Как менялась политика руководства США в отношении Йемена

Европейский союз считает важным заявление мятежников из йеменского движения «Ансар Аллах» (хоуситы) об отказе от новых ударов по объектам в Саудовской Аравии. Об этом в воскресенье 22 сентября заявила представитель внешнеполитической службы ЕС Майя Косьянчич. «Заявление, сделанное движением «Ансар Аллах» 20 сентября о прекращении военных действий против Саудовской Аравии, это очень важный шаг. Европейский союз всегда придерживался мнения, что у конфликта в Йемене нет военного решения, в связи с чем срочно необходимы меры по деэскалации конфликта», — говорится в заявлении, размещенном на сайте внешнеполитической службы ЕС. 20 сентября хоуситы заявили, что намерены прекратить атаки против Саудовской Аравии в рамках инициативы по достижению мирного урегулирования конфликта. Глава Высшего политического совета движения «Ансар Аллах» Мехди аль-Машшат призвал «все стороны, принимающие участие в войне, перейти к истинным переговорам, которые приведут к всеобщему национальному примирению». Мятежники-хоуситы из йеменского движения «Ансар Аллах» предупредили дипломатов США и Саудовской Аравии о том, что Иран ведет подготовку к нанесению новых ударов с помощью ракет и беспилотников по объектам королевства. С таким утверждением выступила в субботу 22 сентября в своей электронной версии американская газета «Уолл-стрит джорнэл», ссылающаяся на собственные источники.  По их данным, мятежники поставили дипломатов в известность о том, что Тегеран оказывает на них давление с целью принудить подключиться к готовящимся атакам. Источники газеты не знают, насколько серьезно отнеслись к предупреждению в Вашингтоне. В Эр-Рияде принимают дополнительные меры безопасности и опасаются ударов по нефтяным объектам или аэропортам.  Согласно публикации, хоуситы дали неожиданный ответ на давление со стороны Ирана. В пятницу мятежники из «Ансар Аллах» заявили, что намерены прекратить атаки против саудовского королевства в рамках инициативы по достижению мирного урегулирования. Они также призвали «все стороны, принимающие участие в войне, перейти к истинным переговорам, ведущим к всеобщему национальному примирению, из которого никто не будет исключен». Представитель хоуситов Мухаммед Абдель Салям, отвечая на запрос «Уолл-стрит джорнэл», отрицал, что они направляли какое-либо предупреждение иностранным дипломатам. В постоянном представительстве Ирана при ООН в Нью-Йорке на просьбу газеты прокомментировать эти данные не ответили. В этой связи отметим, что такие заявления со стороны хоуситов безусловно являются откровенной дезинформацией,  но суть не в этом. На такого рода сенсационные сообщения американской печати вообще можно было бы не обращать внимание, если бы за этом не стояло общее настроение в правящей верхушке, которое сейчас присутствует в Вашингтоне и Брюсселе. Это безусловное отрицание того, что последний по времени удар по нефтяной инфраструктуре КСА нанесли именно хоуситы. Такой вариант ставит перед коллективным Западом фактически непреодолимую дилемму в отношении своих дальнейших действий и вынуждает его более активно входить в йеменский конфликт на стороне аравийской коалиции, чего те же США (о ЕС говорить вообще излишне) категорически не желают. И это естественно: чисто военным путем решить этот кризис практически невозможно. Отсюда попытка разделить ответственность за произошедшее с точки зрения ответных мер между хоуситами и иранцами. Отсюда же и все эти вбросы в СМИ, которые призваны вынудить хоуситов более артикулировано обозначить свою позицию, в том числе и в рамках прекращения новых атак. Сразу скажем, что эта страусиная позиция в общем-то ни к чему не приведет: такие удары будут продолжаться до тех пор, пока КСА присутствует в составе коалиции в Йемене.

В связи с изложенным стоит обратить более подробное внимание на прежнюю и нынешнюю позиции американской администрации по йеменскому конфликту, ее относительную трансформацию по этому вопросу, и действия Конгресса США на этом направлении.

 

Администрация Б.Обамы и 114-й Конгресс США

Отметим, что интерес Конгресса к йеменскому конфликту развивался и рос постепенно и не был четко обозначен в начале интервенции аравийской коалиции в марте 2015 года. С начала до середины 2015 года, интерес Конгресса к внешней политике США на Ближнем Востоке был сосредоточен на иранской ядерной программе и операции  против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Ираке и Сирии. Через несколько месяцев после начала интервенции стало очевидно, что коалиция во главе с Саудовской Аравией не сможет достигнуть военной победы  и те скромные успехи, которые были достигнуты силами коалиции на местах, были компенсированы ростом международной критики растущего числа жертв среди гражданского населения Йемена в результате авиаударов коалиции. В этот период времени в  Конгрессе обозначился тренд на выражение пока только  обеспокоенности ухудшением гуманитарной ситуации в стране. В конце сентября 2015 года член Палаты представителей  Тем Лью опубликовал открытое письмо к президенту Б.Обаме, в котором  утверждал, что Комитет начальников штабов выступает за прекращение поддержки США коалиции во главе с Саудовской Аравией до тех пор, пока она не установит гарантии предотвращения жертв среди гражданского населения. В октябре 2015 года 10 членов Конгресса написали письмо президенту Обаме с призывом «работать с нашими саудовскими партнерами с целью ограничения числа жертв среди гражданского населения в максимально возможной степени». В октябре 2015 года сенатор Марки заявил, что «я боюсь, что наша неспособность  отстаивать дипломатический подход к решению кризиса  в Йемене на протяжении последних двух лет, вкупе с нашей неспособностью призвать коалицию к сдержанности перед лицом гуманитарного кризиса, может поставить жизнеспособность  критического [американо-саудовского] партнерства под угрозу». К осени 2015 года, когда администрация Обамы попыталась сбалансировать свою озабоченность по поводу соблюдения членами коалиции гуманитарного права в этом  вооруженном конфликте при сохранении поддержки аравийских партнеров, 12 законодателей США начали проводить тщательное изучение американских продаж оружия Саудовской Аравии. Центром дискуссий стала сделка по продаже КСА ряда образцов высокоточного оружия (прежде всего авиабомб). В этой связи ряд законодателей стремились отсрочить любыми путями процедуру официального уведомления со стороны администрации США Конгресса о начале реализации такой сделки.  После официального уведомления в ноябре 2015 г.  сенатский комитет по международным отношениям (SFRC) потребовал, чтобы администрация дополнительно уведомила Конгресс за 30 дней до  отгрузки, обозначающие первое использование этим органом практики предварительного уведомления. Требование дополнительного уведомления таким образом являлось дополнительным  выражением озабоченности законодателей.

К годичной годовщине интервенции коалиции в Йемене в Конгрессе  сформировалась более определенная оппозиция к вопросу продажи  США вооружений на фоне  неоднократных международных признаний  нарушений прав человека и ошибочных авиаударов коалиции. В этой связи Конгресс внес поправку в оборонное законодательство, которая обязывала администрацию заранее уведомлять о сделках с кассетными боеприпасами и предусматривала вероятность запрета на такие сделки. Весной и летом 2016 года Организация Объединенных Наций провела несколько раундов мирных переговоров в Кувейте в рамках стремления содействовать прекращению конфликта. С апреля 2016 по август 2016 года возглавляемая Саудовской Аравией коалиция в значительной степени снизила свои налеты на  столицу Йемена Сану  в рамках своих обязательств к прекращению боевых действий. Когда мирные переговоры при посредничестве ООН рухнули в августе 2016 года, возглавляемая Саудовской Аравией коалиция вновь начала бомбардировки, и война  возобновилась. В этой связи летом 2016 года администрация Обамы сократила часть американской поддержки воздушной кампании Саудовской Аравии в Йемене путем вывода американского персонала, который совместно с саудовцами занимался планированием таких ударов.  Тем не менее в целом американо-саудовское сотрудничество продолжалось, и в августе 2016 года администрация Обамы уведомила Конгресс о предлагаемой продаже танков M1A2S Саудовской Аравии. В ответ некоторые законодатели обратились с просьбой к президенту Обаме отозвать это предложение, ссылаясь на озабоченность обострения гуманитарного кризиса в Йемене. В сентябре 2016 года были приняты совместные резолюции о неодобрении предложение о продаже танков, которые были  внесены в Сенат (S. J. Res. 39) и Палату представителей (H. J. Res.98). Они были отклонены, сенаторы аргументировали это решение в пользу продолжения военной поддержки США Саудовской Аравии именно иранской угрозой. Тот же сенатор  Линдси Грэм, который сейчас выступает против ВТС с КСА, тогда являлся ярым сторонником продолжением такой поддержки.

В результате авиаудара Саудовской Аравии в октябре 2016 года по похоронной процессии в Сане погибли 140 человек, что вынудило администрацию Обамы инициировать пересмотр помощи США в области безопасности Саудовской Аравии. В этой связи  она приостановила запланированную продажу высокоточных управляемых боеприпасов Саудовской Аравии и ограничила обмен разведданными, но сохранила сотрудничество в борьбе с терроризмом и заправку для авиации коалиции в воздухе американскими самолетами. В последние месяцы правления администрации Обамы Вооруженные силы США были вовлечены в локальные стычки  с участниками конфликта. В октябре 2016 года силы хоуситов и экс-президента А.А.Салеха запустили противокорабельные ракеты по кораблям ВМС США, которые  патрулировали у берегов Йемена. Нападения на американские корабли были отмечены впервые за все время этого конфликта.  Администрация Обамы ответила на эти нападения обстрелом позиций, с которых предположительно наносились удары. При этом такие меры были обозначены Вашингтоном как меры в порядке самообороны, при этом особо указывалось на то, что США не имеют   планов углублять свое непосредственное участие в конфликте. В августе и ноябре 2016 года тогдашний госсекретарь Джон Керри сделал в Омане  несколько заявлений о  попытках выступить посредником в мирной инициативе, но стороны конфликта отвергли его усилия. В этой связи отметим, что ВТС США и КСА сейчас прямо зависит от т.н. «Закона Лихи».  Раздел 620M этого закона об иностранной помощи 1961 года (FAA) с внесенными в него поправками запрещает предоставление помощи и  экспорт оружия любому подразделению иностранных сил безопасности, в отношении которого существует  достоверная информация о грубом нарушении прав человека. Госдепартамент и посольства США за рубежом осуществляют проверку требований «Закона Лихи» в рамках определения, какие иностранные лица и подразделения безопасности имеют право на получение  американской помощи или обучения. В октябре 2016 года сенатор Патрик Лихи отметил, что «гуманитарный кризис в Йемене получил слишком мало внимания, и он прямо или косвенно затрагивает нас…. Доклады НПО о потерях гражданского населения от авиаударов ВВС Саудовской Аравии в густонаселенных районах заставляют нас задаться вопросом о нарушении этого закона». Таким образом, можно констатировать, что к концу истечения сроков полномочий  114-го Конгресса война в Йемене становилась все более значимой и принципиальной темой для американских законодателей. В это время  все большее число членов Конгресса становится критически настроенным к роли США по уровню поддержки возглавляемой Саудовской Аравией коалиции на фоне ухудшения гуманитарной ситуации в Сирии и Йемене. При этом это количество оппонентов продолжения такой практики уступало большинству, которое продолжало  рассматривать йеменский конфликт исключительно через региональную линзу, а не как чисто локализованный кризис. На фоне значительной поддержки  Конгресса ядерному соглашению 2015 года с Ираном (Совместный всеобъемлющий план действий или СВПД), некоторые члены охарактеризовали иранскую поддержку  движения хоуситов в качестве примера деструктивной региональной деятельности  Ирана, что необходимо было бы включить в условия  СВПД.  Собственно этот тезис сейчас лежит в основе требований Вашингтона к новой редакции СВПД.  Сторонники продолжения контактов в области ВТС с КСА,  признавая, что ведение Саудовской Аравией войны было порой проблематичным, утверждали, что сокращение продаж оружия США или ослабление другой оборонной поддержки королевства ослабит жизненно важного партнера, который находился под угрозой со стороны враждебного негосударственного субъекта на его южной границе. Другие законодатели утверждали, что такое сотрудничество   наносит ущерб репутации США  рамках соблюдения обязательств в области перед международного права и права человека. В итоге 114-й Конгресс не принял законов, ограничивающих  продажи оружия Саудовской Аравии, но эти годы ознаменовали начало более широкой дискуссии по этому вопросу, которые продолжаются до сих пор.   Хотя администрация Обамы предприняла некоторые шаги, особенно в конце 2016 года, чтобы ограничить сотрудничество США и коалиции и ограничить поставки высокоточного оружия  в Саудовскую Аравию, неправительственные группы сочли это недостаточным. По данным Human Rights Watch, «все равно условия, которые, по мнению администрации Обамы, она создала в приостановке передачи высокоточных боеприпасов и поставок кассетных боеприпасов, в конечном счете не оказал существенного влияния на обуздание продолжающихся нарушений гуманитарного права  силами коалиции во главе с Саудовской Аравией».

 

 Конгресс и администрация Д.Трампа (2017-2019 гг.)

С самого начала своей администрации президент Дональд Трамп четко сигнализировал о сильной поддержке операции коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене, как одному из главных инструментов минимизации  иранского регионального вмешательства. Он инициировал пересмотр политики США в отношении Йемена, в том числе путем отмены ограничений на продажу оружия США и обмена разведданными с коалицией. 19 марта 2017 года, перед своим визитом в Саудовскую Аравию президент Трамп уведомил Конгресс о том, что он санкционирует  три предложения о прямых коммерческих продажах технологии высокоточных управляемых боеприпасов, отложенных в свое время администрацией Обамы, и подлежащих пересмотру Конгрессом. В мае 2017 года администрация официально уведомила Конгресс о своем намерении приступить к реализации планов увеличить помощь в  подготовке ВВС Саудовской Аравии. В этой связи Конгресс обсудил еще одну резолюцию неодобрения (S. J. Res. 42) по этому поводу. В июле 2017 года президент Трамп поручил своей администрации «сосредоточиться на прекращении войны и избежании регионального конфликта, смягчении гуманитарного кризиса и защите территориальной целостности Саудовской Аравии и торговли в Красном море».

 

Контртеррористическая политика США в Йемене (2015-2019 гг.)

Во время администраций Обамы и Трампа Соединенные Штаты проводили контртеррористические операции против «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП) и различных филиалов «Исламского государства» в Йемене. В Йемене Соединенные Штаты в 2015 году  уничтожили лидера АКАП Насер аль-Вахайши. В начале президентства Трампа Соединенные Штаты заметно увеличили темп ударов по выявленным целям АКАП. Согласно одному из докладов в начале 2017 года, президент объявил части трех йеменских провинций «зоной активных военных действий», что подразумевают «более свободных правил боя». В январе 2017 года «морской котик» Райан Оуэнс погиб во время контртеррористического рейда, в ходе которого были убиты от 4 до 12 мирных жителей Йемена, в том числе несколько детей. Среди детей был один гражданин США. Рейд был первой признанной  контртеррористической операцией во время  администрации Трампа. В 2018 году американские чиновники утверждали, что один из руководителей АКАП  Ибрагим аль-Асири был убит в результате авиаудара США. И.аль-Асири был подданным Саудовской Аравии, который, как полагают, сделал СВУ, используемые в 2009 для  попытки взрыва рейса 253 Northwest Airline, и для покушения  в 2009 году на бывшего министра МВД Саудовской Аравии Мухаммеда бен Найефа.  4 января 2019 года Министерство обороны США объявило, что в результате воздушного удара  был убит Джамаль аль-Бадави, один из основных йеменских террористов, участвовавших в 2000 году в атаке на эсминец ВМФ США «Коул».

Когда президент Трамп только вступил в должность, динамика конфликта в Йемене менялась,  коалиция начала новое наступление вдоль 280-мильной западной прибрежной равнины Йемена с целью  взятия удерживаемого хоуситами стратегического портового города Ходейда (йеменский порт с наибольшей пропускной способностью). В начале 2017 года некоторые члены Конгресса отреагировали на постепенное продвижение коалиции в сторону Ходейды в сочетании с продолжающимся ухудшением гуманитарных условий, путем подготовки петиции президенту о необходимости  улучшить условия по доставке гуманитарных грузов и заключении перемирия. В марте 2017 года несколько законодателей  написали письмо тогдашнему госсекретарю Рексу Тиллерсону, призывая его «использовать все возможности и  дипломатические инструменты, чтобы помочь открыть йеменский порт Ходейда для международных организации в рамках оказания гуманитарной помощи». В ответ президент Трамп заявил, что Конгресс должен одобрить любую новую поддержку США коалиции на фоне наступления на Ходейду.  13 июня 2017 года Сенат обсудил еще одну резолюцию (S. J. Res. 42), в рамках неодобрения  трех прямых коммерческих сделок по  продаже высокоточного оружия в Саудовскую Аравию. 13 июня 2017 года Сенат проголосовал за отклонение предложения об отстранении комитета Сената по международным отношения от дальнейшего рассмотрения этой резолюции. При этом эта   резолюция не была принята в Палате представителей (H. J. Res. 102). Член Палаты представителей Ро Ханна внес на рассмотрение параллельную резолюцию (H. Con. Res. 81)  в попытке добиться прекращения поддержки США аравийской  коалиции. После консультаций между лидерами Палаты представителей и сторонниками резолюции по выработке  компромиссного подхода, палата согласилась отложить ускоренное рассмотрение резолюции до выборов в ноябре 2016 года, а затем была принята рекомендательная альтернатива.  В свой первый год пребывания на посту президент Трамп стремился улучшить отношения с Саудовской Аравией, противодействуя при этом Ирану, увеличить контртеррористическую активность США в Йемене, в то же время его администрация также иногда занимала сильные позиции в отношении КСА по поводу необходимости улучшения условий доставки  гуманитарных грузов, добиваться урегулирования конфликта и принимать меры по предотвращению  насилия против населения.  После очередного обстрела хоуситами глубинных районов КСА  в ноябре 2017 года коалиция ввела полную блокаду всех портов Йемена, включая главный порт Ходейда, усугубив тем самым гуманитарный кризис в стране. Белый дом выпустил тогда четыре заявления для прессы  между 8 ноября и 8 декабря, включая заявление 6 декабря, в котором президент Трамп призвал Саудовскую Аравию «полностью разрешить доставку продовольствия, топлива, воды и лекарств до йеменцев, которые отчаянно нуждаются в них. Это должно быть сделано для по гуманитарным соображениям немедленно». 20 декабря 2017 года коалиция во главе с Саудовской Аравией объявила, что прекратит блокаду Ходейды на 30-дневный срок и разрешит поставку четырех финансируемых США кранов в Йемен для того, чтобы  увеличить возможности порта по выгрузке коммерческих и гуманитарных грузов. На следующий день Белый дом опубликовал заявление, в котором приветствовал это решение Эр-Рияда. На протяжении всего 2018 года между Конгрессом и администрацией Трампа с одной стороны, и в самом Конгрессе, существовали  разногласия относительно того, были ли американские силы, помогающие коалиции во главе с Саудовской Аравией, вовлечены  в активные или неминуемые боевые действия в Йемене. При этом некоторые сенаторы заявили, что, оказывая поддержку коалиции во главе с Саудовской Аравией, американские войска вводятся в «ситуацию, которая грозит их неизбежным участием в военных действиях».   Администрация Трампа с таким выводом не согласилась. В феврале 2018 года генеральный советник Министерства обороны сообщил  лидерам Сената о том, что «степень текущей поддержки США заключается только в оказании королевству исключительно  оборонных  услуг, включая дозаправку в воздухе; определенную разведывательную поддержку; и военные консультации, включая консультации по вопросам соблюдения прав сторон вооруженных конфликтов и передовой практики снижения риска жертв среди гражданского населения». 20 марта 2018 года Сенат рассмотрел резолюцию S. J. Res. 54 ; аргументы сторон были сосредоточены по ряду вопросов, начиная от озабоченности обострения гуманитарного кризиса в Йемене и заканчивая подтверждением роли Конгресса в санкционировании применения вооруженной силы за рубежом. После чего большинство сенаторов проголосовали за внесение предложения по освобождению Комитета по международным отношениям от дальнейшего рассмотрения резолюции S. J. Res. Месяц спустя Комитет по международным отношениям провел слушания по Йемену. Параллельно дали показания по этому вопросу  перед Конгрессом представители Минобороны США. Они заявили, что пока США только заправляли саудовские самолеты и не давали советы по методам наведения. Силы CENTCOM при этом не отслеживали самолеты коалиции после их дозаправки  и не давали рекомендаций по конкретным целям. В ходе того же слушания,  чиновники признали, что давление со стороны Конгресса изменило первоначальную позицию администрации в рамках ее взаимодействия  с коалицией по поводу йеменского конфликта. После этого слушания сенатский Комитет  по международным отношениям также предложил новый законопроект, устанавливающее условия  помощи США коалиции. (S. J. Res. 58).  Он предусматривал запрет на  расходование средств США на операции по дозаправке в воздухе самолетов Саудовской Аравии и возглавляемой Саудовской Аравией коалиции.  Эта законодательство фактически обязывало президента согласовывать все операции за рубежом с Конгрессом.  Критика участия США в Йемене в Конгрессе стала пропорционально возрастать с  12 июня 2018 года, когда  коалиция во главе с Саудовской Аравией начала операцию «Золотая победа», направленную на установление контроля над Ходейдой.  12 июня девять сенаторов написали письмо в адрес госсекретаря Майкла Помпео и тогдашнему министру обороны Джеймсу Мэттису: «Мы обеспокоены тем, что предстоящие военные операции ОАЭ и их йеменских партнеров будут обострять гуманитарный кризис, прерывая доставку гуманитарной помощи и нанося критический ущерб инфраструктуре. Мы также глубоко обеспокоены тем, что эти операции ставят под угрозу перспективы  политического разрешения конфликта». 9 августа коалиция нанесла авиаудар, который поразил автобус на рынке недалеко от Дахьяна в северной провинции Саада, прилегающей к саудовской границе. Было убито 51 человек, 40 из которых были детьми. Коалиция заявила, что ее авиаудар был «законной военной операцией»  в ответ на ракетный удар хоуситов по саудовскому городу Джизан. Госдепартамент США призвал коалицию провести «тщательное и прозрачное расследование инцидента». Несколько членов Конгресса обратились к администрации с просьбой предоставить дополнительную информацию в отношении операций США после удара коалиции в августе 2018 года по Дахьяну. Сенаторы также представили поправку к закону «Об ассигнованиях Министерства обороны на 2019 год» (H. R. 6157), которые запрещали бы использование средств для поддержки операций коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене до тех пор, пока министр обороны письменно не подтвердит Конгрессу, что коалиционная воздушная кампания «не нарушает принципов разграничения и соразмерности в рамках правил защиты гражданских лиц». Это положение не применяется к поддержки проводимых контртеррористических операций против «Аль-Каиды» и «Исламского государства» в Йемене. 12 сентября госсекретарь Помпео выдал сертификат, который позволил продолжать использовать оборонные средства для поддержки дозаправки самолетов коалиции в полете в соответствии с условиями раздела 1290  закона о  национальной обороны на 2019 год.  Некоторые члены Конгресса раскритиковали действия администрации, утверждая, что коалиция не выполнила установленные законом контрольные показатели для избежания жертв среди населения.  В ответ администрация представила подробный аргумент о том, что силы США только поддерживают операции коалиции под руководством Саудовской Аравии, но не  участвуют в боевых действиях в Йемене.

К концу 2018 года перспектива повсеместного голода в Йемене вкупе с международным осуждением убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги в генконсульстве КСА в Стамбуле резко усилили  давление на администрацию и коалицию в рамках склонения ее к быстрейшему началу переговорного процесса. Это нашло отклик в исполнительной власти США.  30 октября тогдашний министр обороны Мэттис и госсекретарь Помпео призвал все стороны достичь прекращения огня и возобновить переговоры. 9 ноября Мэттис также объявил, что США прекращает дозаправке самолетов коалиции в Йемене. Хотя боевые действия продолжались на нескольких фронтах, специальный посланник генерального секретаря Организации Объединенных Наций Мартин Гриффитс выступил посредником в прекращении огня 13 декабря 2018 года и снятия блокады Ходейды. В рамках сделки при посредничестве ООН (известной как Стокгольмское соглашение), коалиция и хоуситы договорились о передислокации своих сил за пределы порта Ходайды. Организация Объединенных Наций согласилась возглавить координацию передислокации Комитета  по контролю за прекращением огня и передислокацией в этот город. Международное сообщество высоко оценил Стокгольмское соглашение как первый шаг к более широкой деэскалации и возможному пути к всеобъемлющему мирному урегулированию. 13 декабря 2018 года Сенат внес поправки и принял S. J. Res. 54 (56-41), которые, среди прочего, поручали  президенту  вывести американские войска из боевых действий в Йемене, кроме сил, участвующих в операциях, направленных против «Аль-Каиды» или связанных с ней сил.  13 декабря, Сенат также принял резолюцию С. Ю. 69, которая, помимо прочего, отражала мнение Сената о причастности   наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана к убийству журналиста Джамаля Хашогги и необходимости получения разрешения Конгресса на участие Соединенных Штатов в военных действиях в гражданской войне в Йемене. На фоне этого в течение первых нескольких месяцев 2019 года реализация Стокгольмского соглашения зашла в тупик. По словам специального посланника Гриффитса  «первоначальные сроки реализации соглашения были довольно амбициозными». В феврале 2019 года CNN сообщила, что Саудовская Аравия и ОАЭ передали  закупленную в США бронетехнику местным йеменским подразделениям, что является   нарушением условий  договоров купли-продажи иностранных военных товаров конечным пользователям или прямых коммерческих договоров купли-продажи такого оборудования. На слушаниях в Сенате и Палате представителей в начале февраля некоторые члены выразили обеспокоенность по поводу эффективности  мониторинга конечного использования оборудования, предоставленного коалиции. 7 февраля 2019 года, сенатор Роберт Менендес представил S. 398. Этот законопроект, который был первоначально представлен в 115-м Конгрессе, законодательно требовал прекращения дозаправки в полете для операций коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене, приостановку продажу некоторых видов оружия в королевство, санкции против лиц, блокирующих гуманитарную помощь и поддерживающих хоуситов в Йемене. Комитет по международным отношениям  представил законопроект в Сенат в июле 2019 года 30 января 2019 года в Сенат была внесена сопутствующая резолюция H. J. Res. 37 (S. J. Res. 7), которая прошла  в Сенате  13 марта 2019 года, а в Палате представителей (247-175) 4 апреля. Президент Трамп наложил вето на резолюцию 16 апреля, сославшись на озабоченность тем фактом, что резолюция ослабит его конституционные полномочия в качестве главнокомандующего, нанесет ущерб двусторонним отношениям и негативно скажется на усилиях по предотвращению жертв среди гражданского населения и предотвращению распространения террористических актов на Аравийском полуострове.  2 мая 2019 года резолюция не смогла собрать в Сенате число голосов, необходимых для преодоления вето, на что требовалось  67 голосов . В этой связи лидер большинства в Сенате Митч Макконнелл повторил свое несогласие с тем, что он назвал ложными предпосылками законопроекта: «Мы не участвуем в гражданской войне в Йемене. Мы больше не предоставляем дозаправку «воздух-воздух». Больше важно отметить, что принятие такого закона фактически затруднит предотвращение жертв среди  невинных людей».

Считается, что Иран является первоначальным источником технологии БПЛА и передачи технологий хоуситам. Однако хоуситы теперь могут производить свои собственные БПЛА. В соответствии с данными ЦРУ США, «имеющиеся доказательства свидетельствуют о том, что «Ансар Аллах» все чаще использует части, которые коммерчески доступны на международном рынке для разработки новых конструкций БПЛА». 24 мая 2019 года администрация Трампа официально уведомила Конгресс о начале прямых коммерческих продаж оружия (включая высокоточное оружие) стоимостью более $ 8 млрд. Саудовской Аравии и ОАЭ. Другие уведомленные продажи включают в себя, в частности: самолеты F-15 и вертолеты AH-64, противотанковые ракеты Javelin, и системы ПРО Patriot  для ОАЭ. Еще одна такая систем передана ОАЭ Иордании в качестве подарка. В оправдание администрация дала мотивировку о том, что «ситуация в области безопасности в Йемене быстро деградирует и растет угроза  от поддерживаемых Ираном хоуситов», которые «публично пригрозили увеличить операции, нацеленные на жизненно важные военные цели в Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии».  5 июня 2019 года двухпартийная группа из семи сенаторов представила 22 отдельных совместных резолюции протеста против продажи. Один из коспонсоров, сенатор Линдси Грэм (R-SC), выразил в заявление его озабоченность по поводу «прецедента, который эти продажи оружия установят, имея ввиду обход администрацией законы Конгресса». Сенат принял все 22 меры. Три из мер, направленных на предлагаемую продажу боеприпасов класса «воздух-земля», были приняты Палатой представителей и Сенатом, на что позднее было  наложено вето президентом.

Вывод

116-й Конгресс может продолжить обсуждение уровня поддержки США возглавляемой Саудовской Аравией коалиции  в Йемене. Законодатели потенциально могут расширить сферу своей надзорной деятельности за пределами этого конфликта для более полного устранения коренных причин йеменского конфликта. Эксперты ожидают, что Йемену потребуется постоянное международное внимание и финансовая помощь для оказания помощи местным субъектам в достижении и поддержании политического урегулирования. Таким образом, Конгресс может столкнуться с вопросами, связанными с Йеменом, о  роли американской дипломатии в рамках  поддержки безопасности США, а также инвестирования средств американской помощи и обороны для Йемена на  долгие годы. 115-й Конгресс часто обсуждал степень и условия участия Соединенных Штатов  в Йемене. Законодатели поставили под сомнение степень, в которой администрация соблюдает действующее законодательство, касающееся оказания помощи в области безопасности, в том числе продажи или передачи оборонных товаров и оборонных услуг, сохраняя при этом международные права человека и стандарты прав (например, 22 U. S. C. §2754 или 22 U. S. C. §2304). Они также приняли новое законодательство, которое должно обусловливать или запрещать использование средств США для некоторых видов деятельности, связанных с Йеменом, и расширит законодательный надзор за политикой исполнительной власти в отношении войны в Йемене. Таким образом,  115-й Конгресс продемонстрировал более сильную оппозицию в отношении участия страны  в интервенции коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене по сравнению с предыдущими годами. Баланс голосов сместился в пользу мер, которые можно было бы охарактеризовать как критические или ограничение поддержки США операций коалиции во главе с Саудовской Аравией в отношении продажи оружия. Тем не менее, по-прежнему трудно определить место консенсуса Конгресса по Йемену. Многие в Палате представителей и Сенате заявляют, что они стремятся сохранить союзнические американо-саудовские отношения и выражают озабоченность по поводу иранской деятельности в Йемене, а также выражают поддержку расширению гуманитарного доступа и усилия по завершению конфликта. Некоторые законодатели выражают несогласие с интервенцией и участием США по моральным соображениям, ссылаясь на перспективы голода и массового перемещения населения. Другие утверждают, что конфликт создает возможности для Ирана и суннитских исламистских экстремистских группировок расширить зоны своего  влияния в Йемене. Третьи также ссылаются на факторы, не имеющие прямого отношения к условия в Йемене, такие как механизмы и полномочия, используемые исполнительной властью для поддержки коалиции. Недавнее рассмотрение Конгрессом йеменского законодательства также может свидетельствовать о более артикулированном стремлении  членов Конгресса по подтверждению прерогатив Конгресса в отношении внешней политики США и использования законодательные процессы для повышения их эффективности. Меры по расширению надзора поддержки со стороны  США коалиции во главе с Саудовской Аравией и стратегия США в отношении Йемена получили широкое распространение в формате  двухпартийной поддержки. Хотя 116-й Конгресс не смог отменить президентское вето в отношении Йемена — объем и частота выражений оппозиции в Конгрессе и принятие мер по отклонению некоторых аспектов политики администрации большинством голосов в обеих  палатах могут ограничить выбор, доступный Белому дому и правительствам в Эр-Рияде и Абу-Даби. Включение вопросов, связанных с Йеменом, поддержки США операций коалиции или ограничение связанных с ними продаж вооружений могут стать предметом исполнительно-законодательного спора при дальнейшем рассмотрении бюджета  на оборону и мер по ассигнованиям на 2020 финансовый год. Добавим также, что нынешняя атака на нефтяную инфраструктуру КСА дает администрации серьезные козыри для дальнейшего игнорирования негативного отношения части Конгресса по активизации ВТС с КСА и ОАЭ, но не меняет общего критического настроя по этому вопросу значительной части Конгресса.

44.18MB | MySQL:89 | 2,251sec