Размышления о военной операции Турции на севере Сирии на основе оценок американских экспертов

Как указывают американские эксперты, односторонние действия Турции в Сирии могут изолировать президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и его правительство на фоне широкого глобального осуждения. Ошибочная стратегически, но тактически эффективная мотивация США к сотрудничеству с СНС и СДС проистекала из двух связанных событий.

  1. С 2012 по 2014 года борьба за ликвидацию «Исламского государства» (ИГ. Запрещено в России) была лишь отдаленным вторым по значимости приоритетом для большинства стран региона в отличие от Соединенных Штатов. От себя добавим, что никто с ИГ в общем-то не боролся , поскольку это был проект тех же Катара и Турции. И в данном случае противостояли именную боевики просаудовской «Джебгат ан-Нусра».  И что самое главное — бороться по настоящему с ИГ американцы стали вынужденно, после того, как в Сирию вошла российская группа ВКС.
  2. Турция первоначально направила свои основные усилия именно на свержение президента Сирии Башара Асада, дав понять, что она не будет выделять военные средства для борьбы с ИГ в Сирии или Ираке. Бывший президента США Барак Обама в этой связи выбрал вариант, который он считал самым эффективным и приемлемым подходом, выделив ограниченное количество американских спецназовцев и авиации и полагаясь на СНС для проведения основной части сухопутных боевых операций против ИГ. От себя добавим самый главный момент, который определил такой явно лимитированный по конечной цели выбор американского президента пользу курдов: его жесткую личную антипатию именно к Р.Т.Эрдогану.

В этой связи американские обозреватели задаются вопросом: почему Турция решила действовать в одностороннем порядке против сирийских курдов сейчас? Они ищут ответы в геополитической плоскости. Это конечно имеет место, о главное в ином: ровно потому, что Анкаре разрешил это делать Д.Трамп. Если брать чисто политические резоны, то надо отметить, что этот шаг Турции мотивирован скорее внутренними политическими проблемами лично Эрдогана, чем какой-либо непосредственной угрозой со стороны курдов. Справедливости ради следует отметить, что Анкара испытывает законную озабоченность в связи с появлением крупного курдского политического образования вдоль южной границы, особенно если оно  представляет угрозу суверенитету и безопасности Турции. Однако такое беспокойство не равносильно непосредственной угрозе.

Действительно, это приводит к вопросу: какие проблемы не были решены совместным патрулированием сил США и Турции, которые потребовали военного вторжения? Не существовало ни одного  инцидента или причины для немедленного вмешательства и началу турецкого военного вторжения в северо-восточную Сирию. Фактически не существовало казус белли, что объясняет доминирующую сейчас международную озабоченность и осуждение турецких действий.  Как бы то ни было, вторжение началось только после срочного телефонного разговора между Трампом и Эрдоганом, в котором Трамп, как сообщается, дал зеленый свет турецкой инициативе и заявил, что «Турция отныне будет отвечать за сохранение Сирии — и, возможно, региона — свободным от влияния «Исламского государства»». Последующие санкции  Вашингтона чисто пропагандистского свойства суть происходящего не меняет. Турки просто не дали американцам спокойно эвакуироваться и вывезти свои склады вооружения плюс два американских военных случайно получили ранения. Это вызвало возмущение в Вашингтоне, но главное осталось — американцы в лице Трампа дали туркам принципиальное «добро» на военную операцию.

Для Эрдогана эта операция имеет принципиальное значение прежде всего с точки зрения внутритурецкой повестки дня.  За последний год правительство Эрдогана оказалось в тупике из-за сильно ослабленной экономики и потери доверия значительной части электората, что выразилось прежде всего в проигрыше правящей партий ПСР муниципальных выборов в крупнейших городах. Эрдоган таким образом  последовательно  переориентировал внимание нации с экономических проблем на операцию в Сирии. Действительно, кампания по уничтожению РПК и СНС является на сегодня  популярной среди турецкой общественности, и Эрдоган активно разыгрывает эту карту, позиционируя себя как сильного лидера, который полон решимости следовать интересам безопасности Турции и бросать смелый вызов западной критике и ограничениям. Помимо того, что этот шаг снимает остроту внутренней критики в отношении экономики Турции и стремительно растущей стоимости жизни,  он вынуждает оппозиционные партии оказывать свою поддержку этой операции в силу ее большой популярности среди населения. При такой конъюнктуре  у Эрдогана может даже возникнуть соблазн пойти на досрочные выборы, чтобы воспользоваться краткосрочной эйфорией среди электората.

Тем не менее, как полагают эксперты, Анкара может столкнуться с растущей международной критикой. Во-первых, журналисты в пострадавших районах сообщают о многочисленных жертвах среди гражданского населения и о грядущей гуманитарной катастрофе, в силу большого количества перемещенных лиц. Как Турция будет поддерживать гуманитарные стандарты, учитывая, что теперь она несет ответственность за тяжелое положение новых беженцев? Суверенитет Сирии, между тем, также находится под угрозой, даже несмотря на все заявления Анкары об уважении   независимости и суверенитета Сирии. Эрдоган также намекнул, что его «освобожденная» территория размером около 450 на 30 километров (примерно 280 на 19 миль) станет домом для сирийских беженцев, проживающих в настоящее время в Турции. Где правительство Турции будет получать полномочия на переселение беженцев? Не будет ли это нарушать существующую демографию региона? Турецкие власти пока не дали — и вряд ли дадут в будущем — удовлетворительные ответы на эти вопросы.  И по мере того, как турецкая артиллерия обстреливает заранее выбранные цели, появляются сообщения о том, что сотни боевиков ИГ уже оказались на свободе. Если «Исламское государство» начнет новую волну террористических атак, как Турция будет решать возникающие проблемы безопасности со стороны других стран во всем мире?

До сих пор международное осуждение турецкой операции было оперативным. Конгресс США инициировал процесс обнародования прямых санкций в отношении Турции; поддержка двухпартийного соответствующего законопроекта  может быть настолько сильной, что у Трампа не хватит политического ресурса наложить на него вето. Европейский союз и отдельные государства-члены также осудили действия Анкары и ввели запрет на продажу оружия Турции. Некоторые даже призвали приостановить членство Турции в НАТО. В этой связи отметим, что западные страны в данном случае беспокоит не гуманитарная катастрофа. О ней пока говорить слишком рано: курды бегут в районы своего традиционного проживания, а арабы собственно никуда не бегут.  Роль Москвы и Тегерана в Сирии значительно выросла после ухода оттуда американских сил, последствия чего пока сложно прогнозировать. Об этом заявила в четверг 17 октября канцлер Германии Ангела Меркель, выступая в Бундестаге с правительственным заявлением по повестке саммита ЕС. «Когда я говорю о геополитических последствиях [операции Турции в Сирии], то нужно уже задуматься о том, что роль России вместе с Ираном значительно выросла в регионе после того, как были отведены американские солдаты», — утверждала Меркель. «Последствия этого развития пока невозможно сегодня прогнозировать», — подчеркнула она. «Уже только принимая во внимание [запрещенную в РФ террористическую организацию] «Исламское государство», военная операция Турции ведет к новой неопределенности», — считает Меркель. «Это ведет к неопределенности там, в регионе, и в Европе», — сказала Меркель, указав на то, что вследствие операции Анкары задержанные участники ИГ могут оказаться на свободе. «Мы убеждены, что соблюдения интересов Турции в сфере безопасности на турецко-сирийской границе можно добиться не военными средствами, а только дипломатическим путем», — полагает канцлер. Это основная причина недовольства стран ЕС: усиление геополитического влияния Москвы и Тегерана. В этой связи надо отдавать себе отчет в том, что это консолидированная позиция коллективного Запада вне зависимости от точки приложения: будь то Донбасс или Сирия. И не надо обманываться по поводу якобы разности векторов и интересов США и ЕС по этому поводу.

Турция, которая, похоже, была удивлена резкой реакцией Запада, ответила открытыми враждебными заявлениями и непродуманными комментариями.  Во-первых, Эрдоган пригрозил открыть границы Турции и отправить сирийских беженцев в Европу, если европейцы не начнут оказывать  поддержку его операции. Американские эксперты полагают, что на данном этапе Эрдоган считает, что проблема заключается в отсутствии нужных людей и механизмов в странах ЕС, которые могли бы публично объяснить перспективу развития ситуации. Но в реальности проблема заключается в том, что Турция решительно проиграла международную кампанию по связям с общественностью, даже если она и перехватила инициативу на военном фронте. СНС получил  положительную международную репутацию за свой вклад в победу над «Исламским государством»; Турция, напротив, получила негативную репутацию за свое тайное покровительство  ИГ. Снова отметим, что дело не в этом. Курды в данном случае лишь инструмент для обоснования своей критики. Как, и то ли сбежавшие, то ли нет, боевики ИГ.   Президент Турции Р.Т.Эрдоган несет большую ответственность перед историей за военные действия на северо-востоке Сирии. Об этом заявил в четверг 17 октября в эфире телеканала «Пюблик сена» госсекретарь при МИД Франции Жан-Батист Лемуан. «Турецкий президент несет огромную ответственность перед историей, и эту ответственность он должен взять на себя», — подчеркнул Лемуан. «То, что происходит на северо-востоке Сирии, неприемлемо. <…> Необходимо продолжать наши усилия, подключать Совет Безопасности ООН с тем, чтобы операция была прекращена», — отметил госсекретарь.  Он подчеркнул, что «Силы демократической Сирии» (СДС) благодарны Франции за ее усилия, они чувствуют поддержку со стороны Парижа». Лемуан напомнил, что глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан в четверг совершает визит в Ирак, где планирует обсудить вопрос о содержании под стражей боевиков террористической группировки «Исламское государство». Госсекретарь отметил, что целью этой поездки является «создание судебного механизма в связи с необходимостью судить боевиков там, где они совершили свои преступления». Согласно данным французского внешнеполитического ведомства, число заключенных в тюрьмах боевиков ИГ составляет около 10 тыс. человек. Если быть совсем точными, то 14 тыс. по оценкам тех же американцев. Но с этой темой вообще много неясностей. Если это число действительно таково, то сколько сил курды должны были отвлекать на то, что бы охранять и кормить их? Но в любом случае,  европейцы снова доказали, что они начинают воспринимать опасность не тогда, когда она только обозначилась, а когда она начинает припирать их к стенке. Сразу заметим, что все попытки европейцев замотать ситуацию с этими боевиками провалились. Во многом, благодаря тому же Трампу, который два раза предупредил о последствиях, а на третий раз сделал. Брюссель никак не может осознать, что предыдущий этап международной дипломатии, в котором можно было много говорить и выражать озабоченности, и ничего не делать при этом, завершился. Дело в том, что Р.Т.Эрдоган открыто шантажирует Европу угрозами развязать новый миграционный кризис и требует за купирование такого сценария 28 млрд долларов США. Якобы на обустройство новых городов для сирийских беженцев в зоне безопасности. Возникает резонный вопрос: а почему эти беженцы не могут вернуться в места своего традиционного проживания по всей Сирии, и почему турки не хотят построить там для них города? А вернее — восстановить уже изрядно разрушенную инфраструктуру. И это само по себе является очень серьезным предупреждением даже не коллективному Западу, а в первую очередь Москве. Прежде всего, с точки зрения дальнейших перспектив мирного урегулирования в Сирии.

Не согласится мы и с выводом американских экспертов о том, что Р.Т.Эрдоган безусловно проиграл пиар-кампанию вокруг своей операции. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который рассматривает беженцев как политический инструмент для шантажа других стран, станет сопредседателем первого в истории ООН Глобального форума беженцев. Форум, являющийся инициативой Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), следует из редакции нового глобального Договора о беженцах, который был согласован в декабре прошлого года Генеральной Ассамблеей ООН. Он пройдет 17-18 декабря 2019 года в Женеве. Президент Турции неоднократно угрожал Европейскому союзу наплывом беженцев, если его правительству не будут предоставлены средства для их обустройства. Международные законы и принципы утверждают, что беженцы должны иметь возможность сделать свободный выбор в отношении репатриации и не должны принуждаться к возвращению. Они также предусматривают, что репатриация должна осуществляться безопасным и достойным образом, а беженцам разрешается возвращаться в свои дома. Кроме того, международное сообщество согласилось с тем, что агентство ООН по делам беженцев должно активно поощрять людей возвращаться домой только в ситуациях, когда произошли фундаментальные изменения, такие как смена правительства, демократические выборы или восстановление верховенства права. Панос Мумтзис, региональный координатор ООН по гуманитарным вопросам в связи с сирийским кризисом и бывший региональный координатор УВКБ ООН по сирийским беженцам, указал на риск демографических изменений и подчеркнул, что гражданские лица должны быть защищены при  любой турецкой военной операции на северо-востоке Сирии, в том числе и в рамках предотвращения массовых перемещений.  В настоящее время ООН оказывает помощь 700 000 человек в густонаселенном северо-восточном регионе Сирии. «Любая операция, которая происходит в данный момент, должна учитывать, чтобы мы не видели никакого дальнейшего перемещения», — сказал Мутцис журналистам в Женеве, заявив, что «для нас, как ООН, концепция безопасной зоны- это очень горькая история, и на самом деле мы никогда не поощряем и не поощряем». Согласно статистике, число просителей убежища из Турции в Европе и соседних странах заметно увеличилось в последние годы, особенно после попытки государственного переворота 15 июля 2016 года, после чего правительство начало арестовывать десятки тысяч человек, включая журналистов, ученых и правозащитников по сомнительным обвинениям. Многие турки были вынуждены покинуть свою родину из-за продолжающейся охоты «на ведьм» из-за их связей с движением Ф.Гюлена. Например, в 2018 году в Германии было подано более 10 000 заявлений о предоставлении убежища от турок, и это число резко возросло с 2016 года. С 2013 по 2015 год только около 1800 турок искали убежища в Германии каждый год. По данным Федерального управления по делам миграции и беженцев Германии (BAMF), в 2016 году это число возросло до 5742. В 2017 году было подано 8483 заявки. Но дело даже не чисто турецких беженцах, а в том, что турецкая территория стала транзитной площадкой для беженцев из той же Сирии, Африки и Афганистана.

Глобальный форум по делам беженцев, который проводится на уровне министров, будет совместно организован Швейцарией и УВКБ и совместно созван Турцией, Германией, Эфиопией и Коста-Рикой. Помимо президента Турции, ожидается также участие генерального секретаря ООН. Согласно его официальной веб-странице, форум стремится улучшить глобальные меры реагирования на ситуации с беженцами, оказывая более активную поддержку странам и общинам, принимающим беженцев, и одновременно предоставляя им возможность стать более самостоятельными. В этом мероприятии примут участие правительства, международные организации, местные органы власти, гражданское общество, частный сектор, члены принимающих общин и сами беженцы и будут сосредоточены на шести областях: механизмы распределения бремени и ответственности, образование, рабочие места и средства к существованию, энергетика и инфраструктура, решения и потенциал защиты. Из всех этого вытекает только один вывод: Р.Т.Эрдоган, как минимум, не проигрывает этот раунд переговоров с европейцами по вопросу решения миграционной проблемы. Более того, он смог добиться  переноса обсуждения темы беженцев из кулуаров на серьезную и авторитетную международную площадку. А значит — сделал серьезный шаг в сторону международной легализации его планов по миграционному вопросу. В люб случае такой шаг, как и сопредседательство на этом форуме Р.Т.Эрдогана как-то не вяжется с его международной изоляцией. Да это и невозможно: роль Р.Т.Эрдогана в этом кризисе на сегодня является ключевой и игнорировать ее невозможно.

52.83MB | MySQL:113 | 1,378sec