Сомали: обострение ситуации в Джубаленде и интересы внешних игроков

Шейх Ахмед Мохамед Ислам Мадобе избран в четверг 22 августа президентом расположенного на юге Сомали автономного образования (штата) Джубаленд. Об этом сообщает агентство Рейтер со ссылкой на спикера регионального парламента Кабди Максамеда Абдирахмана. За кандидатуру Мадобе свои голоса отдали 56 парламентариев, отметил Абдирахман, указав, что в голосовании приняли участие 74 депутата. Это очередной президентский срок Мадобе, который впервые был избран главой администрации Джубаленда весной 2013 года. «Я готов разговаривать со всеми, включая оппозицию», — заявил Мадобе в местном парламенте после завершения голосования.  17 августа федеральное правительство Сомали в Могадишо пригрозило не признать результаты предстоящих выборов президента Джубаленда. При этом центральные власти обвинили Мадобе в нарушении конституции страны и вмешательстве в избирательный процесс. Как отмечают независимые африканские аналитики, ряд оппозиционных кандидатов, которые, опираясь на правительство в Могадишо, пытались принять участие в выборах, не были к ним допущены. В этих условиях оппозиционные кандидаты провели 22 августа  собственные выборы в столице Джубаленда — городе Кисмайо. В результате они избрали альтернативного главу автономного образования — Абдирашида Мохамеда Хидигу. Отношения между Джубалендом и федеральным правительством Сомали всегда отличались сложностью, переходя от союзных к прямой политической конфронтации. На Джубаленд сильное влияние оказывают соседние страны — Эфиопия и Кения. На территории автономного образования активно действуют отряды исламистской террористической группировки «Аш-Шабаб».

В этой связи закономерен вопрос: почему президентские выборы в автономном районе Джубаленде привели к столкновению  с сомалийским правительством, Соединенными Штатами и Эфиопией в одном лагере и Джубалендом при поддержке Кении в другом? Избирательный процесс, кульминацией которого стали выборы 22 августа, спровоцировал конфликт, который накалился до такой степени, что эфиопские и кенийские войска едва не вступили в открытое вооруженное столкновение.  В письме от 16 августа, адресованном представителю ООН в Сомали Джеймсу Свану, председатель Независимой комиссии по границам и выборам в Джубаланде  (Jubaland Independent Boundaries and Electoral Commission (JIBEC), Хамза Абди Барре объявил о продлении срока выборов на 72 часа, с тем чтобы кандидаты на президентских выборах в Джубаленде имели время для регистрации. Согласно нашим источникам, на встрече между ним и Сваном накануне отправки этого послания, последний указал, что «международное сообщество» полагало бы «предпочтительным, если бы жизнеспособные кандидаты имели шанс предотвратить переизбрание действующего президента Ахмеда Мохаммеда Ислама (он же Мадобе)». То есть, спецпредставитель ООН позволил себе откровенное давление на избирательный процесс, прикрываясь при этом неким коллективным мнением неустановленных представителей «международного сообщества». В итоге этого прессинга  в конце концов, депутаты местного парламента  Анаб Дахир, Мохамед Геди и Мохамуд Омар «со товарищи» выступили против Мадобе на выборах 22 августа, хотя последний все-таки сумел одержать победу с перевесом в 14 голосов. Таким образом, оправданно констатировать, что нынешний кризис, который чуть было не привел к очередной вспышке вооруженного противостояния, был в том числе и спровоцирован эмиссаром ООН.

Эти его маневры вызвали сильную негативную реакцию со стороны Найроби. 18 августа Министерство иностранных дел Кении направило письмо  заместителю генерального секретаря Организации Объединенных Наций по политическим вопросам Розмари Дикарло с возражениями против заявлений и действий Джеймса Свана, которые, по его утверждению, «могут ввергнуть Джубаленд в анархию». Там также указывалось на то, что Сван не удосужился информировать о своих намерениях и действиях соседние страны, которые участвуют в АМИСОМ (Миссии Африканского союза в Сомали). Эта напряженность грозила быстро перерасти в открытые вооруженные противостояния  уже 19 августа, когда эфиопский самолет, перевозивший войска для поддержки контингента Эфиопских национальных сил обороны (ENDF) в составе АМИСОМ, получил отказ в разрешении на посадку в аэропорту Кисмайо от военных Джубаленда, которые были поддержаны военными из Кенийских сил обороны (KDF). Затем ситуация обострилась по мере того, как в Кисмайо и Гедо вспыхнули столкновения между ENDF и KDF, что побудило командующего АМИСОМ эфиопского генерала Тигабу Йилму вмешаться в попытке разрядить напряженность. Эти инциденты отражают раскол, возникший между сомалийским правительством, поддерживаемым Эфиопией и Соединенными Штатами, с одной стороны, и Мадобе и Кенией — с другой. Согласно нашим источникам, Мадобе является настоящей головной болью для сомалийского президента Мохамеда Абдуллахи Мохамеда Фармаджо. Во-первых, он находится в хороших отношениях с президентом Сомалиленда Мусой Бихи Абди  и не будет поддерживать Фармаджо в его заявке на переизбрание в 2021 году. И за этой позицией необходимо прежде всего видеть участие ОАЭ, которые пытаются сколотить единый фронт против Формаджо из числа полугосударственных анклавов на территории Сомали. В результате такие действия  вызвали критику со стороны посла США в Сомали Дональда Ямамото и премьер-министра Эфиопии Абия Ахмеда Али, которые выступают за сильное центральное правительство. Из этого понятно, кто на самом деле был теми самыми представителями «международного сообщества». Кроме того, Мадобе позволил лидерам Огаденского фронта национального освобождения (ОФНО) — Эфиопской повстанческой группы, которая ведет кампанию за независимость региона от Аддис-Абебы — организовать свои тыловые базы  в  Джубаленде. Напомним при этом, что Мадобе — бывший член-основатель «Аш-Шабаб», который в свое время отделился от исламистской вооруженной группировки и сейчас активно борется с ней. В настоящее время он активно занимается защитой кенийской границы от вторжений «Аш-Шабаб» и борьбой с незаконной торговлей между Сомали и Кенией.

В этой связи отметим, что в подоплеке этого конфликта стоит еще и спор о морских участках шельфа между Могадишо и Найроби. Кенийский президент  Ухуру Кениата явно решил разрешить свой морской пограничный спор  с Сомали в короткие сроки (и в свою пользу), путем оказания жесткого прессинга на Могадишо. Этой связи кенийский президент прямо попросил лидера большинства в парламенте страны Адена Дуале представить предложение с просьбой к правительству вмешаться в военную ситуацию. Дуале сделал это 8 августа вместе со своим оппозиционным коллегой Джоном Мбади. Африканский союз (АС) не очень доволен этим шагом, опасаясь, что такая стратегия расстроит усилия АМИСОМ по умиротворению Сомали. Президент Уганды Йовери Мусевени и его танзанийский коллега Джон Магуфули выразили желание, чтобы обе страны возобновили переговоры. При этом риск того, что участие кенийских  KDF в споре о морских границах повлечет за собой их окончательный вывод (частичный вывод начался в начале этого года) из состава АМИСОМ, остается на повестке дня. Таким прессингом президент Кении надеется вынудить президента Сомали Мохамеда Абдуллахи Мохамеда Фармаджо уступить до слушаний по делу в Международном суде по рассмотрению пограничного спора, намеченных на 9 сентября. Суд вынесет решение по этому делу через десять дней. В этой ситуации история с выборами в непризнанном мировым сообществом анклаве Джубаленд просто является одним из проявлений такой стратегии Найроби.

В этом контексте отметим и еще один момент. Согласно ряду источников, 20 и 21 августа правительство Эритреи передало Сомалийской национальной армии (СНС) самолет Boeing 737-300, принадлежащий эритрейским ВВС (но не носящий его цвета). На этом самолете в Эритерю было оперативно переброшено порядка  600 новобранцев СНС, отобранных лично заместителем директора Национального агентства разведывательной безопасности (НАРБ) Фахадом Ясином Хаджи Дахиром, для прохождения там военной подготовки. Предполагается, что  по возвращении в Могадишо они заменят нынешние силы специального назначения, которые отвечают за оперативное вмешательство в борьбу с террористическими группами и другими вооруженными мятежами. Большинство новобранцев, направляемых в Эритрею, являются выходцами из кланов Дарод (клан президента Мохамеда Абдуллахи Мохамеда Фармаджо) и Дигил Мирифле. При этом большинство из них также ранее были членами «Аш-Шабаб». Ни правительство, ни парламент Сомали  в то же время не знали об этих перемещениях войск, за исключением министра внутренних дел Абди Фара Саида, который был против этого шага.

Также отметим в этой связи, что эта операция практически совпала с активизацией контактов по линии безопасности между КСА и Эритреей. Президент Эритреи Исайяс Афеворки в конце июля принял делегацию саудовской армии в Асмэре. В этой связи эксперты отмечают, что Эр-Рияд явно идет на уступки Асмэре. Президент Эритреи сейчас пожинает плоды участия своей страны в обширном политическом и экономическом союзе государств, граничащих с Красным морем и Аденским заливом, который Саудовская Аравия создала для сдерживания влияния Ирана, Турции и Катара вдоль стратегических торговых путей Красного моря.  Саудовскую делегацию возглавлял командующий саудовскими войсками в Йемене генерал Фахад бен Турки бен Абдель Азиз. Его сопровождали генералы Яхья Мухаммед Асири, Хасан бен Саад аль-Шахрани из Управления военно-морских сил и генерал Халид бен Мухаммед аль-Рамали из Командования объединенных сил. Недавнее решение вывести из Йемена силы ОАЭ и 10 000 человек из сил быстрой поддержки (СБП), возглавляемых «вторым номером» Переходного военного совета, суданским генералом Мухамедом Хамданом Далго (Хемидти), похоже, вынудило КСА предоставить финансовую помощь, запрошенную Эритреей в обмен на ее участие в возглавляемой ими аравийской коалиции. В то время как другие африканские государства, граничащие с Красным морем и Аденским заливом — Египет, Судан, Джибути и Сомали — охотно вступили в союз с Эр-Риядом, Асмэра долгое время была самодистанцирована от этого процесса, хотя она воздерживалась от критики саудовской инициативы и продолжала оказывать материально-техническую поддержку силам аравийской коалиции через порт Ассэб. Исайяс Афеворки также несколько раз посещал Эр-Рияд со своим министром иностранных дел Османом Салехом Мохамедом. На встрече с саудовской делегацией также присутствовали президент, эритрейские деятели, наиболее тесно связанные с этим вопросом, — генерал Хумед Мохамед Ахмед (Карикаре), командующий Восточной фронтом операций ВМС, и его заместитель полковник Мехаре Фиклемариам. На этой же встрече обсуждался и вопрос подготовки сомалийских военных за счет саудовского финансирования.

Эксперты в этой связи отмечают, что такая активизация контактов в области ВТС между КСА и Эритреей свидетельствует о двух принципиальных моментах.

  1. В условиях обострения саудовско-эмиратовских противоречий по йеменском досье в Эр-Рияде пытаются переформатировать сегменты иностранного участия в составе своей аравийской коалиции. На место суданцев приходят сомалийцы и эритрейцы, прочем последние должны в большей мере играть роль вспомогательных сил и средства логистики. То есть, в самом скором времени мы будем свидетелями появления в Йемене прежде всего сомалийцев.
  2. Могадишо пытается за счет своего участия в составе аравийской коалиции заручиться поддержкой КСА в рамках своих споров с ОАЭ по вопросу государственной состоятельности анклавов Сомалиленда и Джубаленда. Эритрея в данном случае играет на два фронта: с одной стороны — в стране продолжает действовать военно-морская база ОАЭ, с другой — идет сближение с КСА в рамках обеспечения продолжения полнокровного участия аравийцев в йеменском досье.
52.79MB | MySQL:104 | 0,357sec