание и на еще одно событие в Йемене, которое прошло практически незамеченным на фоне боев в Адене. Брат лидера мятежного йеменского движения «Ансар Аллах» (хоуситов) Абдель Малека аль-Хоуси был убит в Йемене. Об этом сообщил в пятницу 9 августа телеканал «Аль-Маядин». Источник телеканала в рядах «Ансар Аллах» заявил, что Ибрагим Бадр ад-Дин аль-Хоуси был убит «в результате предательских и вероломных действий», обвинив в организации инцидента «американо-израильских агентов». Хоуситы добавили, что «не пожалеют никаких усилий для преследования и наказания врагов, виновных в смерти Ибрагима Бадр ад-Дина аль-Хоуси». Никаких американцев и израильтян и их агентов в данном инциденте конечно не было. Это не нужно не США, ни Израилю. Как полагают эксперты, более правдоподобно выглядит версия заказного убийства со стороны племянника экс-президента А.А.Салеха Тарика, который уже давно вел охоту на брата лидера мятежников. В этой связи следует напомнить один аспект политики ОАЭ в Йемене, которые собственно делают на Тарика основную ставку в рамках борьбы не столько с мятежниками-хоуситами, сколько с ислаховцами в первую очередь именно на севере страны. И этот тезис является основополагающим в стратегии ОАЭ на йеменском направлении. Грубо говоря, в Южном Йемене должны контролировать ситуацию сепаратисты из ЮПС (для этого он собственно ОАЭ и создавался), а вот на севере страны они полагают оптимальным вариантом купирования конфликта усиление позиций представителя клана экс-президента, которые должны найти компромисс с теми же хоуситами. В конце концов бывший президент А.А.Салех вел с ними аж шесть войн и всегда в конечном счете договаривался. Не договорился только уже будучи с ними в союзнических отношениях, за что и поплатился жизнью. В этой связи ОАЭ не так важно то, что хоуситы находятся под сильным контролем Ирана. Гораздо более важно то, что они не любят ислаховцев и воюют с ними. А вот приоритеты КСА иные. В Эр-Рияде снова полагаются в целях установления своего контроля на севере страны именно на ислаховцев, как единственную внятную силу, которая может сдерживать хоуситов. А это ставка практически исключает принятие КСА идеи о создании на юге Йемена самостоятельного зависимого от ОАЭ государства. И это стратегическая разновекторность двух партнеров по аравийской коалиции никуда не ушла, а последние по времени столкновения в Адене, даже несмотря на их первоначальную межплеменную природу возникновения, это только лишний раз доказало.

43.88MB | MySQL:87 | 0,724sec