Проблемы и перспективы развития трудовой миграции в регионе ССАГПЗ

Влияние трудовой миграции на экономическое развитие государств-членов ССАГПЗ (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Оман, Бахрейн и Кувейт) можно охарактеризовать как крайне высокое, исключительное и разностороннее. При этом в регионе следует выделить как общие тенденции и проблемы, так и индивидуальные особенности каждой страны, с учетом которых следует оценивать перспективы дальнейшего реформирования и развития рынка труда региона.

В XX веке всем монархиям Аравийского полуострова удалось достичь беспрецедентно высоких темпов роста национального дохода и уровня жизни населения. Это было обусловлено только одной отраслью, а именно добычей и экспортом углеводородов, тогда как все страны региона продолжали относиться к развивающимся. Привлечение иностранных рабочих и специалистов началось сразу после открытия нефтяных месторождений, затем миграционные потоки увеличивались в 1970-х и 2000-х гг. в период высоких цен на мировых рынках энергоносителей. Однако этот процесс имеет не только положительные, но и отрицательные последствия для стран региона. По нашей оценке, в каждом государстве-члене ССАГПЗ последние имеют тенденцию к обострению в последние годы, что обуславливает необходимость реформирования национальных рынков труда.

Следует отметить, что регион ССАГПЗ не является единственным крупным импортером рабочей силы в мире, однако сложившаяся система привлечения трудовых ресурсов здесь уникальна по ряду причин.

Численность трудовых мигрантов в государствах-членах ССАГПЗ превышает 28 млн человек (включая членов семей иностранных тружеников), что составляет примерно половину от общего населения стран, входящих в этот блок. При этом доля экспатриантов существенно отличается в каждой стране. Так, в ОАЭ и в Катаре показатель один из самых высоких в мире, до 90 %, тогда как в остальных государствах эта составляющая ниже. Однако особенность заключается в том, что во всех странах региона иностранная рабочая сила доминирует с точки зрения влияния на развитие экономики и создание ВВП, в отдельных странах формируя до 99 % рабочей силы, занятой в частном секторе. Коренные жители участвуют в экономическом развитии в ограниченном масштабе или вообще не участвуют в нем, работая на должностях административно-управленческого персонала либо чиновниками. Этот фактор повлек искусственное увеличение количества рабочих мест в  государственных структурах, крайне высокую зависимость бизнес сообщества от импортируемой рабочей силы. Правда, и государственные учреждения тоже прибегают к найму иностранных граждан, в том числе в сферы, имеющие ключевое значение: к примеру, в прошлые десятилетия ОАЭ привлекали египетских офицеров для создания системы национальных спецслужб. Не будет преувеличением сказать, что в настоящее время без вовлечения иностранных граждан в качестве доминирующего трудового ресурса невозможен не только дальнейший прогресс, но даже поддержка текущего уровня развития промышленности, инфраструктуры, сферы обслуживания. Такая ситуация является угрозой национальной безопасности для всех государств-членов ССАГПЗ.

Одновременно в условиях отчуждения коренных жителей от рынка труда деградирует и не получает стимулирования национальная система подготовки кадров и образования. Наличие сверхдоходов от экспорта энергоносителей, объем которых реально не зависит от производительности  труда, как и возможность привлечения иностранной рабочей силы для восполнения дефицита на рынке труда влечет и отсутствие трудолюбия и желания работать на малопривлекательных профессиях среди граждан аравийских монархий. Проблема дефицита трудоспособного населения вследствие демографических особенностей, которая наблюдается, например, в отдельных государствах ЕС, может быть актуальной только для Катара и ОАЭ. В остальных монархиях Аравийского полуострова, напротив, наблюдается ее избыток. В целом же в регионе ССАГПЗ вследствие демографической ситуации существует тенденция к увеличению активного трудоспособного населения, которое, однако, непригодно с точки зрения использования его в качестве трудового ресурса в реальном секторе экономики. Это обуславливает ухудшение ситуации с безработицей, что наблюдается в последние годы во всех государствах-членах ССАГПЗ. При этом в таких странах, как Саудовская Аравия, Оман, Бахрейн и Кувейт недовольство граждан отсутствием работы выражается активно и стало одной из причин антиправительственных демонстраций, имевших место в 2010-х гг. Наблюдаются и обострение отношений между коренными жителями и иностранцами, рост националистических настроений, обвинения мигрантов в узурпации рынка труда, несправедливой конкуренции, вовлечении в криминальную деятельность, упреки в адрес правительств в связи с миграционной политикой. Только в ОАЭ и в Катаре, несмотря на рост числа безработных, эти проблемы не влекут массовых народных волнений ввиду более высокого уровня доходов среди населения. Однако угрозу для экономического развития и политической стабильности в будущем это не снимает.

Еще одна особенность – статус граждан, которые прибывают в страну для трудоустройства. В отличие от государств ЕС, где трудовые мигранты отличаются наличием широких прав, и, что особенно важно, многие из них имеют возможность получения гражданства страны-импортера трудовой силы, в аравийских монархиях ситуация отличается существенно. К примеру, получение статуса полноправного гражданина государства-члена ССАГПЗ для иностранца возможно только в крайне исключительных случаях, как правило, по решению высшего политического руководства. Возможно, исключением является Бахрейн, который, согласно ряду оценок, в последние несколько лет предоставил гражданство около 100 тыс. жителям других арабских стран, однако эта ситуация обусловлена политическими причинами и является временной мерой. Именно такой статус обусловил то, что в англоязычных источниках иностранных тружеников в государствах-членах  ССАГПЗ зачастую называют не «migrants», а «expats», так как последние характеризуются скорее как временные посетители, которые не будут интегрироваться в принимающую страну. Помимо этого, тема рабских условий труда, нарушений прав человека, эксплуатации иностранных рабочих во всех аравийских монархиях на протяжении последних лет является одним из болезненных аспектов миграционной политики региона. Хотя подобные проблемы возможны в любой стране, которая импортирует рабочую силу, государства-члены подвергаются очень резкой критике со стороны правозащитных организаций. Особо отметим, что основным стимулом для создания системы защиты прав иностранных работников в странах Аравийского полуострова стала именно внешняя критика, тогда как в том же ЕС забота о приезжих тружениках является важной и неотъемлемой частью миграционной политики. Во всех монархиях Аравийского полуострова в течение последних лет наблюдаются попытки улучшить ситуацию в вопросах соблюдения прав экспатриантов и улучшения условия труда, главным образом в виде принятия законодательных актов и создания контролирующих органов. На практике же ситуация еще далека до того, чтобы называть ее удовлетворительной.

Кроме того, ни один из членов ССАГПЗ не подписал Конвенцию ООН о статусе беженцев от 1951 года, а их политика в этой сфере сводится главным образом к оказанию гуманитарной помощи в отношении вынужденно перемещенных лиц и беженцев по месту их расселения, но не к их приему. Так, несмотря на критику со стороны западных стран, ООН и ряда правозащитных организаций, монархии Аравийского полуострова не приняли мер, направленных на размещение на своей территории граждан Йемена и Сирии не только как беженцев, но даже в качестве трудовых мигрантов. Важно и то, что, несмотря на отсутствие языкового барьера и близость культуры, граждане арабских стран не являются доминирующими в структуре иностранных работников, что обусловлено опасениями руководства аравийских монархий, а именно возможностью использования трудовых диаспор в целях влияния на политическую обстановку. Вероятно, эта тенденция не изменится в обозримой перспективе.

Как крупный импортер рабочей силы, регион ССАГПЗ является важным источником доходов для стран-доноров, так как трудовые мигранты отправляют большую часть своего заработка домой. Важно отметить, что отток денежной массы, которая не возвращается в экономику, исключительно высок: в Бахрейне 6,6 % ВВП, в Кувейте 8,8 % ВВП, в Омане 11,7 % ВВП, в Катаре 5,6 % ВВП, в Саудовской Аравии 4,7 % ВВП, в ОАЭ 4,6 % ВВП (данные 2017 года). Для сравнения: в таких крупных импортерах рабочей силы, как Франция или Германия, этот показатель не превышает 1 % ВВП. Эта особенность обусловлена не только более высокой долей иностранцев в государствах ССАГПЗ, но и особенностями миграционной политики: многие экспатрианты не имеют возможности проживания с семьей, наделены более ограниченными правами (например, при покупке недвижимости или открытия бизнеса), чем мигранты в ЕС. Поэтому, степень их интегрированности более слабая. То есть, ограниченный статус трудовых мигрантов, с одной стороны, снижает необходимость государственных расходов на их социальную поддержку, а, с другой стороны, способствует большему оттоку их заработка из страны. Этот фактор также оказывает негативное влияние на стабильность курсов национальных валют (особенно с учетом конвертации пересылаемых сумм в другие валюты), усложняет всю денежно-кредитную политику страны-реципиента трудовой силы. Широкое распространение получило использование серых схем денежных переводов, в том числе с использованием системы «хавала», в целях ухода от обязательных платежей. Анализ принимаемых мер со стороны правительств государств-членов ССАГПЗ в последние годы (ужесточение контроля денежных переводов, инициативы по расширению прав трудящихся, упрощение процесса переезда членов семей, стимулирование денежных затрат по месту работы, расширение прав по приобретению недвижимого имущества) указывает, что негативный эффект от этих проблем ощущается более отчетливо. Что касается наиболее зависимых государств от денежных перевозов рабочих из ССАГПЗ, то таковыми являются Индия, Пакистан, Бангладеш, Египет, Шри-Ланка, в меньшей степени Марокко, Тунис, Ливан, Иордания, Непал, Афганистан и другие. В настоящее время структура доноров рабочей силы в регион стабильна, а общие объемы денежных переводов зависят в первую очередь от экономической ситуации в государствах ССАГПЗ, которая, в свою очередь, определяется мировыми ценами на нефть. Значимого влияния политических факторов (например, политических потрясений в Египте 2011 – 2013 гг.), а также миграционной политики стран-реципиентов на эти показатели в последние годы не наблюдается.

В настоящее время важность проблемы зависимости от иностранной рабочей силы и необходимости проведения более активной политики по регулированию национального рынка труда осознается правительствами всех государств-членов ССАГПЗ. Реформирование рынка труда и особенно вовлечение в него коренных жителей являются одними из приоритетных направлений экономической политики каждой страны. Даже в самом благополучном в мире с точки зрения доходов на душу населения Катаре законодательно закреплена программа «катаризации», в рамках которой мероприятия по подготовке национальных кадров и стимулированию занятости проводят как государственные структуры, так и крупные компании. Подчеркнем, что в предыдущие десятилетия регулирование рынка труда в ССАГПЗ осуществлялось слабо. К примеру, до 1990-х гг. государства даже не вели статистику иностранных рабочих, а политика правительств сводилась в-основном к выбору стран-доноров рабочей силы. Первые инициативы были обозначены в Омане в конце 1980-х гг., остальные страны приступили к реформированию позднее.

Наиболее распространенными мерами в ССАГПЗ являются стимулирование приема на работы коренных жителей путем введения системы обязательных квот, денежных сборов либо предоставления льгот, инвестиции в образование и улучшение квалификации национальных кадров, в отдельных случаях – государственное регулирование системы оплаты труда. Упомянутые обязательные платежи фактически схожи с налоговыми поступлениями по своему статусу, однако их объемы несопоставимы с вводимым в настоящее время НДС. Не исключено дальнейшее расширение давления на бизнес путем увеличения обязательных платежей в целях как стимулирования приема собственных граждан, так и увеличения доходов бюджета. Кроме того, в Омане, Саудовской Аравии и Бахрейне отмечаются жалобы на то, что административные меры труда со стороны государственных структур препятствуют ведению бизнеса.

При этом непосредственные меры, целевые ориентиры и методы воздействия зависят от специфики конкретной страны: к примеру, демографический потенциал Катара или ОАЭ даже при самом оптимистичном сценарии позволит заменить не более 10 % иностранных тружеников, тогда как в Саудовской Аравии или Омане коренные жители теоретически могут обеспечить предложением большую часть спроса на рабочую силу.

Однако на практике эффективность подобных шагов во всех странах региона оказалась крайне ограниченной: на примере Омана, где политика «оманизации» активно идет почти 30 лет, можно констатировать не только отсутствие реального успеха, но и провал: провозглашенные правительством цели не достигнуты, зависимость от трудовых мигрантов увеличилась, а ситуация с безработицей среди коренных жителей ухудшилась. Во всех остальных странах ССАГПЗ политика национализации рынка труда путем государственного регулирования тоже не принесла значимых успехов. Причина – отсутствие реальных экономических стимулов.

Для примера напомним о Западной Европе, где недовольство населения проблемой миграции стало очень резонансной и обсуждаемой темой в 2000-2010-х гг., а обещание ее решить превратилось в один из главных способов привлечение электората со стороны политических сил. При этом несмотря на всю важность и угрозы, связанные с этой проблемой, в последние годы ни в одной стране не обозначилось тенденции к сокращению притока трудовых мигрантов из-за рубежа. В отдельных случаях удалось усилить контроль со стороны правоохранительных органов и спецслужб за иностранными диаспорами, соблюдением требований миграционного законодательства, а также принять меры против нелегальной миграции. Однако рост числа иностранных тружеников продолжается, хотя теоретически альтернативы для этого имеются. Причина этого очевидна: фактор наличия более дешевой рабочей силы в виде трудовых мигрантов перевешивает как фактор общественных настроений, так и эффект мер административного характера. Отказ же от импорта рабочей силы с Ближнего Востока и Северной Африки в пользу, например, граждан Восточной Европы, либо за счет реформирования национальных рынков труда нецелесообразен экономически. Именно поэтому предпосылок к изменению миграционной политики в Европе пока нет.

Тоже касается и Аравийского полуострова: хотя, в отличие от европейских стран, влияние демографической ситуации на трудовую миграцию не такое однозначное, наличие дешевой, трудолюбивой и квалифицированной рабочей силы стало очень важным фактором экономического развития всего региона. Попытки государства регулировать этот процесс в масштабах, осуществляемых сегодня, не в состоянии изменить тенденции, обусловленные законами экономики. Очевидно, что ситуация будет иметь тенденцию к ухудшению, а эффективных мер против этого пока не выработано. Сложность обуславливается и тем, что рынок труда региона ССАГПЗ является уникальным, и опыта подобных реформ в мире на сегодняшний день нет.

По этой причине рискнем предположить, что в обозримой перспективе добиться существенного снижения зависимости от импорта рабочей силы государствам ССАГПЗ не удастся, а регион будет оставаться крупным работодателем и источником денежных переводов для трудовых мигрантов. Уровень вмешательства государства в регулирование рынка труда также будет расширяться, однако эффективность этих мер будет ограниченной.

44.77MB | MySQL:115 | 1,074sec