О ситуации вокруг Афганистана на фоне визита делегации движения «Талибан» в Пакистан и ее переговоров с З.Халилзаем

Делегация радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) встретилась в Исламабаде со спецпредставителем США по Афганистану Залмаем Халилзадом. Об этом сообщило в пятницу 4 октября агентство Рейтер со ссылкой на неназванные источники. По их сведениям, встреча состоялась в четверг и длилась более часа. Источники подчеркнули, что переговоры носили неофициальный характер и были нацелены на «создание доверия между сторонами». Агентство напоминает, что это была первая встреча между представителями «Талибана» и спецпосланником США после того, как американский президент Дональд Трамп в прошлом месяце приостановил переговоры с талибами. В четверг МИД Пакистана сообщил, что делегация талибов встретилась в Исламабаде с министром иностранных дел Пакистана Шахом Мехмудом Куреши и обсудила возобновление мирного процесса в Афганистане. Собственно стал понятной роль пакистанцев в организации такого контакта, при этом большого прогресса в рамках решения основных противоречий между сторонами пока не наблюдается. Прежде всего в рамках достижения компромисса по вопросу сроков полного вывода американских войск из Афганистана и прямых переговоров  с Кабулом. Об этом в том числе свидетельствует и резкая эскалации уровня насилия в стране в период проведение президентских выборов в Афганистане. Осенью 2018 года США начали фактически сепаратные мирные переговоры с представителями «Талибана». Правительство в Кабуле участия в них не принимало и лишь оповещалось о результатах постфактум. По итогам девяти раундов встреч Халилзад в начале сентября 2019 года подтвердил достижение с талибами принципиальной договоренности о мире, предусматривающей, помимо прочего, вывод более 5 тыс. американских военнослужащих из Афганистана. Однако затем Трамп объявил об отмене тайно готовившейся встречи с афганским коллегой Ашрафом Гани и лидерами «Талибана» в своей резиденции в Кемп-Дэвиде. При этом  настрой у США и талибов на возобновление переговоров есть, это принципиально важно. Об этом заявил журналистам в понедельник спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД Замир Кабулов. По его словам, пока информации о дате переговоров между США и движением «Талибан» (запрещено в РФ) у России нет. «Американские коллеги с нами откровенно поделились своими оценками и видением. Самое главное, что и у американцев, и у талибов есть настрой возобновить переговоры. Это принципиально важно», — сказал он, отвечая на вопрос ТАСС.    «Теперь нам надо хорошо, по-товарищески их свести в одном месте, в одно время», — добавил Кабулов. Очень интересное замечание, есть сомнения в пользе такого «товарищества», но в любом случае американцы вполне логично решили прибегнуть в данном контексте к посредничеству более состоятельных в данном вопросе пакистанцев. Попытки же Москвы на равных играть в этом вопросе с Исламабадом вызывают пока только оптимистические заявления и встречи с талибами с непонятными итогами. Единственный аспект, в котором участие Москвы видится как-то отчетливо, — это выход на какой-то компромисс с афганским узбеками и таджиками через рычаги своего влияния в Ташкенте и Душанбе. Но США делают это и сами, а все реверансы в сторону  МИД РФ, который вызывает там приступ эйфории, вызван в первую голову простым  соображением: сделать так, чтобы Москва не вставляла палки в колеса в рамках этих двусторонних контактов с Ташкентом и Душанбе.  Соединенные Штаты обсуждают с государствами Центральной Азии возможность транзитных перелетов через их воздушное пространство американской боевой, разведывательной и иной военной авиации. Об этом сообщил в среду 2 октября на встрече с журналистами, отвечая на вопросы корр. ТАСС, глава Транспортного командования (ТРАНСКОМ) Вооруженных сил (ВС) США генерал Сухопутных войск Стив Лайонс. При этом он уточнил, что речь идет о реализуемой под руководством Госдепартамента США новой инициативе, дополняющей так называемую северную распределительную сеть (СРС), которую Пентагон активно использовал в сравнительно недавнем прошлом для снабжения своих войск, размещенных в Афганистане. СРС охватывала ряд бывших советских республик. США перебрасывали по ней как личный состав, так и различные грузы. Лайонс подтвердил, что СРС все еще существует и продолжает использоваться ВС США, хотя и в значительно меньшей степени, чем прежде. О новых планах помощник госсекретаря США по военно-политическим делам Кларк Купер отзывался в сентябре в беседе с репортерами, в которой принимал участие корр. ТАСС, как о создании «коридора северного доступа». «Северная распределительная сеть, о которой вы говорите, была создана <…> для того, чтобы обеспечить многочисленные варианты, многочисленные способы поддержки войск [США] в Афганистане, а также миссии НАТО там. Эти маршруты доступа, а также все сопряженные с ними физические процессы <…> все еще существуют и сегодня», — сказал Лайонс. По его словам, «коридор северного доступа» — это более широкая инициатива». «В нее вовлечены те же самые страны. Однако она (данная инициатива — прим. ТАСС) призвана способствовать транзитным перелетам боевых подразделений ВВС, разведывательных самолетов, воздушных заправщиков, других платформ такого рода», — пояснил американский военачальник. «Мои обсуждения со странами региона показывают, что они очень восприимчивы к этой идее. Безусловно, есть другие политические соображения в регионе, с которыми они (страны Центральной Азии — прим. ТАСС) должны считаться (это есть позиция Москвы, которую американцы пытаются нейтрализовать испытанными способами демонстрации «важности позиции РФ» — авт.) . Так что я бы сказал, что эта работа не завершена. <…> Данная работа продолжается, и ей руководит Госдепартамент США», — отметил командующий ТРАНСКОМ.  Его попросили уточнить, жива ли до сих пор СРС, и, если это так, то насколько активно она используется. «Она жива», — ответил генерал. Как он констатировал, «уровень требований» к обеспечению американского воинского контингента в Афганистане теперь «значительно ниже», чем несколько лет назад, поскольку основные боевые части США были выведены из этой южноазиатской страны. «Поэтому уровень активности этих сетей (СРС — прим. ТАСС) намного меньше, чем в прошлом», — добавил Лайонс. Между тем Кларк Купер 12 сентября фактически признал, что США стремятся вытеснить Россию из военно-технического сотрудничества с республиками Центральной Азии. Он предупредил, что США планируют проводить такую политику без оглядки на уровень американского военного присутствия в Афганистане и дальнейшее развитие ситуации там.  «Если мы будем смотреть на Афганистан шире, на региональный аспект, то, да, мы изучаем, где будут потенциальные сдвиги в военной концепции применительно к афганским силам безопасности и потенциальные сдвиги в концепции применительно к их (афганцев — прим. ТАСС) способностям в сфере госуправления. Почему? Потому что, как я упомянул, есть страны-партнеры, которые, возможно, не были исторически связаны с США — страны — сателлиты бывшего Советского Союза (имелись в виду бывшие советские республики — прим. ТАСС), с которыми мы работаем, чтобы гарантировать наличие более сплоченного «коридора северного доступа» независимо от того, что произойдет в афганских мирных переговорах или примирении», — заявил дипломат. «Вероятно, не станет значительно меняться одно: мы будем продолжать двигаться тем же курсом применительно к «коридору северного доступа», чтобы гарантировать, что у них (государств региона — прим. ТАСС) есть потенциал и средства, позволяющие обеспечивать более существенную оперативную совместимость с нами (США — прим. ТАСС), а также уводя их от этих исторических линий снабжения [оружием и военной техникой] с Россией. Дело будет обстоять таким образом независимо от того, куда могут зайти переговоры о примирении [в Афганистане]», — подчеркнул представитель американского внешнеполитического ведомства. Это что — «товарищеское отношение»?

По оценке американских экспертов,  война в Афганистане будет продолжаться до тех пор, пока талибы и афганское правительство не согласятся на общенациональное прекращение огня в ходе отдельных переговоров. Продолжающееся насилие вызовет паузу в переговорах между США и талибами, но их взаимное стремление к политическому урегулированию все равно в конечном итоге приведет к ограниченному мирному соглашению. При этом перспективы долгосрочной стабильности в Афганистане будут в большей степени зависит от действий и состава  нового афганского правительства, которое появится по итогам прошедших выборов. В этой связи рискнем предположить, что вышеизложенное решение Д.Трампа о приостановке переговоров с талибами было продиктовано в том числе и этим соображением. Нынешние переговоры Халилзада в Исламабаде с талибами являются предтечей таких консультаций, но  пока правительство в Кабуле и талибы не достигнут своего собственного внутриафганского соглашения о прекращении огня, боевые действия будут продолжаться независимо от того, какую сделку Соединенные Штаты в конечном итоге заключат с повстанческой организацией. Таким образом, судьба мира в Афганистане будет больше зависеть от того, кто победит на нынешних выборах и сможет сформировать поверку дня в рамках внутрафганского урегулирования. В данном случае рискнем не согласиться с такими выводами. Судьба всего этого процесса, в том числе и внутриафганский диалог, целиком и полностью зависит только от графика вывода американских войск из страны. Дважды отложенные президентские выборы в Афганистане, наконец, состоялись 28 сентября. Независимо от того, какое правительство в конечном итоге будет сформировано, перед ним встанет очень серьезный вопрос по выбору будущей тактики в рамках переговоров с талибами.  При этом существуют серьезные сомнения в его легитимности. Только 2,5 млн афганцев проголосовали 28 сентября, что сильно не дотягивает до цифры в 7 млн, которые проголосовали на выборах 2014 года. По факту это означает бойкот выборов со стороны подавляющего   сегмента избирателей без участия в этом тех же талибов.  Представители движения «Талибан» (запрещено в РФ), не признающие легитимность афганского правительства, в преддверии выборов объявили о намерении сорвать голосование и призвали граждан не идти на избирательные участки. И это сработало, что в принципе говорит очень ясно, кто является ведущей внешнеполитической силой в стране.  Предварительные результаты недавнего голосования ожидаются 17 октября, но два ведущих кандидата в президенты — действующий президент Ашраф Гани и его главный соперник Абдулла Абдулла — уже заявили, что они возглавляют гонку. Это в принципе уже вызывает очень неоднозначную позицию в том же ЕС.  Легитимность президентских выборов в Афганистане будет зависеть от их транспарентности. Об этом говорится в заявлении главы дипломатии Евросоюза Федерики Могерини, распространенном в понедельник 30 сентября в Брюсселе. «Легитимность окончательного результата теперь будет зависеть от способности афганских ведомств по организации выборов выполнять свой мандат беспристрастно, эффективно и транспарентно и при полном соблюдении конституции, избирательных законов и процедур, в том числе в отношении любых жалоб и апелляционных процедур», — сказала она. По словам Могерини, ЕС ожидает, что «кандидаты проявят сдержанность, дождутся официального объявления предварительных и окончательных результатов независимой избирательной комиссией и представят обоснованные жалобы через созданный институциональный механизм рассмотрения жалоб».

Те, кто в конечном итоге займет главные посты в структуре исполнительной власти, и сформируют повестку  фундаментальных дебатов по поводу конкурирующих моделей управления, что может вызвать серьезный  сдвиг в балансе сил от пуштунов, исторически доминирующей этнической группы страны, к представителям других этносов. А.Гани является частью долгого политического наследия пуштунов, которые в основном правили Афганистаном с момента обретения им независимости в 1919 году. И, как и его пуштунский предшественник Хамид Карзай, Гани выступает за президентскую систему, которая наделяет исполнительную власть широкими полномочиями, необходимыми для продвижения реформ, сохранения единства и ослабления вызовов со стороны влиятельных региональных политиков. Абдулла, с другой стороны, является таджиком, который составляет около 25% афганского населения (узбеки и хазарейцы, другие основные этнические меньшинства, составляют примерно по 10 %). И в отличие от Гани, он выступает за децентрализованную модель при парламентской системе, которая передает полномочия регионам. Эти две конкурирующие модели управления исторически имеют принципиальные последствия для политической стабильности Афганистана и перспективах долгосрочного мира в стране вне зависимости  от участия США. В этой связи опять заметим, что никуда пуштунский фактор во внутриполитической жизни Афганистана не денется, и иллюзий по этому поводу испытывать не надо. После победы над талибами в 2001 году Соединенные Штаты помогли выработать модель послевоенного урегулирования (боннское соглашение), в пользу централизованной модели правления при президенте Хамиде Карзае, которая, по их мнению, была наиболее оптимальной для восстановления государства, разрушенного десятилетиями войны. Эта модель на сегодня себя полностью скомпрометировала, позволив талибам создать сложный теневой правительственный аппарат, который конкурировал с Кабулом за предоставление услуг в таких областях, как здравоохранение, образование, безопасность и правосудие. Американские военные начали перемещать свои ресурсы из Афганистана в Ирак еще в 2002 году, что дало талибам еще больше возможностей для усиления своего влияния внутри страны. В результате Соединенные Штаты не смогли покончить с талибами, несмотря на развертывание более 100 000 военнослужащих на пике конфликта в 2010 году. На сегодня примерно 14 000 американских военнослужащих остаются в стране, что является главным препятствием  начала реально эффективного  внутриафганского диалога. При этом и Вашингтон, и талибы расходятся не по принципиальному вопросу вывода войск, а исключительно по его графику и условиям реализации. Или, если проще, то по условиям почетной капитуляции Вашингтона и стремления Трампа получить от этого шага накануне новых выборов больше электоральных «плюсов».   Это обстоятельство, по оценке американских экспертов, предопределяют  сценарий возобновления переговоров, даже несмотря на все периодические эскалации военной активности. Вашингтон рассматривает политическое урегулирование как единственный жизнеспособный вариант, который у него остался, чтобы окончательно положить конец конфликту, в котором нет чисто военного решения. В результате Соединенные Штаты предлагают постепенное  сокращение своего военного присутствия в стране в обмен на прекращение огня. Талибы, со своей стороны, также будут продолжать настаивать на заключении сделки в поддержку своей главной цели — полного вывода всех 22 000 американских, натовских и других иностранных сил, дислоцированных в настоящее время в Афганистане.​ при этом переговоры с Вашингтоном не лишены риска для основного руководства талибов. Сделка может углубить разногласия внутри организации, о чем свидетельствует недавний взрыв мечети в окрестностях пакистанского города Кветта, в результате которого погиб брат верховного лидера движения. Несомненно, руководство «Талибана» считает, что оно не может позволить себе капитулировать перед Соединенными Штатами, и именно поэтому считает даже частичный вывод войск крайне важным для любого мирного соглашения. В данном случае уточним, что прежде всего Исламабад не может себе позволить капитулировать, а уж талибы во вторую очередь. Что же касается возможных внутренних катаклизмов внутри движения «Талибан», то они носят сейчас чисто технический и локальный характер. Основной кризис был пакистанцами преодолен еще более трех лет назад и с тех пор они держат уровень контроля над процессами внутри «Талибана» очень цепко. Сегодня позицию талибов по отношению к Соединенным Штатам можно резюмировать следующим образом: как только закончится оккупация, прекратятся и боевые действия. Но если оккупация продолжится, то и война тоже. Для Соединенных Штатов это ставит вопрос о том, можно ли доверять талибам в рамках их обещаний по разрыву своих отношений с террористическими группами, такими как «Аль-Каида» (запрещена в России. Присутствие этой структуры в Афганистане сейчас минимально — авт.), и сократили насилие в отношении афганских граждан и иностранных сил.  Чтобы смягчить этот риск, Халилзад настаивает на постепенном сокращении вооруженных сил в тандеме с переговорами о прекращении огня с талибами. Но это талибов и пакистанцев совершенно не устраивает: повстанцы поклялись продолжать боевые действия на поле боя до полного вывода американских войск. По этой причине повседневное насилие в Афганистане, вероятно, сохранится в ближайшие месяцы, продолжая периодически  блокировать переговоры между США и талибами. Но взаимная заинтересованность сторон, у каждой по своим причинам,  в достижении политического урегулирования, тем не менее, в конечном счете заставит обе стороны достичь ограниченного мирного соглашения.

52.79MB | MySQL:107 | 0,493sec