Турецкая военная операция против курдов на севере Сирии: значение для Германии

Действия Турции в Сирии вызывают большую озабоченность в ФРГ, и причиной тому служат главным образом два обстоятельства: будущее миграционной ситуации в стране, которое рискует ухудшится из-за повышенной вероятности нового наплыва беженцев, а также риск новой активизации группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), что для Берлина имеет большое значение как в свете ситуации с безопасностью внутри страны, так и отношений с Вашингтоном. По сути своей эти мысли суммировал в твиттере глава федерального министерства иностранных дел Х.Маас, написавший: «Турция намеревается и впредь дестабилизировать регион и рискует возродить ИГ».

Применительно к ситуации с беженцами необходимо отметить два важных момента. Во-первых, новый поток лиц, ищущих убежище, в целом неизбежен. Однако немецкие эксперты пока склонны считать, что большая их часть осядет в Ираке, хотя общая угроза увеличения числа попыток добраться до Европы также не списывается со счетов. Наступление такой вероятности в ФРГ не исключается в среднесрочной перспективе. С другой стороны, вселяет беспокойство и риторика президента Турции Р.Т.Эрдогана, который, выражая недовольство позицией Запада в отношении операции, обещает «открыть ворота» и «отправить 3,6 млн беженцев по пути», т.е. в Европу.

Во-вторых, одной из целей турецкой операции в Сирии является изгнание курдских сил из восточных районов страны с целью создания там некой «безопасной зоны», куда должны переместиться сирийские беженцы. Другими словами Анкара решает проблему выдворения их из собственной страны. Вместе с тем Германии рассчитывать на то, что названная «безопасная зона» примет сирийцев, осевших на ее территории, не приходится. Подобные рассуждения основываются на соображениях безопасности, т.к. Берлин не понимает, кто и как будет обеспечивать ее в данном районе. Кроме того, это не представляется возможным, если Анкара переместит туда всех, кто находится на ее территории.

В этом контексте интересно обратить внимание и на Рабочую партию Курдистана (РПК). Р.Т.Эрдоган настаивает, что силы самообороны сирийских курдов представляют собой ответвление Рабочей партии Курдистана, а реальную угрозу последней Запад осознать также как Турция не может. Вместе с тем в ФРГ влияние РПК также заметно, причем в крайне негативном ключе. И здесь вновь необходимо вернуться к истории годичной давности с убийством в немецком Хемнице, которое совершили выходцы из Сирии и Ирака. В частности, СМИ утверждают, что задержанный и приговоренный к тюремному заключению сирийский курд был сторонником РПК, что заметно даже по его страницам в социальных сетях. Более того, ранее он совершал иные преступления.

Пристально следить за активностью РПК и Федеральное ведомство по защите конституции, по данным которого в стране проживает порядка 14 тыс. человек, связанных с РПК. И это только т.н. «активные» и выявленные сторонники, в то время как неизвестно количество «спящих». Причем риск вовлечения наиболее велик среди беженцев. Примечательно, что курды в Германии рассматриваются как наиболее вовлеченные в клановую преступность и занимаются рэкетом или незаконным оборотом наркотиков. Кроме того, среди них широко распространен левый экстремизм, ответом на который является правый. Не случайно историю в Хемнице вспоминают в связи с нападением на синагогу в Галле.

В том, что касается ИГ, то Берлин в большей степени опасается того, что отпущенные на свободу боевики, некогда выехавшие из Германии, начнут в нее возвращаться, что угрожает общей радикализацией мусульманского населения страны. Эта ситуация имеет прямое отношение к перспективам продления мандата операции Бундесвера против ИГ. Так, на уровне правительства в целом нет сомнений, что это необходимо сделать. По словам министра обороны А.Крамп-Карренбауэр, операция должна продлиться до конца марта 2020 г. Вместе с тем в Бундестаге единства мнений по этому вопросу нет, а решение должно быть принято уже в этом месяце.

Однако определённые меры воздействия в отношении Турции Германия уже обьявила. В субботу Х.Маас, представляющий в коалиционном правительстве СДПГ, то есть партию, для которой данная тема имеет принципиальное значение, сообщил, что ФРГ приостанавливает экспорт вооружений в Турцию. Это решение пока распространяется на одобрение новых поставок, хотя со стороны партии «Зелёных» прозвучал призыв отозвать и ранее выданные лицензии. Примечательно, что по словам федерального министра иностранных дел, сказанным Bild am Sonntag, Берлином уже был принят жёсткий курс в отношении Анкары после Африна, однако, на практике это не помешало ей в 2018 году получить вооружений на сумму порядка 242,8 млн евро, что представляет собой около 1/3 германского оружейного экспорта.

В целом, на германо-турецком треке наблюдается серьезный конфликт, связанный с тем, что Берлин видит в операции Анкары главным образом большую внутреннюю угрозу для себя, связанную с риском возвращения боевиков ИГ,  а также общей радикализацией мусульманского населения. При этом даже если ФРГ не будет предпринимать никаких усилий в пользу ни одной из сторон этого конфликта, она все равно столкнется с проблемой массовых выступлений представителей курдской и турецкой общин, которые уже начались в разных городах, включая столицу. А это дополнительные факторы риска в условиях всплеска в стране антисемитских и ультраправых настроений.  Ограничения в отношении поставок вооружений на текущем этапе представляют особое значение, поскольку могут распространиться на Евросоюз в целом. К адаптации единого курса по экспорту оружия Турции в рамках организации призвала Швеция, которая ранее также осуществила рекордные для себя поставки в республику.

52.75MB | MySQL:104 | 0,324sec