Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (28 октября – 3 ноября 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Сирии и Ливане. 1 ноября прошло первое совместное патрулирование зоны безопасности на сирийско-турецкой границы силами военной полиции России и ВС Турции, а в Женеве 30 октября начал работу сирийский Конституционный комитет. В Ливане 30 октября на фоне продолжающихся акций протеста ушло в отставку коалиционное правительство во главе с С. Харири.

В Женеве 30 октября начал работу сирийский Конституционный комитет, который при поддержке ООН должен разработать проект нового основного закона Сирии. Комитет состоит из 150 человек (по 50 представителей от правительства, оппозиции и гражданского общества Сирии). Продлившаяся три дня первая сессия комитета завершилась формированием редакционной или малой группы из 45 человек, которая займется непосредственно составлением основного закона. Группа начнет свою работу 4 ноября. «Мы примем любой результат [работы конституционного комитета], если он будет соответствовать национальным интересам, вплоть до проекта новой конституции», — заявил президент САР Б. Асад. Президент России В. Путин выразил надежду, что работа сирийского Конституционного комитета «продолжится без давления извне». Между тем многие эксперты полагают, что шансы на успех работы сирийского Конституционного комитета невелики.

Отведенные курдам на эвакуацию 150 часов отсрочки истекли в 18.00 29 октября. В этой связи министр обороны России С. Шойгу заявил: «отвод вооруженных подразделений с территории, где должен быть создан коридор безопасности, досрочно закончен». Россия в полном объеме выполнила мероприятия по условиям российско-турецкого Меморандума о взаимопонимании от 22 октября. Осуществлен отвод 68 курдских отрядов самообороны общей численностью 34 тыс. человек и более 3 тыс. единиц вооружения и военной техники на 30 км от линии соприкосновения с ВС Турции. На сирийско-турецкой границе правительственными силами Сирии выставлены 84 пограничные заставы, из них 60 застав в районе Камышлы и 24 заставы в районе Кобани (Рас-эль-Араб). С. Шойгу считает, что «Меморандум, подписанный президентами Турции и России, реализуется не без труда, но видим, что это, наверное, единственный способ установить мир и сохранить суверенитет Сирии». Россия не располагает подтвержденной информацией о прямых серьезных столкновениях между военными Турции и Сирии в районах реализации российско-турецкого меморандума, заявил 31октября глава МИД РФ. С. Лавров. Российско-турецкий меморандум, подписанный в Сочи, позволил сдержать экспансию Турции и преградил путь американскому вмешательству, заявил 31 октября президент САР Б. Асад. По его словам, «сирийская армия вошла в северо-восточные провинции не только с целью их обороны, но и для того, чтобы восстановить над ними контроль государства».

Вместе с тем, глава Минобороны Турции Х. Акар заявил, что в городах Манбидж и Телль-Рифат «могут находиться по тысяче курдских террористов». Президент Турции Р. Т. Эрдоган сказал 30 октября: «Мы оставляем за собой право возобновить военную операцию в Сирии, если террористы приблизятся на расстояние в 30 км к границам Турции или продолжат атаки из любого другого района Сирии». Анкара также может расширить создаваемую ею зону безопасности на северо-востоке Сирии при возникновении такой необходимости.

Командующий формированиями преимущественно курдских «Сил демократической Сирии» (СДС) М. Абди считает, что Турция не придерживается своих обязательств в рамках договоренностей о прекращении огня и продолжает боевые действия в приграничной зоне.

1 ноября на северо-востоке Сирии в провинции Хасеке прошло первое совместное патрулирование зоны безопасности объединенными силами военной полиции России и вооруженных сил Турции.

Глава Пентагона М. Эспер заявил 28 октября, что США намерены и далее продолжать борьбу с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) в Сирии, «будут защищать нефтяные месторождения в Сирии и ответят силой на попытки других сторон их захватить». Так, американские военные намерены сохранять контроль над нефтяными полями компании Conoco в провинции Дейр-эз-Зор, а также базой Эт-Танф на юго-востоке Сирии. Вашингтон не допустит того, чтобы нефтяные месторождения на севере Сирии оказались под контролем России, Ирана или нынешних властей в Дамаске, заявил вице-президент США М. Пенс. Американские военные и бойцы СДС 31 октября провели совместное патрулирование нефтеносного района на северо-востоке Сирии. Соединенные Штаты не имеют желания патрулировать границы Сирии, однако настроены на сохранение контроля над ее нефтяными ресурсами. Об этом заявил 1 ноября президент США Д. Трамп.

В Вашингтоне с визитом находилась председатель исполкома Сирийского демократического совета И. Ахмед. Она призвала Пентагон «не позволять Турции использовать сирийское воздушное пространство и создать бесполетную зону к востоку от Евфрата». По словам Ахмед, сирийские курды не хотят, чтобы США контролировали нефтяные месторождения в регионе. Курдский политик также признала, что Сирийский демократический совет хотел бы более тесного взаимодействия с американской стороной, однако США «делают не так много, как [курдам] хотелось бы».

США незаконно вывозят нефть из месторождений на северо-востоке Сирии на сумму больше 30 млн долларов в месяц, заявили в МИД России.

Массовые акции протеста продолжались на минувшей неделе в Ливане. В сложившейся ситуации глава ливанского коалиционного правительства С. Харири подал в отставку, которая 30 октября была принята президентом республики М. Ауном. По словам Харири, он старался найти выход из кризиса и ответить на требования народа. «Однако все эти попытки зашли в тупик, и я ухожу в отставку». Решение премьер-министра покинуть свой пост приветствовали участники протестного движения, собравшиеся на митинг в центре Бейрута. При э том было заявлено, что протестные акции будут продолжены, пока не произойдут «реальные перемены в системе управления страны». Как отмечают политические наблюдатели, «на этот раз протестующие хотят покончить с той самой политической системой, на которую опираются фракции в рамках сохранения своей власти и системы покровительства. Протест представляет собой национальное межсектантское движение, которое ослабляет и без того дестабилизированную экономику и настаивает на демонтаже Национального пакта 1943 года, который установил нынешнюю сектантскую политическую систему Ливана. Правительство Ливана в любом составе должно сократить дефицит госбюджета, если оно хочет решить экономические проблемы страны. Это непростая задача требуют жестких мер экономии, которые улучшат налоговую базу и восстановят производительность труда на приемлемом уровне. Но учитывая, что простые ливанцы, независимо от своей секторальной или конфессиональной принадлежности, будут нести на себе всю тяжесть мер жесткой экономии, введение этих мер рискует вызвать еще больший общественный взрыв».

1 ноября ситуация в Ливане стала более спокойной. Впервые со времени начала протестов открылись банки. У президентского дворца прошел митинг, участники которого потребовали провести экстренные парламентские выборы. 3 ноября в Бейруте и некоторых других городах Ливана вновь прошли многотысячные акции протеста.

Массовые антиправительственные выступления не прекращаются в Багдаде и южных провинциях Ирака. С 17 октября продолжается многотысячная сидячая забастовка на центральной площади иракской столицы – Ат-Тахрир. Власти объявили о введении комендантского часа в Багдаде из-за проходящих там акций протеста. 3 ноября протестующие перекрыли главные магистрали столицы. Крупнейший порт на юге страны – Умм-Каср приостановил свою работу. Парламент Ирака 28 октября принял решение о формировании комитета по изменению конституции страны и проголосовал за отмену всех привилегий государственных чиновников. Парламентарии также приняли решение о роспуске местных советов во всех провинциях. До проведения новых выборов курировать местные органы исполнительной власти будут непосредственно депутаты федерального парламента. Досрочные всеобщие выборы пройдут в Ираке после принятия нового закона о выборах, заявил 31 октября президент республики Б. Салих. Глава государства также сообщил, что «премьер объявил о своем согласии уйти в отставку при условии, что политические блоки договорятся об альтернативе, чтобы в стране не было конституционного вакуума». «Я подтверждаю, что поддерживаю демонстрантов и их законные требования», — подчеркнул Б. Салих. В Багдаде было объявлено, что за месяц в Ираке погибли 260 человек, 12 тыс. человек пострадали. Кроме того, с начала протестного движения были задержаны 2500 иракцев, 500 человек из них все еще находятся в заключении.

Новый виток напряженности в отношениях между Турцией и США возник после того, как Палата представителей американского Конгресса одобрила 30 октября пакет санкций против Турции и ее финансового сектора в связи с проведением Анкарой военной операции на северо-востоке Сирии и покупкой у России ЗРС С-400. Президент Трамп, в частности, должен ввести рестрикции в отношении ряда должностных лиц Турции, связанных с вторжением в Сирию, включая главу военного ведомства. Конгрессмены также обязали Трампа ввести финансовые санкции в отношении финансовых учреждений, которые содействовали сделкам с участием турецких вооруженных сил или оборонной промышленности Турции, причастных к вторжению. Ранее, 29 октября, Палата представителей Конгресса США признала геноцид армян в Османской империи в 1915 г. Сенаторы США намерены выяснить, является ли одобренный Палатой представителей Конгресса законопроект о санкциях против Турции «наилучшим способом урегулирования сложившейся ситуации». В Анкаре жестко осудили решения американских конгрессменов. Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил, что его визит в США, намеченный на 13 ноября, остается под вопросом.

Министр обороны Турции Х. Акар опроверг сообщения о том, что Анкара закупит у России истребители Су-35, отметив: «Мы являемся партнерами проекта [по созданию американских истребителей 5-го поколения] F-35, предоставьте нам наши права». Акар также заявил, что работы по введению в строй ЗРС С-400 продлятся до весны 2020 г., сообщив, что Анкара продолжает вести переговоры с США о возможных поставках ЗРС «Пэтриот».

Судан начинает вывод своего воинского контингента из Йемена, сообщил 30 октября заместитель главы Суверенного совета страны М. Х. Дагало (Хамидти). Он полагает, что пребывание суданских военных на йеменской территории наносит серьезный удар по престижу страны. Военнослужащие ОАЭ покинули крупнейший город на юге Йемена, временную столицу страны — Аден, передав контроль над городом ВС Саудовской Аравии и Йемена. В Абу-Даби сообщили, что ОАЭ продолжит борьбу с «террористическими организациями» в южных провинциях и других районах Йемена.

2 ноября ВВС Израиля нанесли удары по объектам радикального палестинского движения ХАМАС в секторе Газа. Бомбардировка проведена в ответ на обстрелы экстремистами территории Израиля 1 ноября. Сообщается, что из сектора Газа по приграничным израильским населенным пунктам были запущены 10 ракет, 8 из них перехватила система ПРО «Железный купол». Одна ракета попала в жилой дом. Люди не пострадали.

Семь стран ввели санкции в отношении 25 лиц и организаций за их связи с КСИР Ирана и ливанской «Хизбаллой». Санкции, помимо США, ввели Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, КСА и ОАЭ. Рестрикции вводятся в отношении 21 компании, которые базируются на территории Ирана. Они, по словам Вашингтона, оказывали финансовую поддержку ополчению «Басидж», входящему в состав КСИР. Также ограничительные меры введены в отношении четырех физических лиц, связанных с «Хизбаллой». Они «координировали операционную, разведывательную и финансовую деятельность этой организации в Ираке». 1 ноября США ввели новые санкции в отношении строительного сектора Ирана, а также установили ряд ограничений в связи с его ядерной программой.

 

Приложение

О некоторых особенностях отношений между ОАЭ и США

Начало тесного и масштабного политического и военного партнерства между Объединенными Арабскими Эмиратами и Соединенными Штатами относится ко второй половине 1980-х гг., когда в условиях усиления напряженности в зоне Персидского залива в связи с ирано-иракской войной (1980-1988гг.) руководство ОАЭ в интересах обеспечения защиты суверенитета и государственных интересов страны пошло на значительное расширение сотрудничества с США.

В последующие годы ОАЭ неоднократно активно сотрудничали с США в ходе политических кризисов, войн и вооруженных конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке (Ирак, Афганистан, Иран др.). В 2014 г. Эмираты в числе первых стали участником сформированной США антитеррористической коалиции для борьбы с экстремистским террористическим образованием «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). Самолеты эмиратских ВВС принимали участие в нанесении ударов по объектам и боевикам ИГ на сирийской территории. По настоящее время ОАЭ предоставляют свои базы для военных контингентов стран-участниц антитеррористической коалиции, в том числе США.

Руководство Эмиратов, учитывая уроки кувейтского кризиса (1990-1991 гг.), растущую военную мощь Ирана, отсутствие достаточных собственных возможностей для надежного обеспечения обороны государства, а также военную слабость аравийских союзников, сделало упор на тесное военно-политическое партнерство, а фактически союзнические отношения с ведущими странами Запада – США, Великобританией и Францией. При этом главной целью такого партнерства является получение от стран Запада, в первую очередь США, гарантированной военной помощи в случае внешней агрессии.

Вместе с тем, это не означает жесткой привязанности Абу-Даби к политическому курсу Вашингтона и отказа от самостоятельности в сфере внешней политики. В частности, как показывают последние события, связанные с обострением американо-иранских отношений и усилением напряженности вокруг Ирана, аравийские монархии, в том числе ОАЭ, «категорически не желают возникновения какого-то широкомасштабного регионального конфликта, прежде всего в силу реальности фатального разрушения их основного бюджетного накопителя в лице нефтяной инфраструктуры. Это является главным препятствием для начала серьезного конфликта». В то же время Эмираты после нападения на танкеры в зоне Персидского залива запросили помощи у США. Поддержали в Абу-Даби и американскую инициативу о создании многонациональной коалиции по охране судоходства в Персидском заливе, заявив готовности войти в нее. Руководство ОАЭ поддерживает американский курс на усиление политического и экономического давления на Тегеран с целью не допустить появления у ИРИ ядерного оружия. Наряду с другими аравийскими монархиями ОАЭ участвуют в руководимом США «Диалоге по безопасности в Заливе», целью которого, как заявляют в Вашингтоне, является «сдерживание Ирана».

В целом же, «несмотря на периодические разногласия по некоторым проблемам» региона Персидского залива и арабского мира, Эмираты являются одним из наиболее важных и надежных военно-политических партнеров США в зоне Залива и на Ближнем Востоке. Между двумя государствами поддерживаются прочные политические, военные и экономические отношения. Высокопоставленные руководители госдепартамента США и Пентагона регулярно посещают Абу-Даби, а политические и военные руководители ОАЭ – Вашингтон.

Эмиратские лидеры регулярно подчеркивают «стратегический характер» отношений с Соединенными Штатами, их важность для поддержания стабильности в районе Персидского залива. В Абу-Даби считают, что пока регион Залива остается в зоне пристального американского внимания, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать безопасность ОАЭ.

В свою очередь, американская администрация неоднократно подчеркивала, что «между США и ОАЭ существуют надежные и расширяющиеся двусторонние связи, в том числе взаимовыгодное сотрудничество в оборонной и экономической сферах». При этом «американо-эмиратские отношения отличает общая приверженность делу сохранения мира и экономической стабильности на планете». С этой целью США намерены и впредь укреплять эти двусторонние связи.

С приходом к власти в США администрации президента Д. Трампа происходит укрепление военно-политических связей между Абу-Даби и Вашингтоном. Новый импульс двустороннему стратегическому партнерству был дан в ходе переговоров на высшем уровне в Вашингтоне в мае 2017 г. между президентом Д. Трампом и наследным принцем Абу-Даби, верховным главнокомандующим ВС ОАЭ Мухаммедом  бен Заидом Аль Нахайяном. По их итогам стороны подписали новый договор о военном сотрудничестве, заменивший прежний от 1994 г. В этот документ помимо обязательств по расширению обмена разведывательными данными и укреплению оперативной совместимости ВС двух государств, был включен ряд других положений, таких как размещение американских истребителей в ОАЭ и обучение эмиратских пилотов, специальных сил и разведывательного персонала.

Эмираты и США поддерживают силы, оппозиционные режиму  президента Б. Асада в Сирии. Вместе с тем, в Абу-Даби в последние годы придерживаются прагматичной позиции по Сирии. Эмираты никогда не стремились прерывать все связи с Дамаском. Поступает в Сирию и гуманитарная помощь из Эмиратов. Возобновлена работа эмиратского посольства в Дамаске.

Что касается арабо-израильского урегулирования, то ОАЭ часто критикует позицию США в этом вопросе. В частности, в Абу-Даби не одобрили решение Д. Трампа о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим.

ОАЭ являются одним из важнейших торговых партнеров США в регионе. В 2012 г. стороны подписали соглашение о свободной торговле. Эмираты закупают в Америке преимущественно различные промышленные товары, средства транспорта (самолеты), оборудование, химикаты, продовольственные товары, а продают США сырую нефть, одежду и драгоценности. В ОАЭ работают более 1000 американских фирм и свыше 60 тыс. американских граждан. Эмиратские компании активно инвестируют свои средства в различные отрасли американской экономики. В то же время США ограничивают сферы деятельности эмиратского капитала на своей территории, не допуская его в стратегические отрасли – крупные морские порты, военную промышленность, электронику. Для этого используется закон, предусматривающий ограничение иностранных инвестиций, если они могут нанести вред национальной безопасности США. Эмираты в 2009 г. первыми из арабских стран подписали с США соглашение о сотрудничестве в сфере мирного использования ядерной энергии, которое предусматривает обмен ядерными технологиями, материалами и оборудованием для АЭС, отказ ОАЭ от обогащения урана на своей территории, контроль МАГАТЭ над ядерной деятельностью страны.

ОАЭ и США активно сотрудничают в борьбе с терроризмом, включая вопросы контроля торговых и финансовых операций. Американцы оказывают Эмиратам техническую и иную помощь в вопросах улучшения охраны границ и таможенного контроля.

Одной из важнейших составляющих эмиратско-американских отношений является военное и военно-техническое сотрудничество. США являются главным партнером ОАЭ в сфере ВТС. Между двумя странами действует соглашение, предусматривающее заблаговременное размещение на территории Эмиратов запасов вооружения и материальных средств ВС США, строительство военных объектов. Имеется договоренность об аренде американцами аэродромов Рас-эль-Хайма и Эль-Фуджейра. На территории ОАЭ имеются небольшие склады для американских ВМС, в качестве пункта материально-технического обеспечения ВМС США используют порт Эль-Фуджейра, американские военные корабли и суда имеют право захода в порт Абу-Даби. В апреле 2019 г. на эмиратскую авиабазу «Аль-Дафра» прибыли 6 американских истребителей 5-го поколения F-35. Ранее, в 2017 г., ОАЭ и США подписали соглашение о намерениях приобретения Эмиратами партии истребителей F-35A. На регулярной основе проводятся совместные учения ВС двух стран. ОАЭ поддержали инициативу США по созданию системы ПРО в зоне Персидского залива для защиты территории аравийских монархий от возможных иранских ракетных ударов и стали активным участником ее реализации. Развивается сотрудничество в области кибервойны и методах противодействия ей. Эксперты отмечают, что «запланированный экспорт в ОАЭ новейших технологий шифрования США приближает страну к внутреннему кругу самых близких американских военных союзников вне НАТО».

39.91MB | MySQL:91 | 0,959sec