О военно-техническом сотрудничестве Белоруссии с ОАЭ

Белоруссия приступает к совместным с ОАЭ разработкам и исследованиям в военно-технической сфере параллельно с заключением новых контрактов на поставки продукции. Об этом сообщил в пятницу 13 сентября журналистам председатель государственного военно-промышленного комитета Роман Головченко. «С ОАЭ по линии военно-технического сотрудничества мы работаем с 1994 года. Достаточно стабильно, с тенденцией к постоянному росту, — сказал он. — Мы переходим от просто поставок к совместным разработкам и исследованиям. Это действительно очень перспективная область, которая дает нам хорошую отдачу, в том числе финансовую». Председатель Госкомвоенпрома сообщил, что в настоящее время Белоруссия и ОАЭ «завершают крупный контракт, который давно был объявлен». «Это поставка партии танковых тягачей. Кроме того, ведем переговоры о наращивании и заключении нового контракта на эту же технику по результатам ее практической эксплуатации», — рассказал Головченко. По его словам, в последнее время появились и новые направления сотрудничества в таких сферах, как радиоэлектронная борьба, радиолокация, специальное программное обеспечение.  Головченко не озвучил конкретные объемы и планы по развитию сотрудничества с ОАЭ в военно-технической сфере. «Не принято в этой сфере ориентироваться на цифры, но, конечно, хотим достичь существенных показателей. Хотя на данном этапе для нас важны не столько абсолютные цифры, сколько доля рынка. <…> Нам главное — именно сохранить свой сегмент и нарастить его», — сказал он. Председатель Госкомвоенпрома добавил, что работа в этой области ведется со всеми странами Ближнего Востока, государствами Персидского залива, в том числе с ОАЭ. «Так как исторически мы глубже работали в Арабских Эмиратах, то с учетом того, что в [Персидском] заливе существует региональный союз, мы уже через ОАЭ входим вместе с ними в другие страны региона. Не так, может быть, быстро, как хотелось бы, но Восток любит терпеливых», — отметил Головченко. В 2018 году товарооборот Белоруссии и ОАЭ составил $72,3 млн, что на 20,2% ниже показателя предыдущего года. В январе-июле 2019 года товарооборот между странами достиг $55,1 млн, что на 33,4% больше показателя аналогичного периода прошлого года, экспорт Белоруссии составил $44 млн(на 33,8% больше), импорт — $11,1 млн (рост на 32,5%). В этой связи отметим, что визит наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида аль-Нахьяна в Минск, к которому собственно и было приурочено опубликование вышеизложенных планов в области ВТС, был первым официальным визитом делегации такого уровня. Интерес сторон очевиден: ОАЭ необходимы новые оборонные технологии и образцы вооружений, а белорусский президент А.Лукашенко стремится диверсифицировать альянсы своей страны. Визит таким образом стал кульминацией процесса дипломатического сближения между странами, которое отмечалось экспертами в последние месяцы. Отметим, что главной целью визита было достижение договоренности с Минском о продаже ноу-хау в области авиационной техники и радиоэлектронной борьбы. Одновременно шли переговоры о поставках белорусского оружия и инженерной техники для оснащения сил, поддерживаемых Абу-Даби прежде всего в Ливии. При этом в той же Ливии у Минска уже есть несколько компаний, которые работают в интересах ЛНА Х.Хафтара, но об этом ниже.
Почему визит состоялся именно сейчас, и какая в нем есть подоплека? Минск на сегодня свободен от западных экономических санкций, которые на некоторое время ограничили его возможность по экспорту оружия и оборонных технологий. И это дает возможность ОАЭ уже вполне открыто использовать этот рынок вооружений, при этом фактически импортируя вооружение и военную технику из России, тем самым обходя любые американские санкции. Все дело в том, что большинство реально серьезной выпускаемой Белоруссией военной продукции требует разрешения Москвы на реэкспорт или использования лицензий на производство. Таким образом, Минск лишь открывает перспективы для ведения бизнеса на экспортных рынках в интересах Москвы, подготавливая почву для более заметного и прямого коммерческого наступления со стороны России на африканские и ближневосточные рынки вооружений. Москва при этом имеет право вето на такие операции, когда белорусские компании пытаются действовать в одиночку, как это произошло год назад в рамках попыток продать оборонную продукции в некоторые страны Персидского залива.
Одним из таких «якорных» предприятий РБ, которые активно используются Москвой для своего проникновения на оружейные рынки Африки и стран Ближнего Востока является в общем-то неприметный завод по ремонту техники 558 ARP. В его функции входит техническая поддержка оборудования российских государственных оборонных предприятий, таких как, например, «Вертолеты России», которые формально находятся под американскими санкциями. Эта скромная белорусская компания, возглавляемое П.И.Пинигиным, формально является просто государственной структурой по техническому обслуживанию и переоснащению, однако она взяла на себя гораздо более важную роль в интересах создание новой зоны влияния России в Африке. В том числе и в рамках использования ее Москвой в качестве «пробного шара» для выявления новых возможностей своей дипломатической и экономической экспансии в Африке, при этом внешне оставаясь за скобками такой деятельности. В течение многих лет белорусские оборонные компании обращались к услугам независимых брокеров, такие как Стив Бохобза, который также известен под именем Дэвид Ханкаш, чтобы вести бизнес в африканских странах. Например, в Демократической Республике Конго (ДРК) компания готовит пилотов и техников ВВС, а также имеет штат своих собственных инженеров для обслуживания четырех легких истребителей L-39C, которые BelTechExport (Beltech) поставил в ДРК в начале прошлого года. Эти же самолеты используются сейчас силами ЛНА в Ливии. Белорусские инженеры также участвуют в обслуживании истребителей Су-25 и Су-27 конголезских вооруженных сил. Это присутствие значительно облегчает дипломатию Москвы в области безопасности в ДРК, особенно в Киву на востоке Конго. Между тем, 558 ARP продолжает работать на других потенциальных рынках. Делегация ВВС Перу посетила штаб-квартиру компании в Минске в начале прошлого года и подписала контракт на техническое обслуживание и модернизацию ее МиГ-29. Малайзия также рассматривает возможность сотрудничества с компанией. В знак своего стратегического влияния 558 ARP был назван лучшим экспортером 2017 года президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко.
Главным преимуществом для Москвы (и ОАЭ) в данном случае является то, что 558 ARP и «Белтех» не подпадают под санкции США или Европы. Белорусская оружейная компания была выведена из-под санкций Евросоюза в феврале 2016 года. 558 ARP принял участие в ряде европейских оборонных ярмарок в этом году, в Берлине и в других местах. Что интересует в данном контексте ОАЭ? Прежде всего тот факт, что ARP 558 недавно начал позиционировать себя как дистрибьютор средне-высотных Long Endurance (MALE) и тактических дронов в моделях Grif, Condor и Berkut. Помимо 558 ARP может отремонтировать практически любую часть авиационной техники, построенной в бывшем Советском Союзе, и в настоящее время она присутствует везде в Африке, где имеет место локальный конфликт, в котором используется российская техника. 558 ARP также востребован для модернизации советских самолетов, эксплуатируемых ВВС, с использованием современного оборудования авионики и электроники. В этой связи логично присутствие белорусских инженеров из этой структуры в таких странах, как Египет и Ливия. И этот момент также обсуждался во время визита наследного принца Абу-Даби в Минск. Есть все основания таким образом полагать, что в самом скором времени помимо экспорта ряда технологий в области радиоэлектронной борьбы (с учетом последнего удара по нефтяным объектам КСА для ОАЭ этот аспект принципиально важен, не говоря уже о противодействии турецким дронам в Ливии), мы увидим и более активное участие белорусских инженеров в рамках ремонта военной авиационной техники в интересах ЛНА, как в Ливии, так и в АРЕ.
Все остальные аспекты визита наследного принца Абу-Даби менее важны, на наш взгляд.

  1. Ситуация с организацией в Минске Международного финансового центра (МФЦ) предсказуемо забуксовала. Дубай и Минск в апреле прошлого года заключили меморандум о взаимопонимании, предусматривающий сотрудничество в вопросах создания в республике Международного финансового центра.    «Для нас очень важно сотрудничество с правительством Беларуси. Важно найти способ, чтобы сделать вашу мечту (создать МФЦ) реальностью и достичь реальных результатов. Мы абсолютно открыты к сотрудничеству и поддержке», — отметил тогда управляющий Дубайского МФЦ, слова которого приводит пресс-служба белорусского правительства.  Там пояснили, что стороны будут взаимодействовать в процессе разработки варианта белорусского МФЦ. «То, что сработало для нас, возможно, не сработает для вас (Белоруссии — прим. ТАСС). Здесь играют роль очень многие факторы. Размер экономики и уровень развития в целом являются ключевыми моментами для успешного финансового центра», — сказал управляющий Дубайского МФЦ. «Предстоит большая работа для наших экспертов, чтобы мы вышли на конечный результат и смогли доложить о нем президенту», — заявил первый вице-премьер белорусского правительства. «Мы настроены на серьезную работу», — подчеркнул Турчин. На сегодня эта идея фактически заглохла в силу совершенно объективных причин, а все расчеты между сторонами в области ВТС идут через систему госрасчетов.
    2. Накопившиеся противоречия и новые скандалы подтолкнули Белоруссию к поиску альтернативных поставщиков нефти. Идея не новая — А.Лукашенко и ранее давал команду закупать топливо на мировом рынке. В настоящее время в Минске рассматривают вариант поставок из государств Персидского залива, и прежде всего из ОАЭ. А все из-за того, что у Лукашенко не получается договориться с Москвой. В итоге Россия может потерять рынок объемом 20-25 млн тонн, подсчитали в Белоруссии. Любопытно, что Лукашенко и ранее говорил о намерении Белоруссии «покупать с мировых рынков нефть». Его риторика выглядит как попытка усилить позиции перед торгами за компенсацию налогового маневра и «грязной» нефти в «Дружбе». А попытки уйти от российской нефти предпринимались и раньше. В 2013 году Белоруссия стала закупать нефть у Венесуэлы. Тогда 3,4 млн тонн венесуэльского сырья Минску обошлось на $1,13 млрд дороже российской нефти. В 2016-2017 годах закупали нефть и у Казахстана, но транзитом через Россию. Это стоило республике около $4,8 млн упущенной выгоды. Тогда же Минск закупал нефть у Азербайджана и Ирана, а затем перепродавал ее в Европе, однако на энергетические связи с Москвой подобные решения существенного влияния не оказали. С Ираном теперь история не пройдет , поскольку снова попадать под американские санкции Минск не желает. А покупать нефть у ОАЭ теоретически можно, но дорого. К тому же сейчас в условиях кризиса в КСА вся эмиратская нефть законтрактована Эр-Риядом, который таким образом перекрывают образовавшийся дефицит. А организовывать бартерные поставки в обмен на оружие в Абу-Даби не хотят. Исходя их этого простого соображения, рискнем предположить, что основным интересом ОАЭ в Минске было все-таки прежде всего ВТС.
52.81MB | MySQL:104 | 0,318sec