Решение Верховного суда справедливости в пользу партии «Наш дом – Израиль»

Нынешняя избирательная кампания в Израиле практически на всем своем протяжении проходила под знаком отношений между религией и государством. Председатель партии «Наш дом – Израиль» (НДИ) депутат Кнессета Авигдор Либерман, который из-за острейшего конфликта с ультраортодоксальной религиозной сефардской партией ШАС, возглавляемой министром внутренних дел Арье Деи, ультраортодоксальным религиозным ашкеназским блоком «Еврейство Торы», возглавляемым заместителем министра здравоохранения Яаковом Лицманом, отказался после состоявшихся в апреле досрочных выборов в Кнессет (в принципе выборы должны были состояться только осенью этого года, но премьер-министр Биньямин Нетаньяху предпочел ускорить их) войти в состав возглавляемой крупнейшей правой израильской партией Ликуд  (партией Биньямина Нетаньяху) правящей коалиции вместе с ультраортодоксами и на их условиях и тем самым фактически подтолкнул Государство Израиль к новым досрочным выборам в Кнессет, проводил на протяжении всех последних месяцев исключительно жесткую линию в отношении ультраортодоксальных религиозных партий и того, что он именует «правительством Галахи».

Следует пояснить, что Галаха – это традиционное религиозное еврейское право, сформулированное в Талмуде и в сочинения последующих комментаторов. Введенный депутатом Авигдором Либерманом в израильский политический лексикон термин «правительство Галахи» как бы (именно как бы!) подразумевает, что речь идет о контролируемом религиозными ультраортодоксальными партиями правительстве, которое управляет Государством Израиль, основываясь на законах Галахи и игнорируя мнение подавляющего большинства граждан. В реальности ничего подобного нет. Попытка утверждать, что Израиль движется в направлении превращения его в некий иудейский вариант современного Ирана, является сугубо демагогической. Дело в том, что религиозные ультраортодоксы не являются сионистами (а иногда даже являются антисионистами, причем довольно агрессивными) и, будучи таковыми, вообще в принципе не поддерживают идею современной еврейской государственности. На создание «правительства Галахи» до прихода Мессии они не рассчитывают.

Для религиозных ультраортодоксов характерно стремление к самоизоляции от модернизованного еврейского общества с тем, чтобы не потерять в его пользу своих приверженцев, прежде всего свою молодежь. Однако сказанное отнюдь не означает, что еврейские религиозные ультраортодоксы не хотят использовать достижения современного еврейского государства в сфере экономики, здравоохранения, социальной защиты и т.п. Именно в этом, собственно, и состоит программа ультраортодоксальных религиозных партий: а. использовать государственный бюджет в пользу своих избирателей и б. не допускать, насколько это возможно, навязывания ультраортодоксальной религиозной общине норм модернизированного (в том числе модернизированного религиозного) еврейского общества, способных в перспективе привести к изменению ультраортодоксального религиозного уклада жизни.

Практически такая программа находит свое выражение в следующих основных моментах:

  1. Массовое уклонение от армейской и даже от альтернативной гражданской службы.
  2. Низкий процент участия в рынке труда.
  3. Не соответствующая современным критериям программа обучения в ультраортодоксальных религиозных школах (прежде всего, в школах для мальчиков), которая обычно не дает полноценного аттестата зрелости.
  4. Как следствие – низкий образовательный и профессиональный уровень и низкий уровень доходов.
  5. Как следствие – высокая степень зависимости от государственных социальных выплат и льгот нуждающимся слоям населения.

Именно все изложенное в своей совокупности (в совсем не популистский лозунг борьбы против гипотетического «государства Галахи») вызывает против религиозных ультраортодоксов резкое недовольство среди широких слоев израильского общества, причем не только среди светских, но и среди религиозных сионистов. Авигдор Либерман сумел это понять и умело использовать. Достаточно сказать, что если на апрельских выборах в Кнессет НДИ получила всего 5 мандатов (всего в Кнессет – 120 депутатов), то теперь все без исключения опросы общественного мнения обещают ей порядка 10 мандатов.

Осознав, что НДИ сумела задеть весьма чувствительную струну в душе израильского общества, вслед за ней жесткую кампанию против религиозных ультраортодоксов начали и некоторые другие партии. В первую очередь следует в этом смысле упомянуть основного соперника Ликуда в борьбе за власть, левоцентристский блок «Бело-голубые», возглавляемый депутатом Кнессета Биньямином (Бени) Ганцем, который сделал несколько публичных заявлений, свидетельствующих о принятии им идеи Авигдора Либермана относительно создания «национального либерального правительства без ультраортодоксов». Лидер НДИ говорил о создании коалиции Ликуда, «Бело-голубых» и его партии, и, вполне возможно, что после назначенных на 17 сентября выборов так оно и будет. Пока же НДИ оттягивает голоса у «Бело-голубых». Следует напомнить, что одна из составляющих этого блока, возглавляемая депутатом Кнессета Яиром Лапидом партия «Еш атид» всегда позиционировала себя в качестве центристской партии, борющейся «против засилья религиозных ультраортодоксов».

Однако есть и определенная специфика. НДИ – это «израильская партия с русским акцентом». Твердым ядром ее электората всегда были репатрианты из бывшего СССР. А среди них процент светских и даже атеистов особенно высок. Более того, в следствие высокой доли смешанных браков среди советских и постсоветских евреев около 30% репатриантов из бывшего СССР официально не признаны в  Израиле евреями с точки зрения Галахи (дети еврейских отцов от нееврейских матерей и т.п.). Поскольку в Израиле нет светских браков, а для заключения религиозного еврейского брака требуется обращаться в раввинат, то множество русскоязычных израильтян имеют весьма отрицательных опыт общения с раввинатом. Следует пояснить, что в прошлом (до прихода к власти в Израиля левого правительства во главе с Ицхаком Рабиным в 1992 году) Главный раввинат находился под контролем религиозных сионистов, которые решали проблемы смешанных семей достаточно либеральна. Однако с тех пор Главным раввинатом безраздельно завладели ультраортодоксы, буквально одержимые идеей «разоблачения тайных гоев». Результатом их деятельности стало то, что огромное число израильтян, официально зарегистрированных в качестве евреев в МВД, лишено возможности вступить в религиозный брак в Израиле или просто не желают иметь дела с раввинатом, а потому едут за границу (например, на Кипр), где получают документ о заключении светского брака, признаваемый в Израиле.

Именно в этом контексте следует рассматривать тот факт, что за два дня до состоявшихся в апреле выборов в Кнессет депутат Авигдор Либерман и партия НДИ подали иск в Верховный суд справедливости (БАГАЦ) в связи со скандалом, разразившимся, когда стало известно о том, что Главный раввинат проводит генетические (DNA) проверки уроженцев бывшего Советского Союза с целью проверки их еврейства. Разъяснения по поводу того, что проверки DNA были введены для блага самих репатриантов не были приняты. Этот скандал помог НДИ привлечь на свою сторону немало репатриантов из бывшего СССР, которые в прошлым не голосовали за секторальные «русские» партии.

Как стало известно утром в четверг, судья БАГАЦа Нил Гендель (религиозный еврей, репатриант из США) объявил Государственной прокуратуре Израиля, что она обязана опубликовать свой ответ на этот иск Авигдора Либермана и НДИ не позднее ближайшего понедельника,  то есть всего лишь за сутки до того, как в Израиле откроются избирательные участки. Государственная прокуратура просила у БАГАЦа более длительной отсрочки с тем, чтобы ее ответ был обнародован лишь после проведения выборов в Кнессет, однако судья Нил Гендель отказался удовлетворить эту просьбу. Вне всякого сомнения, тот факт, что государству придется дать ответ по столь щекотливому делу, напрямую связанному с отношениями между религией и государством, играет на руку НДИ и ее лидеру и при правильном использовании ими данного бренда может способствовать заметному увеличению числа отданных за них на выборах голосов.

В данной связи представляется уместным напомнить о том, что лишь недавно общественная организация «Итим» победила в Верховном раввинском суде, который отменил решение одного из окружных раввинских судов относительно требования генетической проверка в рамках проверки еврейства. Следует пояснить, что «Итим» была создана в 2002 году группой религиозных сионистов во главе с раввином Шаулем Фарбером именно с целью оказания помощи тем гражданам, которые сталкиваются с дискриминацией при получении религиозных услуг (бракосочетания, погребения, признания перехода в иудаизм и т.п.).

Сейчас на рассмотрении БАГАЦа находится еще один иск той же организации «Итим». Это иск против присоединения к процессам проверки еврейства, проводящихся раввинатом, третьей стороны, иными словами родственников граждан, проходящих процесс подтверждения еврейства (прежде всего, для вступления в религиозный брак). Таким образом, Главный раввинат фактически вынуждает доказывать свое еврейства лиц, которые официально признаны евреями и не обращались к нему ни за какими услугами). Решение по данному вопросу ожидается уже в ближайшее время, однако, несомненно, уже после того, как завершатся выборы в Кнессет. Тем не менее, сам факт муссирования данной темы в израильских СМИ может косвенным образом способствовать электоральному успеху НДИ и других партий выступающих с критикой религиозных ультраортодоксов.

44.86MB | MySQL:119 | 1,217sec