Китайские специалисты о роли и месте Ливана в системе безопасности Ближнего Востока. Часть 1

По мнению специалистов Китайского института международных стратегических исследований Народно-освободительной армии Китая (КИМСИ НОАК), Ливанская Республика в настоящее время не является членом какого-либо военно-политического союза (блока) и не стремится к участию в подобных образованиях в будущем. Выстраивая свои отношения с военно-политическими блоками региона и НАТО, руководство Ливана придерживается политики неприсоединения и декларирует свою приверженность многополярной конструкции современного мироустройства, равновесию сил и учету интересов всех членов мирового сообщества. При этом отмечается, что ливанцы настороженно относятся к перспективам военной интеграции в регионе, в том числе направленной против израильской угрозы. Действительно, руководство Республики демонстрирует аналогичные походы и к участию в международной антитеррористической коалиции (МАК), созданной США в середине 2014 г. для борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (организация запрещена в России). Представители Ливана придерживаются объявленной политики нейтралитета и дистанцирования от событий в соседней Сирии. Несмотря на давление прозападных сил в стране, настаивающих на создании совместного комитета по координации с МАК для повышения эффективности борьбы с террористическими группировками в Ливане, просирийские политические лидеры выступают категорически против развития сотрудничества с данным военным союзом. Следует полагать, что представители ориентированного на сотрудничество с Сирией блока «8 марта», имеющие блокирующую треть голосов в правительстве и парламенте Ливана, не пропустят любое решение по присоединению к указанной международной коалиции, так как они полагают, что ресурсы этой военной структуры могут быть использованы против правительства Б.Асада.

Специалисты КИМСИ НОАК обращают внимание, что официальный Бейрут формально поддерживает деятельность Лиги арабских государств (ЛАГ) по строительству в ее рамках объединенных Межарабских сил быстрого реагирования (МСБР). В ливанском руководстве полагают, что в случае необходимости эти силы, опираясь на помощь ВС США и ОВС НАТО, смогут достаточно эффективно выполнять задачи по сдерживанию возможных агрессивных устремлений извне. Вместе с тем делегация Ливанской Республики в Лиге арабских государств в ходе состоявшихся в 2015-2017 гг. консультаций не поддержала решение о формировании МСБР. Постоянный представитель Ливана в ЛАГ (глава парламентского совета Лиги) обосновал нежелание подписать протокол о возможном участии военнослужащих своей страны в межарабских силах конституционными принципами «отказа от участия в каких-либо вооруженных конфликтах и применения национальных вооруженных сил исключительно для защиты суверенитета и территориальной целостности Республики».

Известно, что в четвертом квартале 2015 г. МИД Ливана направил в ЛАГ официальный отказ от участия в данном военном блоке, оставив за собой право пересмотра своего решения при выполнении определенных условий ливанской стороны. В тоже время, президент Ливана М.Аун совместно с премьер-министром Республики С.Харири 28-29 марта 2017 г. приняли участие в саммите ЛАГ в г. Амман. Глава республики призвал членов ЛАГ оказать помощь Ливану в борьбе с терроризмом и решении проблемы сирийских беженцев. В тоже время, во внеочередном заседании ЛАГ по поводу вмешательства Ирана в дела арабских государств, созванном 19 ноября 2017 г. по инициативе КС А в г. Каир, Ливан представлял только посол Ливана в Эр-Рияде.

Отмечается, что руководство страны отказывается налаживать прямые военно-политические связи с НАТО. Вместе с тем в настоящее время расширяются двусторонние контакты ливанских властей с отдельными странами Североатлантического альянса, активизирующими свою деятельность на Ближнем Востоке, в том числе через участие в миротворческой операции ООН на юге Ливана. В первую очередь речь идет о Франция, Италии, Испании и Германии, которые в 2006 г. направили свои военные контингенты в состав Временных сил ООН в Ливане в соответствии с резолюцией 1701 Совета Безопасности ООН. В последние годы положительную динамику приобрело развитие связей военно-технического характера с Великобританией, Нидерландами, Испанией и Бельгией. Кроме того, Ливанская Республика является членом ООН, ОИС, ЛАГ, участником Движения неприсоединения и Евросредиземноморского партнерства.

В области внешней политики руководство Ливана особое внимание уделяет развитию отношений с ООН, так как ее миссии и представительства в стране непосредственно участвуют в процессе ближневосточного урегулирования (БВУ), в том числе на его ливано-израильском направлении. По оценке экспертов КИМСИ НОАК, в ООН ливанцы видят инструмент мирового сообщества, с помощью которого возможно достижение мира в регионе, решения проблем перемещения сирийских беженцев, поддержание и укрепление международной безопасности, развитие взаимовыгодного сотрудничества между государствами. Однако, поддерживая основополагающие принципы по разрешению спорных вопросов исключительно мирными средствами, отказ в международных отношениях от угрозы силы или ее применения против территориальной неприкосновенности любого государства, ливанские руководители полагают, что ООН недостаточно жестко подходит к тем ее членам, которые нарушают взятые на себя обязательства, а Совет Безопасности не использует своё право принимать коллективные принудительные меры против агрессоров. Бейрут неизменно демонстрирует приверженность всеобъемлющему ближневосточному урегулированию на основе мадридских принципов, резолюций 194, 242, 338 и 1614 Совета Безопасности ООН и решений Бейрутского саммита ЛАГ (2002 г.), выступает за безусловную необходимость реализации права палестинских беженцев на возвращение и против их натурализации в Ливане. Вместе с тем Ливан отвергает те решения, которые ущемляют его государственный суверенитет и национальные интересы. В этих вопросах ливанцы, ссылаясь на необъективность и несправедливость принятого того или иного решения, не спешат с его выполнением.

Руководство Ливанской Республики продолжает деятельность по соблюдению резолюции 1701 СБ ООН. Учитывая сложную внутриполитическую обстановку и значительное влияние на нее сирийских событий, несмотря на недостаток финансирования, продолжился процесс разминирования юга страны. Наиболее чувствительным остается вопрос о роспуске незаконных вооруженных формирований. В основном речь идет о военизированных структурах ливанской шиитской организации «Хизбалла» и палестинских группировках «Народный фронт освобождения Палестины — Главное командование» и «ФАТХ – Интифада». Отказ этих и других группировок сложить оружие поддерживается значительной частью населения и происходит на фоне постоянных нарушений Израилем границ Ливана, что служит дополнительным аргументом сил сопротивления для сохранения своего боевого потенциала. Все эти факторы не могут не отражаться на характере действий правительства Ливана по выполнению положений данной резолюции.

Известно, что по вопросу резолюции 1559 (2004 г.) СБ ООН невыполненными остаются два положения данной резолюции: разоружение и роспуск всех негосударственных военизированных формирований, а также установление официальными ливанскими властями полного контроля над территорией страны. По оценке экспертов КИМСИ НОАК, ливанское руководство продолжило прилагать усилия, направленные на признание данной резолюции выполненной. При этом позиция Бейрута базируется на том, что основная причина, вызвавшая появление этого документа ­ присутствие сирийских войск на территории Ливана ­ была устранена в 2005 г. с выводом Дамаском своего военного контингента. Кроме того, в 2009 г. Ливан и Сирия установили полноценные дипломатические отношения, обменялись посольствами и приступили к постепенному урегулированию двусторонних отношений. При этом Бейрут заявляет, что оставшиеся невыполненными пункты резолюции о разоружении и роспуске негосударственных военизированных формирований и распространении власти на всю ливанскую территорию являются внутриполитическим делом, которое ливанцы намерены решать самостоятельно, а также в рамках двусторонних контактов с Сирией.

Отмечается, что ливанское руководство, в целях эффективного противостояния Израилю, активно работает в рамках Лиги арабских государств. Помимо этого ЛАГ рассматривается в качестве инструмента для урегулирования внутриливанских проблем. Вместе с тем ливанские власти продолжили придерживаться курса на дистанцирование от участия в формировании Межарабских сил быстрого реагирования. Ливанцы также широко используют возможности Евросредиземноморского партнерства, форумов глав государств и правительств франкоязычных стран для защиты своих интересов.

По мнению китайских специалистов, политическое руководство Ливанской Республики продолжает рассматривать в качестве приоритетного направления внешней политики развитие всесторонних связей с западными странами. Основными партнерами Ливана в сфере военного и военно-технического сотрудничества (ВТС) остаются США, Франция, Италия, Германия и Великобритания. Данные государства рассматриваются Бейрутом в качестве источника получения политической поддержки при урегулировании внутренних и региональных проблем, а также экономической и военной помощи. На этом фоне уровень достигнутых связей в сфере ВТС с Российской Федерацией можно охарактеризовать как недостаточный и не оказывающий существенного влияния на состояние ливанских вооруженных сил.

Так, Соединенные Штаты с 2005 г. по настоящее время поставили Ливану на безвозмездной основе вооружение и военную технику на сумму более 1,7 млрд долл. США. Вашингтон в современных условиях, стремясь удержать свои лидирующие позиции в регионе и непосредственно в Ливане, пытается увязать положительное решение вопроса о продолжении выделения Республике военной помощи (ежегодная выделяемая финансовая помощь составляла 100 млн долл. США) с выполнением его рекомендаций во внешней и внутренней политике. Примечательно, что администрация США в 2014-2015 финансовом году выделила Ливану из государственного бюджета 82,2 млн долл. США. В четвертом квартале 2015 года американская сторона приступила к реализации контракта по поставке на безвозмездной основе для Ливана 1000 противотанковых управляемых ракет ПТУР «ТОУ-2А». Документ предусматривает передачу ПТУР (общей стоимостью 245 млн долл. США) ливанской стороне по программе «Торговля продукцией военного назначения» (Foreign Military Sales). Ожидается, что кроме поставок ракет американцы обеспечат ливанскую армию оборудованием для проведения регламентных работ, а также направят в Ливан своих специалистов для установки переданного вооружения и обучения ливанских военнослужащих. Ракеты планируется применять на ранее поставленных в Ливан американских вертолетах UH-1H «Белл» и «Ирокез».

Отмечается информация о том, что Вашингтон, кроме непосредственно оказания военной помощи, активизирует сотрудничество с Бейрутом в сфере подготовки ливанских антитеррористических подразделений. В настоящее время действуют двусторонние договоренности о продолжении работы американских инструкторов в полках специального назначения «Магавир» и «Муджавкяль». Также 60 военнослужащих из состава Сил специальных операций (ССО) ВС США и 10 представителей частной военной компании ХЕ находятся на территории военно-морской базы (ВМБ) «Джуния» (15 км восточнее Бейрута) и авиабазы «Хамат» (40 км севернее Бейрута). С точки зрения китайских специалистов примечательно то, что представители США в Ливане осуществляют не только тренировку ливанских антитеррористических подразделений, но и проводят мероприятия боевой подготовки в своих интересах. Так, командование ВС Ливана при непосредственном участии группы инструкторов ВС США ежеквартально проводит совместные учения подразделений Сухопутных войск (СВ) и военно-воздушных сил (ВВС) страны с целью апробирования американских программ боевого слаживания частей и подразделений при проведении контртеррористической операции. Отмечается, что отдельным вопросом отрабатываются задачи организации связи, поддержания управления и взаимодействия разнородных сил и средств ВС Республики, а также взаимодействие между ливанскими и американскими подразделениями. Вместе с тем, анализ СМИ показывает, что США активизировали работу по скрытному развертыванию на территории авиабазы «Хамат» разведывательного центра. Китайские эксперты предполагают, что структурно он состоит из командования, информационно­-аналитического отдела, группы управления беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) и подразделения сил специальных операций ВС США. Примерная численность — более 100 американских военнослужащих.

Кроме того, США в рамках сотрудничества с Ливаном также прорабатывают вопрос организации надежного канала эвакуации американских граждан из стран ближневосточного региона в случае резкого обострения обстановки. Так, в ходе визитов в Ливан представителей ОЦК ВС США помимо рассмотрения перспектив активизации двухстороннего сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и возможности обучения на безвозмездной основе офицеров ВС Ливана в военно-учебных заведениях США, неоднократно обсуждалось участие ВМС Ливана в осуществлении возможной эвакуации американских граждан.

Ведущие страны Запада также существенно активизировали деятельность по военному и военно-техническому сотрудничеству с Ливаном. Так, Европейский союз (ЕС) расширяет взаимодействие в рамках Программы по оказанию помощи силовым структурам Ливана под названием «Развитие национальных возможностей Ливана по комплексному управлению границей» (Developing National Capacity for Integrated Border Management in Lebanon). Мероприятия проводятся под руководством отдела зарубежного сотрудничества Еврокомиссии и подразумевают взаимодействие органов ЕС с силовыми структурами Ливана, ответственными за охрану государственной границы. Известно, что первый контракт по данной программе был реализован в сентябре 2015 г. Его стоимость составила 4,6 млн долл. США. Финансирование осуществлялось за счет бюджета Нидерландов. Организацией, отвечающей за непосредственную реализацию программы, является Международный центр по вопросам развития миграционной политики (The International Centre for Migration Policy Development).

По информации открытых источников, Лондон до конца 2019 г. намерен выделить 30 млн долл. США на обучение и подготовку 5 тыс. военнослужащих ливанской армии, а также принять около 50 офицеров для обучения в Королевском колледже оборонных исследований (г. Лондон) и на учебных курсах младшего командного состава. Руководство Великобритании также планирует предоставить до 2020 г. военную помощь силовым структурам Ливана общим объемом около 157 млн долл. США. По оценке экспертов КИМСИ, основную часть выделяемых Лондоном денежных средств ливанское руководство намерено направить на поддержание боеготовности национальной армии в рамках реализации национальной Программы развития вооруженных сил Республики. Документально подтверждено, что в 2017 г. Великобритания выделила денежные средства из расчета текущих потребностей подразделений и частей, принимающих участие в мероприятиях по пресечению деятельности террористических группировок на севере и северо-востоке страны. В настоящее время ливанская сторона согласовала перечень запланированных к закупке материальных средств. Список включает боеприпасы разной номенклатуры и запасные части к вооружению и военной технике (в том числе авиационной), находящейся на вооружении ливанской армии.

52.79MB | MySQL:104 | 0,407sec