Что стоит за требованиями Иордании к Израилю передать ей два пограничных участка земли

Во вторник ежедневная израильская газета «Едиот ахронот» (это вторая по тиражу на сегодняшний день израильская газета, которая, в отличие от последовательно поддерживающей Ликуд и его лидера, премьер-министра Биньямина Нетаньяху ежедневной газеты «Исраэль гайом», занимающей первое место по данном показателю, нередко выступает с критикой нынешнего  высшего политического руководства еврейского государства и с неудобной для него информацией) сообщила со ссылкой на пожелавших остаться анонимными представителей правительства Иордании о том, что Хашимитское королевство твердо намерено добиваться передачи под ее контроль уже в самое ближайшее время, а конкретно – в начале будущего года двух контролируемых на протяжении уже более 70 лет Израилем небольших приграничных участков земли, которые, начиная с 1994 года, номинально находятся под суверенитетом Иордании. В израильских СМИ их обычно именуют «анклавами», хотя, строго говоря, они таковыми не является. Один из этих участков расположен на северном участке иорданско-израильской границе, к западу от израильского города Бейт-Шеан. В Израиле он именуется на иврите Нахараим (участок расположен в том месте, где в Иордан впадает с востока его крупнейший приток – Ярмук, чем и объясняется это название, буквально означающее «две реки»), а в Иордании по-арабски – Бакура. Второй – на южном участке границы между двумя государствами, к северу от израильского Эйлата. Он именуется на иврите Цофар (по названию близлежащего израильского сельского населенного пункта Цофар), а по-арабски – Аль-Джумар.

«Анклавы» невелики. Площадь «анклава» Цофар составляет 4,5 тыс. дунамов (1 дунам = 10 соткам), из которых обрабатываются 1,5 тыс. дунамов. Площадь «анклава» Нахараим значительно меньше. Следует отметить, что вся его территория находится в еврейской собственности еще со времен, предшествовавших провозглашению независимости как Иордании (тогда – Трансиордании, так и Израиля). Право земельной собственности евреев на этот участок признается Иорданией, однако она претендует на политический суверенитет над ним. В Нахараиме расположены, помимо сельскохозяйственных угодий, также гидросооружения, контролирующие эксплуатацию вот реки Иордан.

Юридическим основанием для требований Иордании передать «анклавы» Нахарим и Цофар под ее контроль является соответствующий пункт подписанного в 1994 году мирного договора между Израилем и Иорданией. В упомянутом пункте Израиль, ранее однозначно отвергавший претензии Иордании на упомянутые участки земли (следует напомнить, что вплоть до подписания мирного договора в 1994 году Иордания и Израиль с момента провозглашения независимости последнего в мае 1948 года формально находились в состоянии войны, а 1948-1949 гг. и в июне 1967 года между ними велись полномасштабные военные действия) официально признал их частью суверенной территории Иордании. При этом иорданское правительство согласилось передать их в аренду Израилю на 25 лет. Тогда, в 1994 году казалось, что эта аренда, по сути бессрочна, однако теперь эти 25 лет вот-вот истекут.

Израильские земледельцы обрабатывают данные земельные участки на протяжении поколений. Попытка передать их по реальный контроль Иордании нанесет им тяжелый экономический ущерб. Однако с точки зрения внутренней израильской политики гораздо существеннее то, что такой шаг будет однозначно воспринят большинством израильских граждан в качестве унизительной уступки арабским соседям, причем арабским соседям, которые практически целиком зависят от израильской поддержки. Следует напомнить, что Израиль постоянно оказывает Иордании помощь как в сфере экономики, так и сфере безопасности. И крайне сомнительно, что в свете тяжелейших вызовов, которым ему приходится противостоять хашимитский королевский режим смог бы долго удержаться без этой поддержки.

На уровне массового бытового сознания израильтян анклавы Нахараим и Цофар однозначно воспринимаются в качестве неотъемлемой части израильской территории. Первый из них к тому же имеет для израильтян определенное символическое значение, поскольку именно в Нахараиме была построена в 1927 году первая еврейская электростанция, инициатором и организатором строительства которой был известный сионистский (в России он был членом партии социалистов-революционеров) деятель, инженер Пинхас (Петр) Рутенберг, широко известный под прозвищем «ха-закен ми-Нахараим» («старик из Нахараима»).

Соответственно израильские политики не могут не учитывать всего этого комплекса обстоятельств, и потому можно сделать осторожное предположение, согласно которому высшее политическое руководство еврейского государства сделает все от него зависящее для того, чтобы не передавать «анклавы» Нахараим и Цофар под реальный иорданский контроль. Это, несомненно, прекрасно понимает и высшее политическое руководство Иордании. Однако на данном этапе его желающие оставаться анонимными представители громогласно заявляют, что Иордания не намерена идти на уступки и требует вернуть ей упомянутые приграничные участи немедленно по истечению срока 25-летней аренды, как это недвусмысленно следует из текста мирного договора между двумя государствами, подписанного в 1994 году тогдашним премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином и тогдашним королем Иордании Хусейном.

При этом часть высокопоставленных иорданских политиков, делая подобные заявления, которые воспринимаются в еврейском государстве в качестве однозначно антиизраильских, не считают нужным скрывать своих имен. Так, например, бывший министр юстиции Иордании открыто заявил по данному поводу: «Закончился период сдачи в аренду двух этих участков, и Иордания очень заинтересованно в возвращении ей Аль-Джумара и Бакуры». Израильтяне могли бы утешать себя тем, что речь идет об оппозиционном политике, имеющем н сегодняшний день весьма ограниченное влияние. Однако несколько ранее никто иной, как нынешний министр иностранных дел Иордании Айман Сфади сделал заявления, согласно которому «уже год назад мы известили израильтян относительно передачи упомянутых участков под наш контроль, как это было зафиксировано мирным договором».

Можно предположит, что, выдвигая претензии в отношении Нахараима и Цофара и идя, таким образом, на обострение отношений с еврейским государством, высшее политическое руководство Иордании преследует две основных цели:

  1. Удовлетворить антиизраильские настроения находящегося под влиянием радикальных исламистов населения.
  2. Оказать давление на израильское правительство с тем, чтобы заставить его пойти на уступки Иордании в других, более существенных для нее вопросах (в экономике, в распределении вод реки Иордан и т.п.) в качестве компенсации за сохранение «»» под контролем Израиля.

Иорданские власти фактически сами указывают израильтянам путь к выходу из, казалось бы, намечающегося кризиса в двусторонних отношениях. Так,  та же газета «Едиот ахронот» процитировала двух пожелавших остаться анонимными высокопоставленных иорданских представителей, заявивших, что Израиль воспринимает Иорданию как нечто само собой разумеющееся и потому даже не позаботился о том, чтобы провести упорядоченные переговоры с ней по поводу судьбы «анклавов» Нахараим и Цофар. К этому можно добавить появившееся в израильских СМИ заявление профессор права Амманского университета профессора Лейта Насрауи, который подчеркнул, что «приложения к мирному договору обязали стороны вести переговоры относительно продолжения реализации соглашений, в том числе по поводу сдачи этих участков территории в аренду Израилю, однако ничего не было сделано».

Подводя итог, можно высказать предположение, что в итоге, скорее всего, после того, как в Израиле будет наконец сформировано новое правительству, состоятся израильско-иорданские переговоры, в ходе которых проблема Нахараим и Цофара будет решена. По крайней мере на следующие 25 лет.

44.8MB | MySQL:115 | 1,011sec