Китайские специалисты о целях, задачах и способах действий незаконных вооруженных формирований в Сирии

Специалисты Китайского института международных стратегических исследований Народно-освободительной армии Китая (КИМСИ НОАК) уделяют значительное внимание анализу боевых действий на территории зарубежных стран. Проведенный китайскими специалистами анализ деятельности незаконных вооруженных формирований (НВФ) в Сирийской Арабской Республике (САР) показывает, что общими целями НВФ (независимо от идеологической принадлежности) выступали:

– свержение президента страны Б.Асада, отстранение от власти действующего правительства Сирийской Арабской Республики и полная смена правящего режима;

– создание на территории САР теократического исламского государства.

Китайские эксперты отмечают, что своих целей лидеры экстремистов пытались достичь решением следующих основных задач:

– разгром (ослабление) сирийских войск и проправительственных иностранных сил в САР, а также курдских военизированных формирований;

– дестабилизация внутриполитической обстановки;

– нарушение устойчивого функционирования народно-хозяйственного комплекса, разрыв внутри- и внешнеэкономических связей;

– ликвидация в занятых районах подконтрольных официальному Дамаску органов местного самоуправления, внутренних дел и безопасности, развертывание взамен них собственных структур;

– установление связей с зарубежными странами пособниками исламского радикализма и спонсорами международного терроризма.

Достоверно известно, что незаконные военные формирования «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и их союзников были хорошо подготовлены и оснащены. В их распоряжении находилось около 1 500 танков и бронированных машин, свыше 1 200 орудий и минометов, захваченных у правительственных войск Сирии и Ирака. Основной формой применения бандформирований были боевые действия, реже – систематические боевые действия.  По китайской оценке, в интересах решения указанных задач руководством НВФ наиболее часто используются следующие способы действий:

– захват населенных пунктов, господствующих высот, аэродромов, военных заводов, складов, объектов энерго- и водоснабжения, нефтедобычи, промышленных предприятий и участков автомагистралей;

– нападения (налеты) на позиции (блокпосты) правительственных войск с использованием смертников на заминированной автомобильной и бронетехнике;

– диверсии на военных и административных объектах, в том числе путем их подрыва через подземные коммуникации;

– террористические акты в подконтрольных правительству населенных пунктах;

– ведение карательных действий в отношении военнослужащих и мирного населения;

– проведение информационных мероприятий, направленных на снижение морально-психологического состояния личного состава правительственных войск и местного населения;

– ведение периодического беспокоящего артиллерийского и минометного огня по населенным пунктам и районам размещения войск;

– проведение засад на маршрутах передвижения войск.

– обстрелы районов размещения войск и населенных пунктов;

– провокации в отношении представителей действующей власти;

– проведение мероприятий информационного противоборства в СМИ и социальных сетях, направленных на дискредитацию власти, внесение раскола в общество и снижение уровня морально-психологического состояния личного состава.

Основным видом действий бандформирований ИГ при захвате населенных пунктов являлось внезапное нападение, как правило, штурмовыми группами с нескольких направлений. В состав штурмовых групп входили отряды на автомобилях повышенной проходимости с установленными на них зенитными установками и крупнокалиберными пулеметами при поддержке бронетехники (два-три танка (БМП)), ЗСУ «Шилка»). После захвата населенного пункта НВФ переходили, как правило, к его обороне, поэтому можно говорить о том, что и такой вид боевых действий как оборона активно использовался бандформированиями.

Эксперты КИМСИ отмечают, что особенностью вооруженного конфликта в Сирии являлось отсутствие четко выраженной линии боевого соприкосновения (вооруженное противостояние носило ярко выраженный очаговый характер) и преимущественное ведение боевых действий в населенных пунктах (на объектах коммуникаций). Действия в условиях плотной городской застройки позволяли боевиками компенсировать военно-техническое превосходство правительственных войск, снизить потери путем использования защищенных от ударов авиации и огня артиллерии и командных пунктов, позиций, укрытий для личного состава и техники, а также совершать скрытые маневры силами и средствами через подземные коммуникации. Инертность и безынициативность командного состава сирийской армии, его неумение создавать резервы, рассредоточение подразделений преимущественно по блокпостам и растянутость коммуникаций позволяли уступающим по численностям бандформированиям за счет активного маневрирования оперативно создавать значительное превосходство на избранных направлениях действий и наносить правительственным войскам существенный урон в живой силе и технике. В обороне действия боевиков были нацелены на сохранение основных сил. Для этого лидеры НВФ содержали на линии боевого соприкосновения сравнительно малочисленные заслоны, сковывающие правительственные войска, а большая часть боевиков находилась в глубине обороны в постоянной готовности к выдвижению для отражения наступления подразделений ВС САР и их союзников. Как правило, основные силы бандформирований размещались в укрытиях, расположенных в центре зоны ответственности бандформирования. Непосредственно на переднем крае действовали бандгруппы численностью 20–30 боевиков, сменяемые на ротационной основе. Здания обороняли четверо-пятеро экстремистов, занимающие позиции, как правило, на нижних этажах. В домах были оборудованы огневые точки, проделаны ходы сообщения. Каждый боевик имел возможность ведения прицельного огня с трех-четырех позиций, перемещаясь между ними внутри здания. По периметру района обороны выставлялись секреты и наблюдательные посты с целью своевременного вскрытия момента перехода правительственных сил в наступление и определения направления их главного удара. Для мониторинга обстановки также широко применялись веб-камеры. Система оповещения о действиях ВС САР и их союзников развертывалась с использованием переносных радиостанций УКВ-диапазона и смартфонов с установленными приложениями, обеспечивающими их работу в режиме радиотелефонии. При сборе лидеров НВФ на совещания прибывающие главари бандформирований оставляли автомобили в двух-трех кварталах от места сбора и маскировали их от БПЛА (в последнее время в целях маскировки часто натягивался тент из синтетических материалов, не позволяющий с воздуха отличить автомобиль от типовой торговой палатки). В связи с угрозой авиационных ударов боевики постоянно меняли места сбора, пункты управления, помещения для проживания, размещали их в жилых домах, школах, мечетях и госпиталях.

Подводя итог вышесказанному представляется возможным обратить внимание на следующие моменты:

  1. При подготовке наступательных действий боевики уделяют большое внимание разведке правительственных сил. Эксперты КИМСИ НОАК отмечают, что для этого массово привлекалось местное население, широко применялись БПЛА коммерческого назначения и кустарного производства, велась радиоразведка с использованием как радиосредств общего назначения, так и специализированной аппаратуры советского и иностранного производства.
  2. При переходе в атаку на направлении главного удара одновременно применялись три-четыре «джихад-мобиля» для прорыва переднего края обороны, затем направлялись террористы-смертники, тем самым создавая хаос и панику среди военнослужащих правительственных войск. Далее в бой последовательно вводились две-три штурмовые группы численностью 10–15 человек. В случае достижения ими первоначального успеха для его развития и закрепления задействовались основные силы.
  3. Китайские эксперты отмечают, что для скрытия своих действий боевики зачастую использовали постановку дымовых завес, в том числе создаваемых подручными средствами (горящие автомобильные покрышки, мазут с добавками задымляющих веществ и т.д.).
55.86MB | MySQL:105 | 0,497sec