Израильские эксперты о значении ликвидации Абу Бакра аль-Багдади

Президент США Дональд Трамп 27 октября этого года объявил о ликвидации главаря Исламского государства (ИГ, запрещенного в РФ) Абу Бакра аль-Багдади (настоящее имя Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри). По словам главы Белого дома, в ходе операции американских военных лидер боевиков взорвал пояс смертника, тем не менее, его удалось «быстро и точно идентифицировать». Связанный с исламистами сайт Amaq сообщил, что в ИГ подтвердили гибель своего главаря и даже назначили преемника. По словам официального представителя Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова, у Москвы нет достоверной информации об «очередном» уничтожении аль-Багдади американскими военными.

Директор Службы внешней разведки (СВР) России Сергей Нарышкин сообщил об отсутствии доказательств ликвидации главаря ИГ. «У нас нет генетического материала, который бы позволил говорить со 100-процентной уверенностью», – сказал С.Нарышкин. Представитель президента РФ Дмитрий Песков заявил, что если данные подтвердятся, то можно будет говорить о серьезном вкладе Д.Трампа в борьбу с международным терроризмом[i].

По мнению Йорама Швейцера, эксперта по международному терроризму и руководителя программы по терроризму и конфликтам низкой интенсивности в Институте исследований национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета, смерть халифа Абу Бакра аль-Багдади в результате рейда американского спецназа на его убежище возле деревни Бариша в сирийской провинции Идлиб, проведенного 26 октября 2019 года, является важным разведывательным, оперативным и моральным достижением Соединенных Штатов, а также их партнеров, в продолжающейся международной кампании против глобальных террористических угроз. Однако практическая значимость этого события меньше, чем его символическое значение. Он считает, что главная проблема ИГ заключается не в ликвидации его лидера, т.к. в последние месяцы организация боролась за физическое выживание и сохранение своего доминирующего положения в мире салафитов-джихадистов. Таким образом, устранение аль-Багдади – сколь бы важным и драматичным оно ни казалось – вовсе не означает полного разгрома ИГ или значительного уменьшения опасностей, исходящих от этой организации. Это связано с тем, что ИГ способно восстановиться, возобновить террористические атаки и партизанскую войну в Леванте и за его пределами. Для Израиля, полагает Й.Швейцер, ликвидация аль-Багдади также не имеет большого значения. Несмотря на то, что угроза Израилю со стороны ИГ на его территории и на его границах относительно мала, израильское руководство в случае изменения ситуации и в интересах своих союзников должно внести вклад в виде предоставления разведывательной информации[ii].

По мнению Й.Швейцера, ликвидация аль-Багдади, прежде всего авторитетного высшего религиозного деятеля «Исламского государства» (а не военного деятеля) была сложной задачей. Это связано с тем, что ослабевающая террористическая группировка в последние месяцы боролась за свое физическое выживание и стремилась сохранить доминирующее положение среди салафитов-джихадов в противостоянии конкурентам в виде «Аль-Каиды» (запрещена в России)и ее союзников, и ускорить подготовку к продолжению и даже расширению своей местной, региональной и международной деятельности.

На пике развития организации территориальные завоевания («тамкин») и успехи ИГ помогали аль-Багдади вселять в сердца его последователей надежду на то, что он выполнит свои обещания создать Исламский халифат. Однако военное поражение, понесенное ИГ, привело к потере контроля над обширными территориями в Сирии и Ираке, и эта горькая реальность заставила его попытаться конвертировать свои обещания в сиюминутные достижения. Во время двух последних выступлений он призвал своих сторонников оставаться стойкими, проявлять настойчивость в джихаде и демонстрировать свою преданность «пути Бога». Израильский эксперт отмечает, что в видеообращении, сделанном в апреле 2019 года, было очевидно, что харизма халифа как религиозного лидера, обладающего верховной властью, уже угасает. Одновр6менно он не смог стать незаменимым верховным военачальником.

Вопрос о преемнике аль-Багдади, который широко обсуждался в средствах массовой информации, в основном решался выжившей элитой организации и включал соображения о том, следует ли назначать другого халифа или обойтись назначением «обычного» лидера. Важность этого шага обуславливалась значением, которое придавалось спорному решению Абу Бакра аль-Багдади назначить себя халифом. Это решение вызвало серьезные разногласия среди ведущих священнослужителей в среде салафитов-джихадистов и вызвало глубокий раскол между его сторонниками и противниками. Если руководство ИГ при назначении нового главаря, отделит роль военачальника от роли религиозного лидера, не возвращаясь к вопросу о назначении халифа, то оно сможет без особых потрясений заполнить вакуум, образовавшийся после ликвидации аль-Багдади.

Израильский эксперт обращает внимание, что убийства предыдущих лидеров ИГ и последовавшие за этим изменения в организации также не вызвали каких-либо катаклизмов. Таким образом, когда Абу Мусаб аз-Заркауи, лидер «Аль-Каиды» в Ираке, был убит в 2006 году, вместо него был назначен Абу Айюб аль-Масри. Во время второго перевоплощения этой организации в «Исламское государство» в Ираке она находилась под командованием Абу Омара аль-Багдади (не имеющего отношения к Абу Бакру). Оба были убиты в 2010 году и на их место пришел Абу Бакр аль-Багдади. Такого рода преемственность можно ожидать и сейчас. Так, стало известно, что в ИГ преемником аль-Багдади объявлен Абу Ибрагим аль-Хашеми аль-Курайши.

В любом случае, настаивает израильский эксперт, главная задача, стоящая перед ИГ, гораздо более существенная, чем вопрос о замене ликвидированного лидера, даже если он был халифом. Аль-Багдади был убит в то время, когда организация находилась в разгаре битвы за выживание и дальнейшее функционирование, в подготовке к будущему, прилагая усилия по укреплению своего положения и влияния в глобальном движении джихадистов. Остается открытым вопрос связей между ИГ в Леванте и его партнерами по всему миру, которые поклялись в личной верности самому аль-Багдади.

ИГ еженедельно продолжает совершать террористические атаки и подпольные операции в Сирии и Ираке. Хотя масштабы его операций сократились по сравнению с предыдущими годами, в докладе Пентагона от июля 2019 года отмечено, что группировка насчитывает 14 000–18 000 боевиков. К ним могут присоединиться потенциальные боевые подкрепления из числа членов ИГ, содержащихся под стражей и в лагерях для внутренне перемещенных лиц, которые контролируются курдами в северо-восточной Сирии. Уже были сообщения о сотнях бойцов ИГ, которым удалось вырваться из лагерей, контролируемых курдами, которые были вынуждены отпустить их, потому что курды заняты борьбой за свое выживание после решения президента США Д.Трампа вывести американские войска из северной части Сирии.

Партнеры ИГ по всему миру, в Афганистане, Африке, Юго-Восточной Азии и на Кавказе, продолжают свою террористическую деятельность под символическим прикрытием эмблемой «Исламского государства». Степень контроля ИГ над ними и координация действий между ними были неясны в прошлом, и остается неизвестным, как будут развиваться их отношения в будущем. Тем не менее, представляется, что продолжающаяся террористическая деятельность со стороны этих сил и их усилия по продвижению идеологии салафитов-джихадистов, будь то под кодовым названием «Исламское государство», отдельным названием, или от имени «Аль-Каиды» будет по-прежнему являться региональной и глобальной угрозой.

Другой вопрос касается возможности того, что «Аль-Каида» и ИГ, каждые со своими союзниками, объединят усилия. По мнению израильского эксперта, ликвидация Абу Бакра аль-Багдади стала критической предпосылкой для такой консолидации, хотя и не единственной. Ненависть между аз-Завахири и аль-Багдади, а также враждебность между их сторонниками превзошли личные и организационные аспекты во время борьбы за гегемонию среди салафитов-джихадистов. Соперничество между ними также выходило далеко за рамки споров о стратегии и «истинном» пути с точки зрения религиозного права в реализации их общего представления о торжестве ислама. Следовательно, несмотря на устранение аль-Багдади и выдающуюся примирительную позицию, которую занял Айман аз-Завахири, настойчиво призывая к объединению исламской нации, Й.Швейцеру представляется, что в ближайшем будущем примирение между двумя лагерями не стоит на повестке дня. Кроме того, сейчас не похоже, что движение салафитов-джихадистов сталкивается с какой-либо беспрецедентной чрезвычайной ситуацией, такой как серьезное широкомасштабное наступление международной коалиции.

Устранение Абу Бакра аль-Багдади вовсе не предвещает крах ИГ или уменьшение угроз с его стороны. Организация может восстановиться, возобновить террористические атаки и партизанскую войну в Леванте и за его пределами. ИГ и его соратники по всему миру, действующие от имени организации, будут продолжать свою активность, как они это делали до сих пор, до ликвидации халифа. Ответные атаки, даже если они будут посвящены его памяти, в первую очередь станут результатом оперативных возможностей боевиков, и в то же время будут зависеть от ограничений и неудач служб безопасности, которым не удастся предотвратить теракты.

Несмотря на то, что для Израиля ликвидация Абу Бакра аль-Багдади не имеет большого значения, израильские спецслужбы должны приложить усилия для сбора разведывательной информации в случае изменения ситуации, главным образом на международной арене, где цели, связанные с Израилем, могут подвергнуться атаке со стороны ИГ и его «международных партнеров». Кроме того, Израиль морально обязан продолжать такие усилия, учитывая его относительное преимущество с точки зрения разведывательных и оперативных возможностей (которые также вытекают из его географической близости к ядру организации). Это уже позволило Израилю помочь предотвратить многочисленные террористические нападения на союзников и партнеров в контексте глобальных усилий по борьбе с терроризмом. Й.Швейцер полагает, что разведданные израильских спецслужб в противостоянии ИГ будут востребованы и в будущем.

[i] Директор СВР прокомментировал сообщения о гибели аль-Багдади // РИА Новости. 01.11.2019 -https://ria.ru/20191101/1560481507.html

[ii] The Elimination of al-Baghdadi from the Arena: A Limited Shockwave // INSS. 31.10.2019 — https://www.inss.org.il/publication/the-elimination-of-al-baghdadi-from-the-arena-a-limited-shockwave/?offset=0&posts=2255

55.83MB | MySQL:105 | 0,458sec