Гражданское общество в Саудовской Аравии?

31 июля с.г. усилиями государственной Комиссии по коммуникациям и информационным технологиям (Хейъа аль-иттисалят ва такнийя аль-маъалумат) был закрыт располагавшийся в Дахране электронный сайт http://menber-alhewar.com., создатели которого назвали его «Трибуна диалога и творчества (Мамбар аль-хивар ва аль-ибдаъа)». Еще совсем недавно это событие не было бы никем замечено, впрочем, кто бы еще позавчера поставил вопрос о возможности существования созданных гражданами Саудовской Аравии электронных сайтов?

Автор намеренно употребляет эти слова — «вчера» и «позавчера», зная, что свобода распространения и получения информации была обретена саудовскими гражданами сравнительно давно — по крайней мере, в начале 1990-х гг. Равным образом, нам известно, что эта свобода — условна и ограничена. Действующая на основании саудовского закона о печати (низам аль-матбуъат) Комиссия по коммуникациям и информационным технологиям жестко контролирует процесс доступа к Интернету. Впрочем, относится это только к Саудовской Аравии или, быть может, где-то еще не высказываются пожелания осуществлять такой контроль?

Предлоги для его введения многочисленны: необходимо заботиться о нравственности и морали граждан (в Саудовской Аравии эта забота всегда была поводом для вмешательства в их частную жизнь), противостоять распространению экстремистских и террористических идей (в Саудовской Аравии с ее продолжающим существовать и апеллирующим к религиозной догме подпольем, а также до последнего времени практически никак не лимитировавшейся деятельности армии все того же религиозного истеблишмента это более чем актуально). Более того, мы прекрасно понимаем, что наличие или отсутствие свободного доступа к ресурсам Интернета, как и сама проблема распространения информации (а также множество других проблем), — вопрос политики. Вопрос противостояния сторонников этой свободы и сторонников ее отсутствия, которые преподносят себя обществу в качестве «борцов за свободу» или «защитников национальной самобытности», когда каждая из группировок пытается представить свои лозунги и действия единственно верными и отвечающими «подлинным интересам» того общества, в котором они ведут свою битву «не за живот, а за смерть». Но, наверное, из этого противостояния в конечном итоге и вырастает то, что, например, и в Саудовской Аравии называют сегодня «гражданским обществом»?

9 августа на первой странице эр-риядской газеты «Ар-Рияд» было опубликовано обращение Саудовского национального комитета прав человека к Комиссии по коммуникациям и информационным технологиям. В нем говорилось, что принятое комиссией решение «противоречит статье 8 закона о печати, гласящей, что “свобода мнения гарантирована всем средствам массовой информации в рамках установлений шариата и закона”». Далее в этом обращении подчеркивалось, что «статья 19 Всеобщей декларации прав человека гласит, что “каждый человек имеет право на свободу мнения”». Наконец, обращение Саудовского национального комитета прав человека отмечало, что решение комиссии противоречит «статье 23 Арабской хартии прав человека, гласящей, что “каждый человек имеет право на получение информации и свободное выражение своего мнения”». В итоге, в обращении саудовской правозащитной организации заявлялось, что «закрытие сайта противоречит международным обязательствам, взятым на себя Королевством, его членству в Совете по правам человека, а также тому, что в настоящее время его представитель возглавляет Арабский комитет прав человека, первейшей обязанностью которого является выяснение того, насколько входящие в него государства уважают зафиксированные в Арабской хартии прав человека свободы граждан». Завершая свое обращение, его авторы отметили, что принятое Комиссией по коммуникациям и информационным технологиям решение «окажет негативное воздействие на свободу средств массовой информации, реализуемую в рамках курса реформ, проводимых Служителем Двух Благородных Святынь (королем Абдаллой. — Г.К.)».

Аналогичное заявление последовало и со стороны руководителя сайта Али Ад-Думейни. Он, в частности, подчеркнул: «Несмотря на те оптимистические надежды, которые все мы чувствуем в связи с развитием всестороннего процесса реформ, осуществляемого в нашей стране под руководством Служителя Двух Благородных Святынь короля Абдаллы бен Абдель Азиза и наследника престола принца Султана бен Абдель Азиза, некоторые органы исполнительной власти все же обращаются в своей практической деятельности к методам лишения граждан мирных и цивилизованных форм выражения их мнения». Он сообщил о преследованиях, обрушившихся на него и сотрудников сайта, вызовах в «компетентные органы», которые требовали от тех, кого они вызывали, прекратить ведущуюся ими деятельность.

Что ж, автору уже приходилось писать на сайте Института Ближнего Востока о первом в истории Саудовской Аравии отчете Саудовского национального комитета прав человека о положении в этой сфере. Имеет смысл пойти дальше и познакомиться с проблемой, которая сегодня волнует саудовских сторонников «курса реформ», осуществляемых их монархом. Выйти на сайт «Трибуна диалога и творчества» оказалось несложно, и автор постарался как можно внимательнее познакомиться с его содержанием. Это было любопытно и поучительно.

Во-первых, сайт создала группа людей, которые говорят о себе как о «диванийе», имея в виду то, что обычно для стран Залива, — встречи, проводимые в определенное время и для обсуждения насущных вопросов, связанных с жизнью обитателей одного квартала того или иного населенного пункта. Такие встречи — место, где слышен «глас народа», обсуждающего то, что для него действительно важно, своего рода «общенародное собрание», то, что является местным аналогом (наверное, так считают создатели сайта) «демократической» традиции, опираясь на который в практику их страны можно ввести и более развитые элементы «народовластия». Важно лишь начало (и ими оно положено) — создать движение единомышленников, которое и станет основой будущего «демократического» эксперимента.

Во-вторых, такие «диванийи» существуют во многих регионах Саудовской Аравии — во всяком случае, создатели сайта «Трибуна диалога и творчества» отмечали последовательность репрессий, обрушившихся на их сторонников, объединенных в такие группы в Джидде, Эр-Рияде, Абхе (центре провинции Джизан), Медине и в провинции Неджран. Этому, видимо, были причины, в том числе и в силу тех целей и задач, которые ставятся «диванийей Трибуны диалога и творчества» и которые скорее всего аналогичны тем, которые стоят во главе угла других групп «либералов».

Во всяком случае, сайт «Трибуна диалога и творчества» стремится к тому, чтобы на своих страницах дать слово «государственным и общественным деятелям, благородные усилия которых направлены на развитие культуры толерантности, диалога, ценностей и ассоциаций гражданского общества». Эти «усилия призваны укрепить чувства национальной принадлежности, национального единства и социального мира». Эти «усилия» связаны с «поощрением литературного и художественного творчества» как пути к «развитию социального диалога, в ходе которого в жизнь общества будут внедрены ценности демократии, прав человека и гражданственности». Они предполагают «внимание к проблемам женщин и их роли в формировании будущего нации». Наконец, речь идет о «роли молодого поколения, которое необходимо привлечь к задачам, выдвигаемым сайтом». Все это призвано «создать связи и контакты между диванийей создателей сайта и дружественными ей диванийями». Конечно же, как сама «диванийя, так и сайт руководствуются признанными обществом религиозными, национальными и политическими принципами», а «публикуемые сайтом материалы выражают лишь точку зрения их авторов, но вовсе необязательно диванийи».

Нет слов, прекрасное начало — в стране немало сторонников обновления, но они разрознены и распылены, им необходима единая платформа мысли и действия. Старый вопрос «что делать?», на который вновь дается столь же старый ответ: «нам нужна организация единомышленников». Но диванийя, создавшая сайт «Трибуна диалога и творчества», не революционна, напротив, и в своем заявлении Али Ад-Думейни это подчеркивает: «Редакция сайта всегда строго придерживалась положений, содержащихся в законе о печати, она тщательно избегала какого-либо нарушения принципов национальной жизни, политических проектов или четко выраженных принципов исламского шариата». Она лишь следует курсу, провозглашенному монархом и его ближайшим окружением. Если ее не поняли, если в отношении нее сложилось превратное мнение, то в этом виноваты не ведущие, что они творят, «некоторые органы исполнительной власти». Наверное, если о «попрании прав его граждан» узнает король, то ситуация в корне изменится. Ведь эти люди действуют открыто, обращаясь к «мирным и цивилизованным формам выражения» своего «мнения». Говоря иначе, в арсенале возможных методов их действия отсутствуют другие формы и методы решения стоящих перед ними задач.

Обратимся к другим материалам сайта и среди них к заявлению совсем молодого (если судить по его фотографии) человека Раифа Бадви, называющего себя «саудовским либералом» и создавшего в начале 2006 г. ныне также закрытый сайт «Электронная газета саудовских либералов (Сахифа шабака аль-либералийиин ас-саудийиин)». Автору было важно узнать, о каких целях и задачах говорит создатель этого сайта: «Либеральная идея, — подчеркивал он, — предельно реалистична и прагматична. Для нее отечество — священно. Для нее священен ислам, поскольку он исходит из принципов высокой морали». Как он мыслит себе возможность осуществления общественных и государственных перемен? Ответ на этот вопрос прост: «Мы считаем, что движение в направлении либерализма требует просвещения, развития сознания и понимания подлинных интересов, а также чувства долга и ответственности, — это общие принципы либерализма, и на них опирался созданный мною сайт». И все же как быть с религиозной догмой? Ответ Р. Бадви все так же прост: «Необходимо провести объективную грань между исламом народа (предполагается, что он толерантен. — Г.К.) и политическим исламом, исламом Хомейни и Талибана, исламом большинства мусульманских политических течений, исламом интеллектуального террора, используемого большинством, чтобы оправдать насилие».

В-третьих, саудовские «диванийи» в их качестве пока еще далекого от какого-либо организационного оформления движения многослойны и многообразны. Если «Трибуна диалога и творчества» может рассматриваться как движение «умеренных» (если только в саудовском случае можно проводить какие-то линии водораздела между различными фракциями «прогрессистов»), то сайт Р. Бадви был более радикален. Он молод, а потому и говорит: «Я верю, что борьба за свободу требует жертв, ведь мы имеем дело с обществом, подавляющее большинство членов которого находятся под гнетом интеллектуальных захватчиков — существующего в стране ваххабитского религиозного истеблишмента». Но, с другой стороны, и слова основателя сайта «Трибуна диалога и творчества» о том, что его «диванийя» использует «мирные и цивилизованные» методы действия, могут трактоваться и иначе, — а если они будут окончательно лишены такой возможности?

Наконец, и это главный вывод, автор понял, что саудовское общество разбужено реформами нынешнего монарха. Возникающие в Саудовской Аравии объединения стремящихся к сплочению людей, заинтересованных в том, чтобы их страна менялась, и получивших надежду на то, что эти изменения станут необратимыми, должны сегодня рассматриваться как одно из явлений общественно-политической жизни королевства. Порой они начинают с малого, задавая простые вопросы, как об этом писала дама-врач на страницах «Трибуны диалога и творчества» в статье о многочисленности оправдываемых с помощью религии запретов, среди которых игра на гитаре, и о недопустимости их существования, если мир, который видят саудовцы, далек от них. Порой они могут громко говорить, публикуя свои статьи не только на страницах этого сайта, но и эр-риядской «Аль-Ватан», о «наступлении мракобесов», пытающихся сорвать просмотр афганского фильма, осуждающего движение Талибан, в одном из студенческих клубов. Впрочем, корреспонденты сайта могут писать и о том, что «если бы не соглашения, однажды заключенные в Осло, ХАМАС никогда не пришел бы к власти».

Казалось бы, естественные и разумные слова, вне зависимости от того, идет ли речь об игре на гитаре, возможности посмотреть фильм или самому оценить то или иное политическое событие. Но чтобы их произнести, нужно мужество. Это важно еще и потому, что среди авторов «Трибуны диалога и творчества» немало женщин, чаще всего молодых и хорошо образованных.

Если это происходит, то, наверное, на поставленный в заглавии этой статьи вопрос стоило бы ответить положительно. Да, в Саудовской Аравии формируется гражданское общество. Его создают те, кто принадлежит к национальному «образованному классу», ставшему итогом длительного процесса модернизации этой страны, включая и нынешний «этап реформ» — словосочетание, обычно применяемое саудовским политическим дискурсом к эпохе правления (включая и время, когда он был наследным принцем) короля Абдаллы.

Много ли людей, остро ощущающих потребность страны в переменах?

Еще два года назад, 25 августа 2005 г., саудовская журналистка Маха Фахад Аль-Худжейлан писала в статье «Саудовские либералы», опубликованной в газете «Аль-Ватан»: «Либерализм как течение общественной мысли имеет очень ограниченное влияние и, по сути дела, маргинален в нашем обществе. Но его развитие — долгий эволюционный процесс, связанный с последовательными качественными изменениями в обществе». И далее: «Либералы должны представить себя обществу как арабский национальный проект, имеющий корни в нашей культуре и религии, чтобы не выглядеть как нечто импортированное извне, в отношении чего можно сомневаться, говоря и неприемлемости его исходных характеристик».

У автора сложилось впечатление, что движение в направлении выработки такого проекта пробивает себе дорогу, хотя бы потому, что деятельность сайта «Трибуна диалога и творчества» привела к появлению в Саудовской Аравии предпосылок для организационного объединения различных «диваний» на основе требования власти — «умеренности» и отказа от «излишества». Тогда почему к ним применяются столь жесткие меры? Почему столь яростны фетвы клириков, обвиняющих эти «диванийи» в «отсутствии патриотизма», в том, что «их деятельность финансируют извне», что на их стороне «сионизм и империализм»?

Автор далек от того, чтобы считать, что Саудовская Аравия вступила в эру «перестройки». Но она действительно пытается примерить платье национального государства. Она определяет свое место в мире. В ней позволена деятельность правозащитных организаций, а ее руководство принимает делегации иностранных правозащитных организаций. Сразу же после завершения летних каникул саудовский Консультативный совет передаст на рассмотрение политического истеблишмента уже согласованный его депутатами проект закона «Об институтах гражданского общества». В заявлении спикера парламента шейха Салеха бен Хумейда газете «Указ», сделанном 4 августа с.г., говорится, что «новый закон даст возможность институтам гражданского общества играть роль, направленную на развитие общественных инициатив». Он отметил, что предлагаемое проектом закона определение понятия «институты гражданского общества» имеет отношение к «неправительственным организациям», включая «благотворительные ассоциации, общества прав человека, профессиональные союзы, творческие и спортивные клубы и их информационные органы». Саудовская Аравия действительно нуждается в смене образа, и скорее всего эта тенденция в развитии страны определяется ее руководством. Тогда столь резкие нападки «консерваторов» на «диванийи» понятны и объяснимы.

А что же власть? Власть, как обычно, равноудалена. Двигаясь к тому, чтобы создать новый образ страны, она вовсе не желает того, чтобы «прогрессисты» и «либералы» забыли, что они «оппозиция Его Величества». А делает она это потому, что гораздо более четко, чем «либералы», осознает, сколь губительна будет поспешная и оправдываемая лишь ссылками на необходимость «свободы слова» трансформация страны, ее движение по пути неупорядоченной и стихийной перестройки. Ведь мужественные люди — не всегда благоразумные люди.

43.49MB | MySQL:87 | 0,703sec