Сирийский Курдистан: новый виток стратегического противостояния

Намеченный на 22 октября с.г. очередной российско-турецкий саммит в Сочи будет посвящен проблеме Сирийского Курдистана. Накануне сочинского саммита интерес представляет диспозиция сторон на этом новом витке стратегического противостояния в Сирии. Курдский вопрос с начала сирийского кризиса всегда считался одним из ключевых. И сегодня несмотря на относительно скромные масштабы гуманитарного кризиса, вызванного турецкой интервенцией в Северную Сирию, на кону важнейшие политические решения, которые будут определяющими в формировании новой постконфликтной архитектуры в Сирии.

Президент Турции Р.Т.Эрдоган уже ангажировал предстоящую российско-турецкую встречу в верхах, уклончиво пообещав «принять все необходимые меры» в Сирии, при этом не уточняя какие именно. Пока же он верен своим последним по времени обещаниям погасить накал конфликта: на сирийско-турецкой границе в провинциях Хасеке и Ракка уже протяжении пять дней сохраняется перемирие. Предварительная тактическая цель Анкары оказалась достигнута. Турецкая армия заняла важный плацдарм на сирийской территории, что является важным шагом на пути создания т.н. буферной зоны, куда впоследствии Эрдоган грозится переселить 2-3 млн сирийских беженцев, размещенных на территории Турции.

При этом данные с театра боевых действий поступают противоречивые. С одной стороны, курды продолжают уступать турецким войскам без боя приграничные города, включая стратегически важный Рас-эль-Айн. На этом фоне гражданское население спешно покидает приграничную с Турцией территорию и уходит вглубь страны. Порядка нескольких  тысяч человек уже сделали это, образовав таким образом новую волну внутренне перемещенных лиц. В то же время часть населения переходит сирийско-иракскую границу: в течение октября порядка 4 тысяч беженцев мигрировали таким образом в соседний Ирак. C другой стороны, после анонсирования Анкарой перемирия внутренне перемещенные лица начали возвращаться обратно во временные центры размещения, что свидетельствует о некоей стабилизации. Несколько десятков тысяч человек вернулись обратно за эти первые пять дней перемирия.

При всем при этом, накануне саммита в Сочи активизировался Дамаск, направив большие подкрепления регулярных войск на границу, для блокирования дальнейшего продвижения турецкой армии вглубь Сирии.  Предварительно, Дамаск и сирийские курды смогли достигнуть обоюдной договоренности о защите правительственными силами внешнего периметра сирийских границ. Ранее официальные власти в Дамаске уже безапелляционно заявили, что намерены предпринять решительные меры для защиты территориальной целостности государства.

Любопытно, что затеянная вокруг Сирийского Курдистана новая большая игра разворачивается на фоне по сути периферийного гуманитарного кризиса, лейтмотив которого тем не менее активно используется различными сторонами в пропагандистской кампании, на медийном фронте. Ведь действительно, на фоне параллельно протекающих сложнейших гуманитарных кризисов на Ближнем Востоке, включая ту же Сирию (чего стоит только штурм и дальнейшая трагедия Ракки), затеянная президентом Турции Эрдоганом военная операция пока лишь привела к локальным гуманитарным масштабам и последствиям. При этом гуманитарные организации оказались хорошо подготовленными, чтобы адекватно и быстро среагировать. Так, по линии Всемирной продовольственной программы ООН с первого дня военной операции продовольственную и иную чрезвычайную помощь получило и получает 220 тысяч человек в провинциях Ракка и Хасеке. При этом ООН готова не допустить дальнейшего разрастания гуманитарного кризиса: по состоянию на конец октября с.г. гуманитарные партнеры имеют достаточно потенциала и средств, чтобы оказать срочную помощь населению в размере 600-800 тысяч человек в случае дальнейшей эскалации конфликта. Также быстро восстанавливается и разрушенная инфраструктура. В частности, в течение нескольких дней экспертами ООН была быстро восстановлена поврежденная при воздушных бомбардировках станция водоснабжения Аллок в провинции Хасеке, которая обеспечивает водой 400 тысяч человек в регионе.

Резюмируя, несмотря на локальный характер гуманитарного кризиса в северо-восточной части Сирии, происходящие там изменения носят важнейший структурный и стратегический характер для всего будущего политического расклада в сирийском конфликте. Именно здесь может решиться окончательно вопрос о сохранении территориальной целостности Сирии и перехода всего внешнего периметра ее границ под контроль Дамаска, закрыв таким образом тему независимости Сирийского Курдистана. Правда, пока остается открытым вопрос в том, какой ценой достанется Дамаску этот успех и какие возможные издержки он понесет, в том числе на предмет вероятных территориальных потерь, при реализации этой задачи.

Очевидно, стратегическая перспектива урегулирования ситуации на северо-востоке Сирии будет обсуждаться и отчасти решаться на предстоящем в Сочи на российско-турецком саммите. Ясно также, что рассматриваться она будет в более широком формате взаимодействия в треугольнике Дамаск-Анкара-Москва. Турция в качестве задачи минимум твердо намерена создать буферную зону в приграничном районе глубиной 30 километров, прикрываясь «курдской террористической угрозой» и не скрывая своих намерений впоследствии переселить сюда со своей территории миллионы сирийских беженцев. При этом, аналогичные соображения по буферной зоне уже пробрасывались турецкими стратегами при планировании ситуации на другом участке границы — в провинции Идлиб. Возможно, к этому узлу противоречий сторонам еще предстоит вернуться. Для Москвы сохранение территориальной целостности Сирии и установление полного контроля Дамаска над внешней границей является «красной чертой». Аналогичную линию проводит и Дамаск, который, однако при этом не приемлет любого рода интервенции Анкары на свои исторические территории и пока не готов нести территориальные потери, которые будут неизбежными в случае реализации турецкой инициативы по созданию «буферной зоны». Курды в данной ситуации лишены большого поля для маневров и будут вынуждены идти в фарватере позиции Дамаска.

44.08MB | MySQL:87 | 0,928sec