Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (19 — 25 августа 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Сирии и Судане. В Сирии правительственные войска овладели городом Хан-Шейхун — важным опорным пунктом боевиков экстремистских группировок на юге провинции Идлиб, и освободили от противника северные районы провинции Хама. В Судане завершился процесс формирования Суверенного совета, который будет управлять страной в переходный период.

На северо-западе Сирии в идлибской зоне правительственные силы САР при поддержке авиации ВКС России и сирийских ВВС после напряженных боев к 22 августа полностью освободили от противника город Хан-Шейхун, являвшийся крупным опорным пунктом боевиков экстремистских и террористических группировок, и остававшиеся под контролем боевиков северные районы провинции Хама. На севере этой провинции в районе Морек остался наблюдательный пункт № 9 ВС Турции, причем турецкая сторона категорически отказались уходить из Морека. Район расположения турецкого наблюдательного поста окружен сирийскими войсками. В то же время, несмотря на авиаудары и постоянные атаки, правительственным войскам не удается продвинуться в районе Кабана на севере провинции Латакия, где удерживают позиции террористы из группировок «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Исламской партии Туркестана» (обе запрещены в РФ).

9 августа президент России В. Путин заявил, что Москва «поддерживает усилия сирийской армии по проведению локальных операций по купированию этих террористических угроз». Россия следит за ситуацией в Идлибе, а российские военные «находятся на земле в этом районе». Об этом 20 августа сообщил глава МИД РФ С. Лавров, отметив, что «российские и турецкие военные находятся в повседневном контакте по провинции Идлиб». В Москве также заявили, что Россия предупреждала Турцию, что будет жестко подавлять любые вылазки террористов в зоне деэскалации в провинции Идлиб. Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган 23 августа по телефону «обсудили вопросы взаимодействия по стабилизации обстановки в зоне деэскалации в Идлибе. Условлено об активизации совместных усилий в целях ликвидации исходящей из этого района террористической угрозы и обеспечения выполнения Сочинского меморандума от 17 сентября 2018 года».

Отмечается усиление напряженности в отдельных районах южной провинции Даръа, где участились нападения на представителей официальной власти и на бывших полевых командиров группировки «Южный фронт» и других оппозиционеров. Сирийское руководство было вынуждено направить армейские подкрепления в эту провинцию для борьбы с усилившейся подпольной деятельностью противников режима.

Глава турецкого военного ведомства Х. Акар 24 августа объявил о начале первой фазы совместной турецко-американской операции по созданию зоны безопасности» на севере Сирии. Сообщается, что в рамках договоренностей между Турцией и США преимущественно курдские проамериканские силы начали покидать город Телль-Абъяд и другие города на сирийско-турецкой границе. Сирийские курды поддержали планы США и Турции по созданию буферной зоны на северо-востоке Сирии, заявил 24 августа лидер «Сил демократической Сирии» М. Кобани, указав, что возглавляемая им организация хотела бы сыграть «позитивную роль» в процессе создания зоны безопасности.

23 августа президент России В. Путин и премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху провели телефонный разговор, в ходе которого была «выражена обоюдная заинтересованность в поддержании российско-израильского взаимодействия на сирийском направлении, в совместной борьбе с международным терроризмом».

В ночь на 25 Израиль нанес в Сирии удар по иранским силам специального назначения «Аль-Кудс» и шиитским формированиям, сорвав тем самым их планы атаки на израильские цели, заявил премьер-министр еврейского государства Б. Нетаньяху. Иранские объекты на территории Сирии не пострадали в результате недавней атаки армии Израиля, утверждают в Тегеране. ПВО САР сбила несколько израильских ракет, объявили в Дамаске. Одновременно два израильских беспилотника вторглись в небо Бейрута. Отметим, что 23 августа Б. Нетаньяху заявил, что отдал приказ военным делать все необходимое для противодействия иранской угрозе. «Я нигде не предоставляю Ирану иммунитет, Иран — это государство, которое поклялось уничтожить Израиль. Он пытается создать базы против нас повсюду: в самом Иране, в Ливане, в Сирии, в Ираке, в Йемене», — сказал Б. Нетаньяху.

21 августа в Судане завершился процесс формирования Суверенного совета, которому предстоит управлять страной в переходный период. В состав совета вошли 5 представителей суданской армии и 6 гражданских лиц, причем 11-я фигура была определена на компромиссной основе. Создание Суверенного совета предусмотрено Конституционной декларацией, подписанной армией и оппозицией 17 августа. Совет станет главным государственным органом на ближайшие 39 месяцев переходного периода, причем больше половины этого срока его будет возглавлять военный, затем управляющие полномочия перейдут к гражданскому представителю. Главой совета стал генерал А. Ф. аль-Бурхан. Ранее, 20 августа, главой Верховного суда была назначена Н. Абдалла. Она стала первой в истории Судана женщиной на этом посту. Переходное правительство Судана 21 августа возглавил экономист А. Хамдук, в прошлом занимавший пост исполнительного секретаря Экономической комиссии ООН для Африки. Хамдук был выдвинут на этот пост оппозиционным альянсом «За свободу и перемены». В своем выступлении после инаугурации Хамдук заявил, что борьба с коррупцией и проведение срочных реформ являются приоритетным направлением в работе будущего правительства Судана. «Но первоочередной задачей является прекращение войны и достижение мира». По словам премьера, важно наладить полноценное производство в стране и освободить экономику от дотаций. Одновременно с этим Хамдук поставил задачу восстановление банковского сектора страны, «который в настоящее время переживает крах». По оценке нового главы правительства, Судану для вывода экономики из кризиса потребуется в ближайшие два года восемь миллиардов долларов. Хамдук сообщил, что начаты переговоры с США об исключении Судана из списка стран, поддерживающих терроризм, и с МВФ по поводу реструктуризации задолженности.

Решение Ирана о начале сокращения обязательств по ядерной сделке было верным, заявил 21 августа президент ИРИ Х. Роухани, подчеркнув: «Наше терпение не безгранично, и при невыполнении другой стороной своих обязательств мы не можем исполнять их в полной мере». По словам Роухани, «если диалог не увенчается успехом, мы продолжим идти в этом направлении». Иран готов вернуться к выполнению обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе, если Европа начнет соблюдать его условия, заявил 21 августа глава МИД ИРИ М. Д. Зариф.

Тегеран готов к диалогу и налаживанию взаимоотношений с соседними государствами, так как только совместными усилиями можно обеспечить безопасность в регионе, заявил 22 августа президент Х. Роухани. По его словам, если США намерены добиться безопасности в регионе, то они должны понимать, что «этого не случится без участия Ирана». Кроме того, по мнению иранского президента, для восстановления стабильности в зоне Персидского залива, Вашингтон «должен снять санкции, введенные против Тегерана».

Иран продолжит переговоры с Францией по сохранению ядерной сделки, заявил 23 августа М. Д. Зариф по итогам переговоров с в Париже с французским президентом Э. Макроном.

«По оценкам разведсообщества США, Иран не предпринимает действий, по которым можно было бы судить о разработке ядерного заряда. Однако Иран утаивает документы, относящиеся к прошлой программе разработки ядерного оружия, что может быть использовано для ее обновления». Как утверждают в Госдепартаменте США, Тегеран по-прежнему заинтересован в накапливании материалов двойного назначения, в том числе для производства усовершенствованных центрифуг.

Лидеры «Группы семи» на встрече во французском Биаррице сошлись во мнении о том, что Иран не должен обладать ядерным оружием, а также заявили о своем нежелании конфронтации с Тегераном. Канцлер Германии А. Меркель оценила обсуждение иранского вопроса на саммите как «конструктивное».

25 августа в Биарриц по приглашению президента Франции Э. Макрона прибыл министр иностранных дел Ирана М. Д. Зариф. Он провел переговоры со своим французским коллегой Ж.-И Ле Дрианом и министром экономики и финансов Франции Б. Ле Мэром, а также имел встречу с Э. Макроном. Французская сторона оценивает прошедшие переговоры как «позитивные».

Представители США и радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) начали 23 августа в столице Катар девятый раунд переговоров об урегулировании вооруженного конфликта в Афганистане. «Талибан» и США достигли соглашения о сроках вывода иностранных войск из Афганистана, сообщил 23 августа официальный представитель талибов. По его словам, «в настоящее время обсуждения сосредоточены на механизме его реализации». По информации афганских СМИ, вывод иностранного военного контингента из страны может занять от 15 месяцев до двух лет. Президент Афганистана А. Гани 22 августа заявил, что его правительство увидит окончательный проект соглашения между США и талибами до его подписания. Талибы заявляют, что отказываются признавать правительство президента А. Гани, но говорят, что будут участвовать в «афганском диалоге» как во второй части общего мирного соглашения, как только они достигнут соглашения с США о сроках вывода войск.

Обострилась обстановка на востоке и юго-востоке Турции, где правительственные силы 19 августа начали широкомасштабную операцию против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК, признана в Турции террористической организацией и запрещена). Сообщается, что в операции участвуют около 130 групп полиции, жандармерии и деревенских охранников, которые сосредоточены в провинциях Ван, Хаккяри и Ширнак. Силовая акция происходит на фоне увольнения трех курдских мэров — представителей оппозиционной «Партии демократии народов» (ПДН). 19 августа МВД Турции заявило, что мэры городов Диярбакыр, Мардин и Ван были уволены из-за подозрений в связях с РПК. Увольнение вызвало резкое недовольство у курдского населения, которое рассматривают этот шаг как удар по демократическому процессу в Турции. ПДН назвала смещение своих мэров «политическим переворотом». Полиция применила спецсредства, включая водомёты и слезоточивый газ, при разгоне акции протеста в Диярбакыре, где протесты проходят уже несколько дней подряд, и вызваны арестом мэров трех городов, населенных преимущественно курдами.

23 августа истек срок действия озвученного США предложения продать Турции американские зенитные ракетные системы «Пэтриот». Вашингтон отказался от своего предложения, в том числе из-за покупки Турцией российских ЗРС С-400.

Йемен остается местом проведения самой масштабной гуманитарной операции в мире по доставке продовольствия, воды и медицинской помощи, заявила 19 августа помощник генсека ООН по гуманитарным вопросам У. Мюллер. Гуманитарные сотрудники ООН ежемесячно оказывают помощь 12 млн человек.

20 августа МИД Йемена обвинило ОАЭ в оказании помощи сепаратистам из йеменского Южного переходного совета (ЮПС).

Йеменское правительство заявило, что будет вести переговоры с представителями ЮПС только после того, как последние покинут все захваченные ими позиции в Адене и Абьяне.

Силы, лояльные международно признанному правительству Йемена, 23 августа установили контроль над городом Атак — административным центром провинции Шабва на юге страны на границе с Оманом после столкновений с сепаратистами из ЮПС.

 

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях внешней политики Омана

 

 

Внешнеполитический курс Султаната Оман определяется национальными интересами государства и характеризуется прагматизмом, гибкостью и осторожностью. Оманское руководство во главе с султаном Кабусом тщательно анализирует возможные последствия того или иного внешнеполитического шага, а конкретные акции предпринимаются лишь после того, как в Маскате убедятся в их непременном успехе. Оман, по возможности, предпочитает не вмешиваться в региональные и межарабские разногласия и конфликты, сохраняет нейтральную позицию в отношении региональных и мировых процессов. Страна заинтересована в обеспечении внешней стабильности и безопасности для решения своих внутренних проблем. Султанат стремится поддерживать сбалансированные отношения с соседними государствами, «исходя из интересов мира и международной безопасности», на практике придерживается принципов взаимного уважения государственного суверенитета и независимости, невмешательства во внутренние дела других стран, урегулирования конфликтов мирными, политическими средствами. Все это выделяет оманскую позицию на фоне внешней политики многих государств Ближнего Востока и зоны Персидского залива.

Внешнеполитический курс Омана определяется, в значительной степени, лично султаном Кабусом. Монарх имеет репутацию гибкого политического деятеля, умеющего принимать верные решения в быстро меняющейся ситуации. Он приобрел заслуженный политический авторитет в арабском мире. Вместе с тем, в последние годы по состоянию здоровья султан Кабус не принимает личного участия в международных встречах.

Благодаря своей политике невмешательства в региональные конфликты, Оман «стал эффективным дипломатическим посредником для крупных держав, включая США, Иран и Саудовскую Аравию». Так, в нынешнем конфликте между Ираном и США, Тегеран в очередной раз прибег к посредничеству Омана. При этом в Маскате «прекрасно понимают, к чему в регионе могут привести безрассудные действия США».

Оманскую точку зрения на последние события четко выразил глава МИД Султаната Ю. бен Алави бен Абдулла: «Война может охватить весь мир, если она разразится в нашем регионе». Выполняя личное поручение султана Кабуса, министр отправился в Тегеран, где провел с высшим руководством Ирана «весьма успешные переговоры». Он «не только договорился, но и началась практическая безопасная навигация в Ормузском проливе. Она организована совместными силами Омана и ИРИ, заявил Ю. бен Алауи. По словам министра, Оман координирует свои действия по организации навигации и прохождения танкерами Ормузского пролива с иранской стороной. Ю. бен Алави отметил, что «сотрудничество всех заинтересованных сторон необходимо во избежание нанесения ущерба судоходству и недопущения новых инцидентов в одном из загруженных районов мирового океана».

Подчеркнем, что руководство Омана отчетливо осознают важность своего геостратегического положения, позволяющего с территории султаната контролировать Ормузский пролив, являющийся входом в Персидский залив и через который осуществляется до 40% перевозок добываемой в мире нефти. В Маскате уделяют первостепенное внимание обороне зоны Ормузского пролива. Однако при этом военно-доктринальные установки султаната основываются на том, что страна не будет вести агрессивных войн и официально потенциальный противник Омана не определен. Султанат ратует за создание надежной системы региональной безопасности в регионе Персидского залива, за исключение возможности возникновения здесь вооруженных конфликтов, выступает за сбалансированное распределение сил в зоне Залива, при котором КСА и Иран уравновешивали бы друг друга.

Оман активно участвует в деятельности ССАГПЗ, рассматривает свое участие в Совете сотрудничества как один из важных элементов расширения взаимодействия между аравийскими государствами в политической и экономической областях, в сфере обеспечения внешней и внутренней безопасности монархических режимов. В то же время с момента вхождения в эту организацию султанат обусловил свою позицию «как не причастие к межарабским и арабо-персидским конфликтам». Эксперты отмечают, что «никто из государств ССАГПЗ не может помыкать им, или влиять в своих интересах, точно так же как никто не может обвинить султанат в причастности к какой-либо из сторон конфликта или к финансированию таких сторон». В Маскате поддерживает решения ССАГПЗ по основным региональным и международным проблемам. Однако по ряду важных вопросов Оман имеет собственную позицию, отвечающую его национальным интересам и которую он последовательно и умело отстаивает. В целом же в Омане сохраняют определенную политическую дистанцию от других аравийских монархий, не желают попадать под контроль КСА и установления саудовской гегемонии в организации.

Особую позицию занимает Оман и по отношению к конфликту в Йемене. Султанат не вошел в коалицию некоторых арабских государств, созданную КСА, которая ведет военную операцию в Йемене против шиитских мятежников-хоуситов. Оман выступает за мирное урегулирование конфликта в соседней стране. Маскат стал площадкой, где проходят неформальные встречи представителей хоуситов с американцами, саудовцами и сторонниками йеменского президента А. М. Хади. Не присоединился Оман и к политической и экономической блокаде, введенной в 2017 г. Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом в отношении Катара, и официально объявил о своём нейтралитете в данном конфликте. Это существенно помогло Катару преодолеть последствия блокады. В частности, Оман стал основным транзитным маршрутом для продукции Катара.

Оманское руководство «признает огромный стратегический и политический вес Ирана в регионе», обусловленный его геостратегическим положением, численностью населения, экономическим и военным потенциалом. К тому же Иран делит с Оманом контроль над Ормузским проливом, т. е. «действует в сфере жизненно важной для стратегических и политических интересов султаната». Султанат видит в Иране важного политического и экономического партнера, считает необходимым поддерживать взаимодействие с ИРИ в интересах безопасности в зоне Персидского залива. Две страны постоянно консультируются по ситуации в регионе. Оман признает право Ирана на мирное использование атомной энергии, но не одобряет возможные намерения Тегерана по созданию ядерного оружия. Успешно развиваются торгово-экономические связи. Немаловажно и то, что, в отличие от других аравийских монархий, оманско-иранские отношения не осложняет шиитский фактор, так как в султанате нет крупной шиитской общины. Естественно, что развитие отношений с Ираном вызывает резкое неприятие со стороны Саудовской Аравии, которая даже угрожали исключить Оман из ССАПГЗ.

Оман не вмешивается в сирийский конфликт и продолжает поддерживать отношения с официальным Дамаском. В июле 2019 г. Маскат с визитом посетил глава МИД САР В. Муаллим, который  «поблагодарил от имени руководства и сирийского народа братский Оман за позицию на стороне Сирии в противодействии развязанной против нее террористической войне».

Тесные военно-политические отношения с США и Великобританией, в целом прозападная внешнеполитическая ориентация страны, остаются одной из основ международной политики Омана, определяют его приоритеты в области национальной безопасности и обороны. Отношения с Западом развиваются на взаимовыгодной основе, достаточно динамично и в различных областях. Отметим, что, предоставляя базы для использования вооруженными силами США, султанат предусмотрел отказ от своих обязательств на случай, если боевые действия будут вестись против Ирана. В Омане выступают за сохранение американского военного присутствия в регионе Персидского залива и в большинстве случае поддерживают политику Вашингтона на Ближнем Востоке.

«Быстро и стабильно» развиваются отношения Омана с Китаем в различных сферах. В Маскате «высоко ценят позицию России по арабским проблемам», выступают за развитие связей с нашей страной. Большое значение оманское руководство придает поддержанию и расширению многоплановых отношений с Индией, Пакистаном и Турцией. Оман выступает за скорейшую нормализацию обстановки в Ираке.

Оман и Израиль на протяжении многих лет поддерживают неофициальные связи. В октябре 2018 г. премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху совершил официальный визит в Оман по приглашению султана Кабуса, обсудив с ним «пути продвижения ближневосточного мирного процесса» и «вопросы, представляющие взаимный интерес для достижения мира и стабильности на Ближнем Востоке». По итогам визита в Маскате выразили готовность «приложить все усилия для восстановления атмосферы оптимизма для достижения всеобъемлющего соглашения, которое учитывало бы будущее мирного сосуществования на Ближнем Востоке, особенно между палестинцами и израильтянами».

52.53MB | MySQL:103 | 0,562sec