О новых трендах в политике Египта на климатическом треке

В конце 2018 года Египет впервые сформулировал и представил свои национальные обязательства по борьбе с климатическими изменениями в Рамочную конвенцию ООН об изменении климата. Cогласно этим обязательствам, в период 2020-2030 гг. общий объем финансовых обязательств и ассигнований Египта в сфере адаптации к негативным воздействиям климатических изменений, включая вклад страны в усилия мирового сообщества по сокращению выбросов парниковых газов, составит 73 млрд долларов США.

Событие действительно примечательное, отражающая новые тренды в регионе: климатическая тематика действительно набирает в последние годы обороты в качестве одной из приоритетных тем в ближневосточной повестке. Ближневосточный регион по праву считается наиболее пострадавшим от набирающих обороты климатических изменений. По недавним оценкам экспертов ООН к 2030 году средняя температура в регионе вырастет на 2 процента, а запасы возобновляемых водных ресурсов сократятся на 20%.  Климатические вызовы рассматриваются местными политическими элитами в прямой увязке с ростом социальных проблем, безработицы и маргинализации общества и как следствие — подпитки террористических движений.

При этом, несмотря на заметную политизацию темы и ее активное тиражирование в публичном пространстве, на деле далеко не все страны региона готовы вкладывать ресурсы и финансы в реальные механизмы по борьбе с климатом. Важным условием для продвижения климатической повестки являются действия национальных правительств. Ведь потребление энергии на Ближнем Востоке одно из самых высоких в мире, что ведет к большим объемам выбросов углевода. При этом лишь половина стран арабского региона на сегодня подтвердила официально готовность расставить серьезные приоритеты и пересмотреть в сторону увеличения к 2020 году своих национальных обязательств, вытекающих из Парижского соглашения. При этом богатые страны залива – Саудовская Аравия, ОАЭ – пока не в состоянии придерживаться в полном объеме выполнения взятых на себя национальных обязательств.

В то же время Египет взял на себя такую ответственность, и сформулировал в конце прошлого года четкую национальную стратегию по противодействию климатическим изменениям. И демонстрирует намерение четко следовать своим обязательствам в 2020-2030 гг. Египет, численность населения которого в текущем году достигла 100 млн человек (14-место в мире) является одним из самых уязвимых в регионе с точки зрения обеспечения водными ресурсами. Особенности аграрного производства в Египте, связанные с орошаемыми землями в дельте Нила, также создают существенные риски в контексте климатических изменений. Уже сегодня Египет как нетто-импортер продовольствия приобретает на внешних рынках пшеницу и кукурузу (почти 15% всего оборота экспорта). Если местное аграрное производство (в основном основанное на государственном субсидировании) будет сокращаться, это потребует больших ресурсов для расширения импорта продовольствия и создаст риски в сфере национальной продовольственной безопасности.

Пришедшее к власти в 2014 году правительство во главе с президентом А.Ф.ас-Сиси, которому удалось обеспечить политическую стабилизацию и поставить страну на рельсы устойчивого роста, сосредоточилось на климатической повестке. Всерьез рассматривая изменения климата в качестве потенциальных угроз для социальной стабильности, Каир стремится избежать ситуации, когда социальные протесты и гуманитарные вызовы могут вести к росту маргинальных настроений и антиправительственных протестов, которые имели место в ходе первой волны арабской весны. Cоответственно, в 2015-2017 гг. государственные и частные инвестиции в Египте на климатические цели неизменно наращивались.  Что привело в конце 2018 года к формулированию национальной стратегии.

С началом египетского председательства в Африканском союзе в 2019 году национальная концепция активного вклада в решения глобальной климатической проблемы только укреплялась. Начавшаяся в феврале с.г. новая волна дестабилизации политической ситуации в странах региона стала для Каира важным предупредительным сигналом. Поэтому следует ожидать, что в ближайшие годы значимость климатической повестки в приоритетах правительства Египта будет только возрастать.

Согласно задумкам нынешнего правительства, основной упор в национальной стратегии по противодействию климату в ближайшее десятилетие (2020-2030) будет сделан на укреплении устойчивости водных ресурсов, дефицит которых крайне негативно воздействует на аграрное производство.  По прогнозам экспертов ООН, под воздействием климатических катаклизм к 2050 году производство пшеницы в стране сократится на 15%, а кукурузы — на 19%. Обе эти важнейшие культуры сегодня составляют основу продовольственного импорта. Падение производительности аграрного сектора связано с ростом температуры, дефицитом воды для ирригации и сокращением пригодных для орошения посевных площадей в дельте Нила. Более того, по состоянию на конец 2019 года 12% наиболее плодородной пахотной земли было потеряно из-за повышения уровня морской воды и 15% пострадало от засоления почвы от морской воды. Также рост температур привел в последние годы к широкому распространению трансграничных болезней растений и животных. Повышение температуры морской воды и ее ускоряющееся в последние несколько лет засоление в прибрежных водах негативно заставляют рыб менять образ жизни и уходить а более глубокие места, где температура воды более постоянная.

Другой важной задачей в рамках национальных обязательств Египта по климату является поддержка прибрежных районов, которые сегодня в зоне риска. Даже в случае роста на 50 см уровня моря угрозе затопления будут подвергнуты крупнонаселенные города — Александрия (5 млн человек) и Порт-Саид (700 тысяч человек). При таком сценарии соответственно экспертами прогнозируется массовая миграция населения из пострадавших районов в другие регионы страны, что заставит Египет заплатить высокую цену — как в политическом, так и финансовом смысле. Кроме того, под угрозой затопления могут оказаться важнейшие объекты инфраструктуры, включая энергетические станции, расположенные на густонаселенном побережье страны.

Еще одни неблагоприятный фактор – угроза гибели коралловых рифов в Красном море – приведет к сворачиванию туристического бизнеса, который сегодня вносит 12% в копилку египетского ВВП. Другие последствия климатических изменений в результате роста температур (например, интенсификация песчаных бурь и пр.) угрожает другим культурно-историческим объектам Египта, что также в перспективе грозит подрывом туристического бизнеса.

Таким образом, нынешнее руководство Египта не только осознает стратегическую угрозу климатических изменений для развития страны, но и готово предлагать конкретные рецепты решений. Эти решения интегрированы в  национальную программу и имеют несколько важных векторов.

Во-первых, Каир нацелен улучшить в ближайшие годы ситуацию в сфере водных ресурсов. В целом, на фоне гораздо более дефицитных с точки зрения водных ресурсов соседей – ОАЭ, Катара и Саудовской Аравии – Египет имеет возможности для маневра. В частности, в планах социально-экономического развития страны уже предусмотрены меры и проекты по адаптации к угрозе сокращения уровня воды в Ниле – идет работа по созданию новых резервуаров для хранения воды, улучшению системы ирригации, реформированию системы растениеводства, сбору дождевой воды, опреснению морской воды, совершенствованию водопереработки, освоению новых источников грунтовых вод. Все эти меры объединены в целый блок национальных проектов в рамках бюджетного финансирования и донорской поддержки со стороны международных финансовых институтов и частного сектора. Одновременно, в текущем году правительство Египта запустило многолетнюю кампанию в социальных медиа по информированию населения о важности мер рационального использования водных ресурсов, особенно в бассейне реки Нил.

Во-вторых, необходимо принять меры по адаптации в сельском хозяйстве. В аграрном секторе Каир намерен внедрять новые, резистентные к климатическим изменениям виды семян, модернизировать и адаптировать ирригационные системы страны. Также с прошлого года работает новая программа по росту производительности животноводства, в том числе направленная на повышение качества корма животных. В рыбном хозяйстве национальные меры и стратегии по минимизации климатического воздействия пока находятся в стадии разработки и ожидаются в начале 2020 года.

В третьих, особый подход нужен к развитию прибрежных зон. Ведь это касается угрозы внутренних миграций и переселений населения из прибрежных районов в случае затопления и роста уровня воды под воздействием климата. Причем здесь возможности правительства ограничены, и оно работает исключительно в сфере адаптации. В плане конкретных мер совместно со Всемирным банком разработаны специальные долгосрочные программы по созданию новых рабочих мест и обеспечению занятости мигрантов, вынужденных покинуть места проживания в прибрежных зонах. Особый упор в этих социальных программах занятости делается на молодежь и женщин.

В-четвертых, реформа энергетического сектора. Это важнейший сектор с точки зрения минимизации, реального сокращения негативных эффектов климатических изменений. Но чтобы добиться ощутимой трансформации, необходимы серьезные капиталовложения и многолетние усилия. В частности, поставлены задачи переводить местное производство на новые энергосберегающие и низкоуглеродные технологии, адаптировать национальную экономику к возобновляемой энергетике и использованию альтернативных видов энергии. Это позволит существенно снизить объёмы выбросов углекислого газа. По этому показателю в 2019 году Египет повысился с 28 на 24 место в мире. В то же время, по оценкам правительства, доля возобновляемых источников энергии к 2030 году практически не изменится и останется на уровне 5%.

В энергетическом секторе правительство также зондирует вопрос перехода на атомную энергетику, активно взаимодействуя с Россией в этом вопросе и планируя возвести первый блок мощностью 1.2 мегаватт к 2026 году. Вопрос, однако двигается непросто: политическая элита находится под сильным давлением со стороны общественных организаций, предлагающих использовать более безопасные технологии.

Наконец, помимо усилий в отдельных секторах экономики правительство Египта в последние годы возвело работу на климатическом треке в рамки общенациональной политики. В частности, был ряд важных мер, включая совершенствование законодательства в сфере окружающей среды и экологии, а также внедрение инструментов и индикаторов мониторинга реализации всей стратегии на климатическом треке. Специальные меры защиты принимаются в отношении защиты от экстремальных природных явлений объектов культурного и исторического наследия, которые составляют основу туристического бизнеса в стране.

В заключении, успех национальной стратегии на климатическом треке во многом будет зависеть от достаточности финансовых ресурсов. В этом заключается главная интрига. По оценкам правительства, общий бюджет программы до 2030 года составит 73 млрд долларов США. При этом в национальном бюджете страны расходы на экологию и окружающую среду не превышают 1%, что составляет не более 230 млн долларов в год (совокупный бюджет на 2019 год равен 23.5 млрд долларов США). При этом нужно иметь в виду, что львиная доля правительственных расходов сегодня идет на социальную защиту населения (в том числе по линии субсидий) – более 30%. Еще порядка 30% бюджета расходуется на централизованный и массивный госаппарат, включая оборонные и силовые ведомства. Соответственно, рассчитывать на увеличение доли климата в общем бюджете страны едва ли возможно. Получается, что основная ноша по финансированию амбициозной национальной программы на климатическом треке в ближайшее десятилетие ляжет на доноров и финансовых институтов, включая Всемирный банк, Программу развития ООН, Глобальный экологический фонд и Фонд зеленого климата.

49.48MB | MySQL:112 | 1,352sec