Меры Индонезии по повышению своей роли в мировой исламской экономике

Стремясь повысить свою роль в исламском мире, Индонезия не ограничивается средствами политического воздействия. В последнее время ее усилия отмечаются и в сфере экономики. В частности, обращают на себя внимание меры, направленные на расширение потенциала исламского банковского сектора. Финансовые аналитики уже оценили эти шаги правительства как намерение создать наиболее крупную в исламском мире сферу действия капитала по законам шариата с активным привлечением мусульманского капитала из других стран. Президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно на Всемирной исламской экономической конференции в Куала-Лумпуре в июне с.г. заявил, что его правительство намерено изменить банковское регулирование с тем, чтобы дать необходимую поддержку промышленному развитию и обеспечить его с помощью банков. При этом он отметил, что шариатские банки с их способностью к современным формам ведения бизнеса в полной мере отвечают поставленной задаче. Он также подчеркнул, что в то время как международные финансовые организации все глубже проникают в экономику страны, в общемировой ситуации исламские финансы представляют менее 10 процентов глобального мирового исламского рынка с его огромной покупательной способностью, исходящей из того, что количество мусульман в мире достигло 1,5 млрд человек. В целом, его выступление сводилось к тому, что зарабатывать на финансовом обслуживании исламского мира должны сами мусульмане с их собственными устоями в этой сфере общественной жизни, ведущейся по законам шариата [1].

Основной принцип такого ведения банковского бизнеса заключается в декларированном отказе от запрещенного Кораном ростовщического процента и ведении дел на основе раздела прибыли между банком и клиентом. По сути же, исходя хотя бы из того, что любая банковская деятельность подчиняется экономическим законам, а не догмам религии, в конечном счете все сводится к завуалированным, но все же типичным банковским операциям. Одной из наиболее распространенных при этом схем является так называемый мурабахах. В соответствии с ним банк предоставляет клиенту кредит. Само слово «кредит» при этом умалчивается, поскольку подспудно предусматривает выплату процентов за его предоставление. При оплате кредита он увеличивается на сумму, согласованную сторонами, что и представляет собой банковский интерес. Другая форма фактического кредита — “истишна”, что, по существу, является товарным кредитом. Клиент банка при покупке товара обращается в банк, который товар заказывает. После получения товара от производителя банк продает товар клиенту по согласованным ценам, которые включают банковскую прибыль. Банковский интерес не может не оставаться основным критерием деятельности финансовой организации при предоставлении ею заемных средств, будь то деятельность по финансированию закупки сельскохозяйственной продукции (“салям”), когда банк выступает фактическим посредником между покупателем и производителем, или же, как в других случаях, предоставлению товара в лизинг.

Наиболее своеобразной формой деятельности шариатского банковского сектора Индонезии является “кардул хасан”. Здесь отсутствие банковского процента за предоставляемый кредит, по всей видимости, компенсируется определенными иными обязательствами клиента. Хотя, в принципе, такая форма отношений банка и клиента вполне возможна не только в шариатском банковском секторе. Но есть нечто, выделяющее шариатский банковский сектор среди прочего банковского бизнеса. Сопутствующие этому условия определены созданным при Джакартской фондовой бирже Советом улемов. В задачу совета входит индексирование индонезийских предприятий, акции которых продаются на бирже, для создания дополнительных условий мусульманским инвесторам, особенно из Ближнего Востока, которые опасаются вкладывать средства в “греховные” предприятия, нарушая тем самым законы Корана. Даже косвенное проявление греховности исключает предприятие из списка допустимого с точки зрения шариата. Правоверным мусульманам возбраняется принимать участие в производстве табачных изделий, деятельности обычных банков, крупных торговых компаний, поскольку в их магазинах продаются алкоголь и табачные изделия. Сюда же входят крупные холдинги, потенциально из-за своих дочерних предприятий попадающие в разряд греховных, а также все виды отелей, потенциальная греховность которых улемам также очевидна. В 2000 г. из 278 компаний, зарегистрированных на Джакартской фондовой бирже, лишь 68 прошли индексацию Совета улемов на предмет соответствия требованиям шариата [2].

Индонезии первый исламский банк в Индонезии — Муамалат — был основан в 2002 г. Он стал первым, осуществляющим свои операции исключительно в соответствии с требованиями шариата. К концу 2006 г. к нему присоединились 23 других исламских банка и 456 отделений банков, действующих по режиму шариатских финансовых услуг. Согласно информации центрального банка страны — Банка Индонезии, активы банка Муамалат в общих банковских активах страны возросли с 1,4% в 2005 г. до 1,6% в 2006 г. Ряд финансовых аналитиков, учитывая текущие тенденции рынка, исходит из того, что глобальная исламская индустрия по оказанию финансовых услуг, включая банковское активы, может вырасти к 2010 г. с текущих 1 трлн до 2,8 трлн долл. Другие оценки называют 4 трлн долл. При этом расчет делается на то, что значительный вклад в этот рост может внести Индонезия с ее огромным экономическим потенциалом. Аналитики утверждают, что у Индонезии имеются широкие возможности для привлечения в крупномасштабные финансовые операции не только средств местных мусульман, но и нефтедолларов, а также ресурсов различных мусульманских фондов из стран Ближнего Востока, как это происходит в соседней Малайзии [3].

В целом по Индонезии уже сейчас отмечается повышение активности исламских банков. Зарубежный исламский банк Эйч-эс-би-си с участием исламского капитала из различных стран финансирует крупнейшую компанию по производству стальных изделий Кракатау Стил, а также государственное предприятие по нефти и газу Пертамина. Исламские банки зарубежья, проявляя интерес к Индонезии, настаивают на ускорении соответствующего изменения банковского регулирования. Губернатор Джакарты Сутийосо выразил сожаление в связи с тем, что задержка с изменением банковского законодательства привела к отказу базирующегося в Дубае исламского банковского консорциума финансировать строительство в столице Индонезии монорельсовой дороги стоимостью в сотни миллионов долларов. Причина отказа – отсутствие гарантий правительства инвестору. Индонезийские разработчики нового банковского регулирования надеются, что новые правила свяжут воедино государственные предприятия и частные компании посредством гарантий исламским инвесторам. На этом поприще Индонезия в значительной степени повторяет путь, пройденный Малайзией. Там банковское регулирование уже приспособлено для привлечения иностранных исламских инвестиций, особенно в части предоставления малазийскими государственными корпорациями гарантий иностранным исламским инвесторам. Малайзия предоставляет налоговые льготы иностранным банкам при проведении ими операций с исламским капиталом на ее территории, а также лицензии ряду банков Персидского залива на открытие отделений.

В Индонезии выражают надежду, что разработка нового банковского законодательства в интересах исламского капитала обеспечит значительное увеличение его поступлений из-за рубежа.

1. Asia Times, www.atimes.com, Southeast Asia, Jun 26, 2007.

2. Юго-Восточная Азия в 2003 г. Актуальные проблемы развития. М., 2004, с. 189.

3. Asia Times, www.atimes.com, Southeast Asia, Jun 26, 2007.

51.5MB | MySQL:101 | 0,418sec