В Израиле анализируют акции протеста в Иране

В Иране 15 ноября 2019 года начались протесты, вызванные решением правительства резко повысить цены на бензин. По мнению Раза Зимта, научного сотрудника Института исследования национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS) Тель-Авивского университета, специалиста по Ирану, эти меры властей отражают интенсивность экономического кризиса, с которым столкнулся Иран после возобновления и ужесточения администрацией президента США Дональда Трампа антииранских санкций. Иранское правительство, которое до этого не рисковало принимать меры жесткой экономии из-за опасений, что это приведет к народным протестам, сейчас вынуждено идти на определенный риск, пытаясь выдержать последствия американских санкций. На политическом уровне решение правительства может еще больше ослабить поддержку в обществе и политический статус президента ИРИ Хасана Роухани, особенно в преддверии парламентских выборов в начале 2020 года. На данный момент режим аятолл, судя по всему, обладает значительными возможностями для репрессий и готов к их использованию, если и когда это потребуется. Тем не менее, протесты усложняют ситуацию для власти, которая, с одной стороны, привержена жесткой экономии и принятию соответствующих мер, а с другой – опасается усиления народных протестов[i].

С 15 ноября 2019 года в Иране введена новая норма покупки бензина по льготной цене (для частного автомобиля она была снижена до 60 литров) и повышена стоимость топлива на 50%, т.е. с 10 000 риалов (около 9 центов США) до 15 000 риалов (около 12,7 цента США). Сверх льготного объема бензин будет стоить 30 000 риалов (около 26 центов) за литр. Все равно, цена будет одной из самых низких в мире. Протесты охватили десятки городов, в том числе Тегеран, Мешхед, Исфахан, Тебриз, Шираз, Сенендедж, Кередж, а также несколько городов в богатой нефтью провинции Хузестан на юго-западе Ирана. Протестующие поджигали автозаправочные станции, банки, общественные здания и перекрывали дороги. Силы безопасности, развернутые в центральных городах накануне протестов, стараются разогнать демонстрантов. Доступ к интернету в стране был почти полностью заблокирован. Зарегистрировано более 15 смертельных случаев, но информация об этом еще будет корректироваться.

Эти протесты являются самыми серьезными в Иране с декабря 2017 и января 2018 года. Как и в прошлые годы, мотив нынешних протестов, по сути, является экономическим, хотя звучат также призывы политического характера: «Мы не хотим исламскую республику», «Долой диктатора (Хаменеи)» и «Прекрати тратить государственные средства в других странах за счет иранского народа». Израильский политический обозреватель Одед Гранот отмечает, что толпа, как и раньше, критикует верховного лидера Али Хаменеи и президента Х.Роухани, а также деятельность иранского режима за пределами страны, которая привела к серьезным экономическим потерям и тяжелому положению иранских граждан[ii].

Тем временем, верховный лидер А.Хаменеи поддерживает решение правительства, которое отражает широкий консенсус и основывается на стремлении улучшить положение более слабых слоев общества. Они объявили, что прогнозируемые доходы от повышения цен на топливо будут использоваться исключительно для выплаты пособий 18 млн нуждающихся семей. Президент Х.Роухани объясняет, что правительство не может справиться с экономическими трудностями из-за серьезного дефицита бюджета, и поэтому ему пришлось повысить цены на бензин, хотя и более низкими темпами, чем это рекомендовали экономисты. Правительственные чиновники также заявили, что это решение в ближайшие годы позволит Ирану продолжать экспорт бензина, несмотря на продолжающийся рост внутреннего потребления, и что это также поможет бороться с контрабандой топлива и загрязнением воздуха.

Данное решение правительства стало повторением политики нормирования продажи топлива в 2007 году, которую инициировал бывший президент Махмуд Ахмадинежад. Это произошло на фоне растущего спроса на бензин на внутреннем рынке и обеспокоенности по поводу ужесточения экономических санкций против Ирана. Тогда также начались протесты в нескольких крупных городах, в том числе в Тегеране, которые были подавлены властями. Нормирование бензина было прекращено в 2015 году после подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД, «ядерной сделки» с Ираном) и отмены экономических санкций. Сроки принятия нынешнего решения, по-видимому, обусловлены представлением президентом ИРИ бюджета на утверждение иранскому парламенту (Меджлису), которое ожидается в ближайшие недели. В прошлом году после волны протестов по всему Ирану накануне представления бюджета Х.Роухани пришлось внести существенные изменения в проект бюджета, в который правительство заложило повышение цен, налогов и значительное сокращение числа лиц, имеющих право на получение государственных пособий. Неожиданно большинство меджлиса тогда проголосовало против первоначального проекта бюджета, что и вынудило правительство внести в него поправки.

Возобновление США экономических санкций против Тегерана в ноябре 2018 года и, более того, прекращение рядом стран закупок иранской нефти в мае 2019 года, как и ожидалось, усугубили и без того шаткую экономическую ситуацию в Иране. Обострение экономического кризиса в настоящее время вынудило правительство принять некоторые ранее запланированные меры жесткой экономии, несмотря на понимание, что это решение вызовет общественный протест, особенно в свете продолжающихся народных волнений в Ираке и Ливане, которые усилили обеспокоенность иранских властей тем, что они могут дестабилизировать ситуацию в Иране. Этим, скорей всего, объясняется то, что о решении было объявлено в полночь между четвергом и пятницей (выходным днем в Иране).

Консерваторы, которые поддерживают политику правительства, раскритиковали его за то, как об этих изменениях было объявлено. Иранская газета «Кейхан» писала: «В нынешней ситуации, когда [необходимость] контролировать объемы бензина неоспорима, время и способ реализации плана не были продуманы правительством должны образом»[iii].

Решение о повышении цен на бензин и изменении его нормирования, а также последовавшие за этим протесты, по мнению израильского эксперта, имеют ряд последствий:

  1. На экономическом уровне эти меры свидетельствуют об усилении экономического кризиса, с которым столкнулся Иран после возобновления экономических санкций. Резкое падение государственных доходов от нефти уже вынудило правительство вновь пересмотреть государственный бюджет и предпринять ряд шагов по сокращению дефицита. Среди этих мер изъятие более 10 млрд долларов из Национального фонда развития с целью покрытия снижения доходов от нефти, чтобы предотвратить потрясения на рынке из-за колебаний мировых цен, а также вывод десятков миллиардов долларов из валютных резервов.
  2. Хотя решения привели к широкомасштабным протестам, они также могут помочь правительству продвинуть структурные экономические реформы, которые повысят эффективность иранской экономики. В течение многих лет власти Ирана воздерживались от выполнения рекомендаций иранских экономистов и Международного валютного фонда по сокращению субсидий на бензин и превращению их в адресные выплаты субсидий. Если эти шаги сократят потребление бензина и повысят экономическую эффективность, это может помочь иранской экономике постепенно адаптироваться к режиму санкций. Они последуют за мерами, уже предпринятыми правительством для снижения зависимости от государственных доходов от нефти и стабилизации курса местной валюты (риала) по отношению к доллару США.
  3. На политическом уровне решение правительства может еще больше ослабить и без того неустойчивую позицию президента Х.Роухани. В правительстве подчеркнули, что решение о повышении цен на бензин было принято на совещании глав трех ветвей власти (исполнительной, законодательной и судебной). Противники Х.Роухани из консервативного правого лагеря поспешили воспользоваться ситуацией народного недовольства, чтобы раскритиковать президента и его политику. Они утверждали, что это решение было незаконным, потому что оно требовало одобрения Меджлиса и что оно было принято в неподходящее время, так как граждане Ирана и так страдают от ухудшения экономической ситуации и инфляции, которая достигла около 40%. Хотя перспективы отмены этого решения невелики, особенно в свете заявления Али Хаменеи о поддержке, ясно, что оппоненты президента намерены воспользоваться усиливающимися протестами, чтобы активизировать свои усилия по подрыву его политического статуса и поддержки в обществе, тем более в преддверии парламентских выборов, намеченных на февраль 2020 года. Эти выборы, в свою очередь, станут серьезным испытанием для двух основных политических лагерей в Иране – прагматиков и правых консерваторов – в преддверии президентских выборов, которые должны состояться летом 2021 года.

Нынешние протесты, по мнению эксперта INSS, усилили ощущение иранского режима, что он находится под угрозой, особенно после продолжающихся акций протеста в Ираке и Ливане, и заставили осознать необходимость активизировать усилия по подавлению любой потенциальной угрозы его стабильности. В последние годы режим аятолл, вероятно, готовился к возможному возобновлению народных протестов, а значит, готов к использованию репрессий в случае необходимости. Эти репрессивные возможности особенно эффективны, учитывая сложность превращения протеста в организованное движение с лидерами, которые могли бы предложить политическую альтернативу нынешнему режиму. Как и в прошлом, режим аятолл также пользуется возможностью отвлечь хотя бы часть общественной критики от правительства и выставить президента в качестве ответственного за экономический кризис. Тем не менее, отмечает Р.Зимт, нынешняя волна протеста свидетельствует о степени общественного недовольства и подогревается растущим недоверием населения к властям и их неспособностью обеспечить эффективные решения проблем гражданского населения.

По мнению О.Гранота, режим в Тегеране имеет возможность подавить нынешнюю волну протеста, как это было в предыдущие годы. Возможно, на этот раз это будет сделано с большей решительностью в связи с тем, что впервые протестующих вдохновляют беспорядки в соседнем Ираке. Теперь Корпусу стражей исламской революции (КСИР) и другим иранским силовым структурам придется вкладывать средства в подавление демонстраций, направленных против аятолл, по обе стороны ирано-иракской границы. Но даже если они преуспеют и в этот раз, при условии, что не произойдет каких-либо изменений и не ослабнут удушающие санкции США, следующая вспышка народного протеста не за горами.

В любом случае, считает Р.Зимт, на данном этапе вряд ли иранское руководство уступит требованию администрации США и вернется к переговорам без снятия антииранских санкций или изменит свою оценку того, что Ирану необходимо выиграть время и продержаться, по крайней мере, до следующих президентских выборов в США в ноябре 2020 года.

[i] The Gasoline Protests in Iran: Initial Assessments and Implications // INSS. 18.11.2019 -https://www.inss.org.il/publication/the-gasoline-protests-in-iran-initial-assessments-and-implications/

[ii] Sanctions on Iran are working // Israel Hayom. 18.11.2019 — https://www.israelhayom.com/opinions/sanctions-on-iran-are-working/

[iii] Reduction in Iran’s gasoline subsidy sparks anti-government protests // Al-Monitor. 17.11.2019 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/11/iran-demonstrations-oil-prices-economy-rouhani.html

52.53MB | MySQL:104 | 0,341sec