Ситуация в Турции: сентябрь 2019 г.

При всей загруженности внешнеполитической повестки дня турецкого руководства чрезвычайно важными вопросами регионального и глобального значения, именно обстановка в самой Турции, состояние ее экономики и финансов, обострение внутриполитической борьбы в этот период было в фокусе внимания официальной Анкары.

Так, несмотря на сохраняющиеся тревожные моменты в экономике, ряд авторитетных экспертов указывают на усиление позитивных тенденций в этой сфере. В частности, глава отделения Fitch Ratings по суверенным рейтингам Европы, Ближнего Востока и Африки Эд Паркер дал высокую оценку темпам восстановления турецкой экономики. «Турция эффективно противостояла финансовому кризису, с которым столкнулась летом прошлого года. Экономика страны продемонстрировала впечатляющую стойкость и гибкость», — сказал он на Глобальной конференции Fitch Ratings в Лондоне.

Он привлек внимание к значительному улучшению экономической ситуации в Турции. «Ряд основополагающих факторов экономического потенциала в Турции являются очень сильными. Я имею ввиду показатели государственных затрат и низкий уровень госдолга. Ситуация с частными банками удовлетворительная. Частный сектор демонстрирует гибкость и динамичность», — сказал Э.Паркер. Он также привлек внимание к показателям дефицита текущего счета и уровня инфляции в Турции. «Дефицит счета текущих операций в объеме 60 миллиардов долларов устранен. В настоящее время фиксируется профицит счета текущих операций. У Турции также не было трудностей с привлечением потока капитала, необходимого для устранения этого дефицита. В прошлом году в это время были сомнения по поводу того, удастся ли это сделать. Инфляция в настоящее время падает, а экономические показатели улучшаются», — сказал он.

Наряду с этим, эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сообщили в последнем глобальном экономическом прогнозе о том, что экономика Турции, как ожидается, сократится на 0,3% в этом году. Обращаем внимание, что ОЭСР ранее прогнозировала сокращение на 2,6% для Турции в аналогичном отчёте в мае с.г. Вместе с тем, в сообщении ОЭСР отмечается, что чрезвычайная фискальная поддержка и значительное снижение процентных ставок помогли временно смягчить остроту кризиса, но дальнейшее использование таких же мер может привести к подрыву финансовой и ценовой стабильности на перспективу.

Тем не менее, министр казначейства и финансов Турции Берат Албайрак выразил уверенность, что экономика страны завершит 2019 год позитивными темпами роста. «Экономическая активность второго полугодия позволит нам завершить год на позитивном росте», — заявил глава ведомства, выступая на мероприятии, посвященном 10-летию деятельности Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Турции. Он добавил также, что «результаты решения Центрального банка Турции о снижении процентных ставок будут ощущаться уже в ближайшее время». Министр подчеркнул важность этой меры, выразив уверенность, что она пойдет на пользу экономике Турции.

Специалисты обратили также внимание на положительное сальдо в июле торгового баланса Турции со странами ЕС, которое составило 1 млрд 263,6 млн евро. Об этом сообщила Статистическая служба Европейского союза (Евростат). По данным Евростата, экспорт стран ЕС в июле в целом достиг 181,2 млрд евро, а импорт – 181,3 млрд евро. Таким образом, отрицательное сальдо торгового баланса ЕС в указанный период составило около 100 млн евро. В Евростате констатировали, что экспорт Турции со странами ЕС в июле осуществлен в объеме 7 млрд 639,3 млн евро, а импорт — 6 млрд 375,7 млн евро. Сальдо торгового баланса Турции со странами ЕС за указанный период составило 1 млрд 263, 6 миллиона евро. При этом экспорт Турции со странами ЕС в январе — июле 2019 года составил около 47,2 млрд евро, а импорт из ЕС — 42,3 млрд евро. Тем самым, экспорт Турции в страны Евросоюза в указанный период превысил импорт на 4,9 млрд евро.

Свою оценку турецкой экономике дал и Международный валютный фонд (МВФ). Он повысил прогноз экономического роста Турции в этом году, но предупредил, что восстановление после валютного кризиса, разразившегося в прошлом году, довольно слабое, и Центральный банк должен прекратить снижать ставки. По мнению экспертов фонда, экономика Турции в этом году вырастет на 0,25%. «Перспективы сильного устойчивого роста ослабли, а существующие риски связаны с тенденциями к понижению», — указали в МВФ, добавив, что Турция довольно уязвима перед лицом внешних и внутренних рисков.

Напомним, что Центральный банк Турции с июля уменьшил свою базовую процентную ставку по кредитам на 750 базисных пунктов до 16,5%, поскольку инфляция заметно замедлилась. По мнению МВФ, Центральному банку необходимо поддерживать стабильные процентные ставки, чтобы укрепить финансовую стабильность, удерживать ставки до тех пор, пока не произойдет длительный спад инфляции и инфляционных ожиданий, а также наращивать свои резервы иностранной валюты.

Улучшению экономических показателей должны способствовать, по мнению турецких руководителей, структурные изменения в экономическом блоке правительства и администрации президента. Турция объединила в сентябре в рамках нового департамента два подразделения, отвечающих за внутренние и внешние заимствования. Новое главное управление казначейства будет отвечать за все продажи долга в Турции и за рубежом, говорится в президентском указе. Напомним, что правительство Турции прошлым летом объединило Министерство финансов и Казначейство в единое министерство под руководством Берата Албайрака — зятя президента Р.Т.Эрдогана. Согласно указу президента, новый департамент будет также заниматься кредитными рейтинговыми агентствами и проводить встречи с иностранными инвесторами.

Что касается работы с иностранными инвесторами, то в январе-июле этого года Турция привлекла 5,42 млрд долларов США прямых иностранных инвестиций. За семь месяцев их сумма в годовом исчислении сократилась на 13,3% по сравнению с 6,25 млрд долларов США за тот же период 2018 года. Прямой приток инвестиций в акционерный капитал в Турцию составил около 3,6 млрд долларов. Примечательно, что ЕС был основным источником этой суммы с долей 50,2%.

Великобритания (631 млн долларов), Нидерланды (438 млн долларов) и Германия (189 млн долларов) были тремя крупнейшими европейскими источниками прямого притока капитала за тот же период. «В январе-июле этого года 1,04 млрд долларов от общего вложения в основной капитал приходилось на производственный сектор», — сказали в министерстве. За ним последовали сектор финансового посредничества с 729 млн долларов и сектор оптовой и розничной торговли с 597 млрд долларов. В прошлом году Турция привлекла 13 млрд долларов чистых международных прямых инвестиций, из которых почти 6,7 млрд долларов составили приток инвестиций в акционерный капитал.

Тем не менее, обострившаяся в стране внутриполитическая борьба не способствует реализации задач по выводу экономики из кризиса. В результате наметившегося раскола в правящей Партии справедливости и развития (ПСР) после поражения на муниципальных выборах в Стамбуле и столице Анкаре, партию уже покинули около 60 тыс. членов, пишет обозреватель Гювен Озтан в газете Bir Gün. Ожидается, считает он, что отток из ПСР продолжится.

Партнер Р.Т.Эрдогана на этих выборах по «Народному союзу», лидер правой Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели, понимая, что некоторые избиратели, отказавшиеся от ПСР, могут вступить в его партию, пытается использовать этот процесс для усиления своей партии. Многие партийные функционеры правящей партии на местах, некоторые представители СМИ и бюрократы, ощущая ослабление партийной дисциплины в некогда монолитных рядах ПСР, начали покидать её ряды. В их рядах усилились разговоры о том, что первопричиной нынешних проблем в стране является президентская система. В то же время эксперты отмечают, что количество членов в оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) растет, и после выборов в местные органы власти число ее избирателей, а значит противников президентской системы, вновь увеличилось.

Так, согласно данным опроса, проведенного основной оппозиционной НРП, поддержка исполнительной президентской системы, одобренной на национальных турецких выборах в прошлом году, впервые упала ниже 40%. По сообщениям турецких СМИ, только 37% опрошенных считают, что новая система, сильно расширившая полномочия президента, принесла стране пользу.  В свою очередь, 54% респондентов заявили, что новая система пользы не принесла. Однако более 80% избирателей ПСР заявили, что одобряют новую систему. Примечательно, что 64% избирателей, проголосовавших за коалицию партнёров ПСР и ПНД, заявили, что они не согласны с новой системой. Лидер ПНД Девлет Бахчели был ключевым союзником Р.Т.Эрдогана во время референдума 2017 года.

Напомним, что новая система упразднила должность премьер-министра и передала исполнительные полномочия президенту Р.Т.Эрдогану, подчинив ему ключевые институты власти. ПСР во главе с Р.Т.Эрдоганом заявила, что новая система позволит эффективнее контролировать деятельность правительства и поставить ответственный за законодательную власть парламент в противовес исполнительной власти президента. Но критики заявляют, что новая форма правления лишь усилила власть Р.Т.Эрдогана и привела к единоличному президентскому правлению. Власти понимают остроту ситуации, а потому вице-президент Турции Фуат Октай по поручению главы государства начал реализацию программы по оценке и совершенствованию новой системы в этом году.

Самым ярким проявлением обострения политической борьбы стал процесс формирования в стране новых партий. Бывший премьер-министр Турции (с 2014 по 2016 год) Ахмет Давутоглу объявил о выходе из состава правящей ПСР, которую возглавляет президент Р.Т.Эрдоган. Вместе с А.Давутоглу из ПСР ушли ещё три политика. Бывший премьер отметил, что его не устраивает нынешний курс партии турецкого лидера и заявил о намерениях создать свою политическую организацию. «На нас возложена историческая ответственность за создание нового политического движения. В связи с этим я приглашаю всех работать с нами независимо от их политических взглядов», — сказал А.Давутоглу.

Напомним, что А.Давутоглу в мае 2009 года был назначен министром иностранных дел Турции, а спустя пять лет на общепартийном съезде ПСР он был избран генеральным председателем ПСР, а затем утверждён президентом Р.Т.Эрдоганом в качестве премьер-министра (уже как лидер правящей партии). В мае 2016 года он сообщил, что не будет выдвигать свою кандидатуру на пост генпредседателя ПСР на очередном съезде партии. По мнению аналитиков, решение А.Давутоглу вызвано его разногласиями с Р.Т.Эрдоганом по вопросам, связанным с ужесточением политики президента по отношению к СМИ, а также в связи с возобновившейся вооруженной борьбой с запрещённой в стране Рабочей партией Курдистана после срыва перемирия в июле 2015 года. Как отмечали некоторые аналитики, несмотря на публичные заявления в поддержку, А.Давутоглу в действительности не являлся сторонником изменения конституции с целью введения президентской формы правления, на чем настаивал Р.Т.Эрдоган.

А. Давутоглу и его исключенные (вышедшие) из ПСР сторонники сформируют до конца ноября с.г. новую партию, полагают в турецких политических кругах. Отставки последовали после того, как правящая партия в сентябре начала процесс исключения А.Давутоглу и некоторых членов его команды. В то время как отставки продолжаются, группа А.Давутоглу активизировала усилия по разработке новой программы партии и определению её основных кадров. Группа использует две штаб-квартиры в Стамбуле и Анкаре, а лидер А.Давутоглу посещает другие провинции для консультаций со своими сторонниками. Бывший глава комиссии по правам человека турецкого парламента Айхан Сефер Устюн разрабатывает стратегию партии по судебным реформам, а Ибрагим Турхан, занимавший пост заместителя председателя Центрального банка и президента Стамбульской фондовой биржи, встречался с представителями государственного и частного секторов для обсуждения экономической политики. Ближайшие соратники А.Давутоглу утверждают, что их партия «отнимет» больше всего голосов избирателей у правящей ПСР, а дальше по убывающей – у ПНД и прокурдской Партии демократии народов.

Другое оппозиционное политическое движение формируется под руководством бывшего министра иностранных дел и вице-премьер-министра от ПСР Али Бабаджана. Эту партию многие турецкие политологи рассматривают как инструмент для бывшего союзника Р.Т.Эрдогана Абдуллаха Гюля, с помощью которого он сможет бросить вызов нынешнему президенту. Они полагают, что А.Гюль не хочет становиться лидером новой политической партии, потому что планирует выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах от оппозиции в целом против пропрезидентского «Национального союза».

Реализация этого плана зависит от одобрения главной оппозиционной НРП, которая могла бы выдвинуть Экрема Имамоглу, получившего в этом году общенациональную известность после громкой победы на выборах мэра Стамбула. На наш взгляд, выдвинуть единого кандидата от оппозиции – это практически невыполнимая задача для ее представителей, которых, как правило, на этом этапе «захлестывают» собственные и узкопартийные амбиции.  Это подтверждает вся история деятельности турецкой политической оппозиции. Напомним, что А.Гюль является одним из основателей ПСР. Он занимал пост премьер-министра, министра иностранных дел и президента в течение первых 12 лет правления ПСР, но начиная с 2014 года, после того как Р.Т.Эрдоган стал президентом, он «ушел в тень», оставаясь практически вне большой политики до нынешней осени.

С усилением разногласий в возглавляемой Р.Т.Эрдоганом ПСР, его союз с крайне правой Партией националистического движения (ПНД) приобретает особую значимость. Р.Т.Эрдоган даже учитывает позицию лидера ПНД Д.Бахчели по отдельным вопросам внутренней политики, что подвергается критике в ПСР. Однако Р.Т.Эрдоган, являясь опытным политиком, в складывающейся ситуации идет на это, чтобы обеспечивать себе очень важное на нынешнем этапе парламентское большинство с помощью 49 депутатских мест, принадлежащих ПНД. Кроме того, поддержка ПНД может сыграть решающую роль и на предстоящих президентских выборах, когда потребуется поддержка более 50% голосов избирателей.

Власти Турции продолжают судебное преследование лиц, связанных с движением Фетхуллаха Гюлена. Так, в сентябре санкционировано еще одно задержание 223 военнослужащих, подозреваемых в связях с запрещенной на территории страны «террористической организацией фетхуллахистов» (FETO). Ордера на аресты выписаны в отношении действующих военнослужащих турецких ВВС, ВМС и Сухопутных войск в 50-ти провинциях страны.

Напомним, что 15 июля 2016 года группа солдат и офицеров ВС Турции предприняла попытку госпереворота и захвата президента Р.Т.Эрдогана. Основное противостояние развернулось в Стамбуле и Анкаре, погибли 250 человек, не считая путчистов, еще более 2 тыс. человек получили ранения. Ф.Гюлен — глава этой организации, проживает в настоящее время в США, которые, несмотря на все требования Анкары, не выдают его Турции. По делам о содействии ФЕТО в Турции осуждены тысячи человек, десятки тысяч лишились работы в госструктурах. Среди осужденных, обвиняемых и подозреваемых — высшие офицерские чины, ученые, преподаватели школ и вузов, представители СМИ, предприниматели.

Наряду с этим, турецкий суд оставил под арестом сотрудника генконсульства США в Стамбуле Метина Топуза, который также обвиняется в связях с движением Ф.Гюлена и шпионаже. Слушание прошло в суде по особо тяжким преступлениям Стамбула в присутствии самого обвиняемого и его адвокатов. М.Топуз был задержан турецкими правоохранительными органами в октябре 2017 года и находится под стражей. Вашингтон требует отпустить его и еще двух других задержанных сотрудников генконсульства США в Стамбуле. В обвинительном заключении прокуратуры отмечается, что М.Топуз состоял в связях с движением Ф.Гюлена, которое Анкара считает ответственной за попытку государственного переворота в 2016 году, и с сотрудниками полиции, подозреваемыми в участии в путче. В качестве истцов заявлены ряд лиц, в том числе президент Турции Р.Т.Эрдоган и экс-премьер Б.Йылдырым. Адвокаты М.Топуза обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который принял к рассмотрению жалобу, представленную его защитниками.

Прежде чем перейти к событиям на внешнеполитическом векторе деятельности турецкого руководства, обратим внимание на обнародованные в сентябре данные опроса, проведенного исследовательским центром Araştırma Değerlendirme Analiz (ADA). Его участникам задавались вопросы о важнейших проблемах Турции, покупке С-400 у России вопреки позиции США и НАТО, законопроекте об амнистии, а также Ахмете Давутоглу (Ahmet Davutoğlu) и Али Бабаджане (Ali Babacan), которые планируют создать новые политические партии.

При ответе на вопрос «Какая проблема Турции является наиболее важной» 44,9% опрошенных назвали экономику, 17% — безработицу, 6% — сирийских беженцев, 5,2% — терроризм, и только 2,9% обратили внимание на проблемы демократии, прав человека, права и справедливости. Отвечая на вопрос «Как вы оцениваете покупку системы противовоздушной обороны С-400 российского производства вопреки позиции США и НАТО», 74,9% респондентов выбрали вариант «поддерживаю», 14,9% — «не поддерживаю», а 7,3% воздержались от однозначного ответа.

Согласно полученным результатам, 94,5%участников считают США самым большим врагом Турции. По данным СМИ, 2,9% респондентов считают США другом, а 2,6% воздержались от ответа на этот вопрос. Также сообщается, что 95,4% участников опроса считают Армению вторым «по величине» врагом Турции, 0,2% участников рассматривают Армению как друга, а 4,4% отказались отвечать на этот вопрос, — сообщили турецкие СМИ.

Продолжая американскую проблематику в отношениях с Турцией, обратим внимание на заявление министра финансов США Стивена Мнучина. Он подтвердил, что американское правительство рассматривает возможность введения односторонних санкций в отношении Турции в связи с приобретением ею у России зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400. «Мы это изучаем. Я не буду давать комментариев ни по каким конкретным решениям, но мы это изучаем», — сказал глава американского Минфина, отвечая на вопросы о возможности использования Вашингтоном ограничительных мер против Анкары в связи с покупкой Турцией ЗРС С-400. Применение таких санкций предусмотрено принятым в США в 2017 году законом CAATSA («О противодействии противникам Америки посредством санкций»).

Важным событием на Ближнем Востоке в сентябре стал неожиданный удар авиации США по некой базе «Аль-Каиды» (запрещена в России) на северо-западе Сирии. Авиаудар по идлибской зоне деэскалации совпал по времени с активной подготовкой новой антитеррористической операции Турции в Сирии. Решимость и давление Анкары в связи с ситуацией в районах Сирии к востоку от реки Евфрат вынудили Вашингтон пойти на создание в турецкой провинции Шанлыурфа Координационного центра по совместным с Турцией операциям в Сирии.

Безусловно, США не просто так «обнаружили» базу «Аль-Каиды» в Сирии. Как и в случае с договоренностями по району Манбидж на севере Сирии, американская сторона пытается выиграть время и отвлечь внимание Анкары от ситуации на востоке этой страны. Турция планировала на август начало антитеррористической операции на востоке Сирии, но отложила ее на сентябрь из-за событий в Идлибе и затягивания диалога с США.

В этот критический для региона момент США нанесли удар по Идлибу. Этот шаг, полагают турецкие эксперты, можно назвать провокацией, однозначно направленной на отвлечение внимания турецкой стороны. Вместо вклада в улучшение гуманитарной ситуации в регионе США, считают они, вместе с Израилем формируют антитурецкий фронт и продолжают поставки оружия в район конфликта. Поэтому западные СМИ в последнее время проводят активную антитурецкую кампанию по Сирии. Турцию при этом называют «страной-оккупантом».

В Анкаре скептически относятся к договоренностям с США о т.н. Центре координации совместных операций в Сирии. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил: «Да, в зоне безопасности на севере Сирии есть наши с американцами совместные патрули, но кроме этого сделанные шаги, точнее, шаги, которые представляются сделанными, не серьезнее косметических». Он также отметил: «Мы видим, как США снова пытаются сыграть в своего рода игру на отвлечение, а Турция не хочет этого допускать, наша позиция совершенно ясна». Министр добавил: «Представшая перед нами картина даёт пример того, как страна, заявлявшая о себе как о лидере борьбы с терроризмом, развенчивает свой былой образ. Мы говорим о нашем так называемом союзнике (США – А.Г.), который независимо от террористической организации не действует».

М.Чавушоглу однозначно подчеркнул, что по вопросу зоны безопасности пока ничего не сделано. «Мы требуем, чтобы отряды YPG ушли из Манбиджа. Мы хотим создать зону безопасности на северо-востоке Сирии, и говорим американцам следующее: мы или создаем зону безопасности вместе, или мы сами предпринимаем шаги в этом направлении», — констатировал министр. «А европейцы не выполняют свои обещания по поводу беженцев. Не предоставили обещанной помощи в 6 млрд евро. Турция получила лишь 1/3 часть этой суммы. Не начали обсуждение вступления Турции в ЕС. Не отменили визы. У нас серьезные проблемы с удержанием беженцев, мы можем открыть двери в Европу. Если мы создадим зону безопасности, из 3,6 млн сирийцев, 2 млн вернутся на эти земли», — отметил глава внешнеполитического ведомства.

Министра поддержал президент Турции. Р.Т.Эрдоган 18 сентября заявил о готовности Анкары начать антитеррористическую операцию на востоке Сирии. «Если Турция за две недели совместно с США не достигнет конкретных результатов по зоне безопасности в Сирии, то Анкара начнет действовать самостоятельно», — сказал турецкий лидер в Анкаре. «Превратив районы к востоку от Евфрата в зону безопасности, мы сможем разместить там сирийских беженцев как из Турции, так и из Европы. Речь идет о 2-3 млн человек — в зависимости от размеров указанной зоны», — сказал глава государства. Президент Турции заявил также, что Анкара ожидает от европейских стран большей поддержки как по ситуации в Идлибе, так и по районам к востоку от Евфрата. Турция сыта по горло пустыми обещаниями США и других союзников по НАТО, подчеркнул Р.Т.Эрдоган. Отметим, что министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в Нью-Йорке, что желание Анкары по созданию зоны безопасности на севере Сирии является оправданным. «Желание Анкары является оправданным, так как возникли трудности по причине наплыва террористов из контролируемого США региона в Сирии», — отметил российский министр.

Напомним, что предполагаемая зона безопасности на севере Сирии включает в себя территорию глубиной 32 километра и протяженностью 460 километров вдоль сирийско-турецкой границы. В случае создания такой зоны, она будет разделена на две части. Первая часть протянется от иракско-сирийской границы до сирийского города Эль-Камышлы, контроль над которым осуществляют сирийские правительственные силы. Вторая часть зоны безопасности от Эль-Камышлы протянется до Джараблуса. Манбидж, где Турция ранее собиралась провести антитеррористические операции, не входит в зону безопасности.

Кстати о сирийских беженцах. Директор Глобального форума по вопросам беженцев, проводимого под эгидой Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Даниэль Эндрес заявил, что «Турция образцово действует в вопросе беженцев. Ее поступки послужат прекрасным примером для других стран, столкнувшихся с проблемой принятия беженцев». По сообщению турецкого новостного агентства Anadolu Ajansı, Даниэль Эндрес отметил, что Турция приняла наибольшее количество беженцев в мире, причем они оказались наилучшим образом интегрированы в турецкое общество. Директор форума подчеркнул, что обычно беженцы оказываются лишены доступа к высшему образованию, и добавил: «Доля людей с высшим образованием по миру составляет 37%, но среди беженцев — в районе 3%. Однако Турция нашла способ дать 20 тысячам беженцев университетское образование на равных с собственными гражданами условиях».

Анкара и Вашингтон не могут найти «общий язык» и на иранском направлении. Турки, иногда давая слабину, все же продолжают оказывать сопротивление санкционной политике США по отношению к Ирану. Так. президент республики заявил, что Анкара продолжит закупать у Ирана нефть и природный газ. Р.Т.Эрдоган отметил, что Турция не опасается американских санкций и намерена продолжать торговлю с Ираном, который является лидером среди поставщиков нефти в Турцию. По данным турецких СМИ, в прошлом году Тегеран поставил Анкаре более 25 млн тонн нефти. Наряду с этим, только в январе – августе этого года в Турции было зарегистрировано свыше 600 иранских компаний.

Напомним, что антииранские санкции, включающие запрет на закупку нефти, были восстановлены Вашингтоном в ноябре 2018 года, вскоре после того, как президент США Дональд Трамп принял решение об одностороннем выходе США из сделки с Ираном по атому. США с ноября 2018 года дали восьми странам — Китаю, Греции, Индии, Италии, Японии, Южной Корее, Тайваню и Турции — полгода на продолжение импорта иранской нефти, но 2 мая 2019 года действие этих исключений завершилось.

Американцы после создания с турками Центра координации совместных операций в Сирии судорожно пытаются и далее демонстрировать процесс нормализации отношений с Турцией.  Так, по информации турецких СМИ, посол США в Турции Дэвид Саттерфилд якобы предложил Анкаре новую сделку по покупке американских истребителей F-35. Он устно заявил об этом. Посол предложил также продать Турции систему ПРО Patriot, снизить ранее повышенные Вашингтоном тарифы на сталь и алюминий, а кроме того заключить новое экономическое соглашение, которое позволит увеличить двустороннюю торговлю с 19 млрд долларов до 100 млрд. Естественно, что в этом случае США не будут вводить и санкции против Турции, которыми грозят ей за покупку российских С-400.

Эти предположения косвенно подтвердил и влиятельный сенатор-республиканец Линдси Грэм, назвавший Турцию «очень важным союзником не только когда речь идет о Сирии, а для обеспечения стабильности всего региона». «Я надеюсь, что мы сможем установить более стратегические отношения с Турцией, попытаться вернуть их в производство F-35, возможно, поговорим о программе свободной торговли», — сказал сенатор. Однако необходимо заметить, что во всем этом перечне отсутствует главное, ключевое требование турок, а именно полный отказ американцев от поддержки «Сил народной самообороны» сирийских курдов, которые однозначно характеризуются Анкарой как террористические.   Здесь уместно вспомнить о словах президента Р.Т.Эрдогана: Турция сыта по горло пустыми обещаниями Вашингтона.

Так, турецкая сторона в сентябре в очередной раз сообщила, что США продолжают поддержку боевиков сирийского крыла PПK в Сирии. В подконтрольные, как полагают в Анкаре, «террористам YPG («Силы народной самообороны» сирийских курдов – А.Г.) районы Сирии накануне были поставлены еще 200 фур с «логистической помощью», в том числе строительной техникой, сборными конструкциями домов и крытыми ящиками. Колонна фур, в числе которых находились бензовозы, пересекла КПП «Симелка» на границе Сирии и Ирака 21 сентября. Грузовики направились в подконтрольные террористами YPG районы северо-востока и востока Сирии. Предыдущий груз так называемой «логистической» помощи был переброшен в Сирию 9 сентября. В этот день в занятые террористами YPG районы Айн Иса и Шеддади были доставлены 55 фур, груженых в т.ч. рабочей техникой, автомобилями и генераторами». На сегодняшний день в Сирии действуют 18 военных пунктов и баз США, созданных американцами с 2015 года под предлогом борьбы с террористами ИГИЛ.

Российский вектор внешней политики Анкары оставался в сентябре в центре внимания турецкого руководства. 17 сентября в Анкаре состоялся трехсторонний саммит по Сирии. Лидеры России, Турции и Ирана обсудили пути урегулирования сирийского кризиса. В рамках этого саммита состоялись их двусторонние встречи и полноценные переговоры.  Р.Т.Эрдоган провел наедине два часа с Х.Роухани, и полтора часа с В.Путиным. Все мероприятие в турецкой столице началось с 11 утра и завершились около 10 вечера.

Лидеры договорились о создании в ближайшей перспективе зоны безопасности, сохранении целостности Сирии и о долговременном решении конфликта, пришли к соглашению по поводу Конституции, а именно согласовали состав Конституционного комитета в составе 150 человек, что является важным аспектом для продолжения всего процесса сирийского урегулирования. Здесь следует выделить особо слова российского президента о том, что избранные в Конституционный комитет представители всех заинтересованных сторон должны получить гарантированную возможность работы в этом органе без влияния извне.

Еще одна особенность саммита. Лидеры демонстрировали готовность решать проблему, не «оглядываясь» на США. Вот заголовок в одной из ведущих турецких газет: «Не договоримся с США, воплотим в жизнь свой план». А другая газета, Ortadoğu, представляющая правый фланг турецкого политического ландшафта, высказалась еще более конкретнее в статье, посвященной трехстороннему саммиту: «Америка проваливай». У турецкого экспертного сообщества при всех разношерстных позициях сложилось все же впечатление, что была поставлена общая подпись под решением сирийского кризиса политическим путем. Наряду с этим, можно констатировать медленное продолжение процесса отхода Р.Т.Эрдогана от позиции полного неприятия президента САР Б.Асада, что позволяет надеяться на налаживание диалога между Анкарой и официальным Дамаском. Тем более, что именно к нему призывает турецкие власти основная оппозиционная Народно-республиканская партия.

Что касается Идлиба, то эксперты выделяют как особо значимое по этому вопросу высказывание В.Путина. «Наибольшую озабоченность, безусловно, вызывает обстановка в Идлибской зоне, контроль над которой фактически захватили аффилированные с «Аль-Каидой» радикальные группировки. Мы не можем, конечно, с этим мириться, поэтому договорились с господином Эрдоганом и господином Роухани продолжить совместную работу в интересах окончательного снятия напряжённости в Идлибе. Со своей стороны, Россия намерена поддерживать сирийскую армию при проведении локальных операций, направленных на купирование террористической угрозы там, где она возникает», — однозначно констатировал российский лидер.

Следующий саммит России, Ирана и Турции состоится в Тегеране. На нём будут обсуждаться региональные и международные события, а также сотрудничество в различных сферах. Напомним, что первый российско-иранско-турецкий саммит по Сирии состоялся в ноябре 2017 года в Сочи. По его итогам участники заявили, что создание зон деэскалации не должно подрывать территориальную целостность и нарушать суверенитет арабской республики, а также призвали власти в Дамаске и оппозиционные силы к участию в Конгрессе сирийского национального диалога. Затем посвященные сирийскому урегулированию переговоры президентов трёх стран прошли в Анкаре (апрель 2018 года), Тегеране (сентябрь 2018 года) и Сочи (февраль 2019 года).

В продолжение анкарских договоренностей главы МИД России, Ирана и Турции договорились (что еще раз подтверждает их реальность) содействовать проведению первого заседания Конституционного комитета по Сирии в Женеве. Министры стран-гарантов «астанинского формата» провели трехстороннюю встречу на полях 74-й сессии ГА ООН. Кроме того, главы МИД РФ, Ирана и Турции выразили решимость оказывать поддержку Конституционному комитету САР путем постоянного взаимодействия с сирийскими сторонами и спецпосланником генерального секретаря ООН по Сирии.

Главы внешнеполитических ведомств приветствовали завершение процесса формирования Конституционного комитета, подтвердив неизменную приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии. «Министры отметили, что этот решающий шаг положит начало жизнеспособному и долгосрочному политическому процессу, ведомому и осуществляемому самими сирийцами при содействии ООН, в соответствии с решениями Конгресса национального сирийского диалога (КСНД) в Сочи и резолюцией 2254 СБ ООН», — говорится в совместном заявлении. Генсек ООН Антониу Гутерриш объявил об окончательном формировании конституционной комиссии САР и сообщил, что она соберется в ближайшие недели. Он выразил уверенность в том, что создание комиссии может и должно стать началом политического выхода из конфликта в сторону решения, которое ответит на легитимные желания всех сирийцев.

В сентябре после августовского авиашоу МАКС в Жуковском продолжилось активное продвижение российской авиационной техники на рынок Турции и сопредельных стран. В Объединённой авиастроительной корпорации (ОАК) заявили, что в ходе фестиваля авиации, космоса и технологий TEKNOFEST теперь уже в Стамбуле ОАК представила четыре современных российских самолёта: проходящий сертификационные испытания среднемагистральный МС-21-300, ближнемагистральный Superjet 100, самолёт-амфибию Бе-200ЧС и истребитель Су-35. Проведены встречи с рядом авиакомпаний, которым мы готовы предложить МС-21 и Superjet 100. Помимо этого, Турция, как страна с высокоразвитой промышленностью, может быть заинтересована в проектах кооперации усилий на этом направлении.

Ранее с представленным в Стамбуле самолётом-амфибией Бе-200 представительная делегация во главе с министром сельского и лесного хозяйства Турции Бекиром Пакдемирли ознакомилась на месте его производства в Таганроге. В Турции состоялись переговоры как с правительственными организациями, так и с частными компаниями, которые заинтересованы в развитии гидроавиации. По итогам консультаций будут определяться ключевые характеристики самолёта, который представит интерес для турецкой стороны.

Уже сейчас можно сказать, что турок интересуют не только возможности Бе-200 как самолёта для тушения пожаров, но и другие его модификации. Самолёт также может быть использован для оказания экстренной помощи в районах чрезвычайных бедствий, поиска и спасения на воде, санитарных и грузовых перевозок, мониторинга окружающей среды. Рассматривается возможность создания версии и для пассажирских перевозок. Все российские самолёты приняли участие в лётной программе фестиваля. Особый интерес публики вызвал высший пилотаж истребителя Су-35, который также был показан представителям руководства Турции.

Такой реальный интерес страны НАТО Турции к возможностям России в этой области встревожил союзников и партнеров Анкары. В одном из сентябрьских интервью глава турецкого дипломатического ведомства в доходчивой форме попытался их успокоить. М.Чавушоглу заявил: «Плохие отношения с Западом не из-за того, что мы якобы разворачиваемся к Востоку. Наше партнерство с Россией — это не стратегия, это естественные шаги. Мы нуждаемся в закупке систем противоракетной обороны. Мы можем купить и хотим купить Patriot, если американцы продадут их нам на наших условиях. Если не продадут, мы будем покупать другие системы ПВО. Все так просто. Мы это делаем не потому, что у нас проблемы с американцами, и покупаем у России не для того, чтобы злить США, а по объективным причинам. Ведь по всем параметрам С-400 лучшая система противоракетной обороны в мире на сегодняшний день».

«Россия — крупная держава, наш сосед, мы покупаем у нее нефть и газ, у нас миллионы туристов из этой страны, мы совместно строим АЭС. Россия — это реальность, это не новый этап пути в сторону Азии. Иметь хорошие отношения, экономические связи с Россией и Востоком в целом не означает отказываться от Европы. ЕС — 50% наших экономических связей», — подчеркнул турецкий министр.

52.86MB | MySQL:104 | 0,409sec