Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (18- 24 ноября 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Израилем и Сирией. Генпрокуратура Израиля 21 ноября предъявила официальные обвинения премьер-министру страны Б. Нетаньяху по трем уголовным делам. Израильская авиация 20 ноября нанесла массированный удар по военным объектам Сирии и Ирана в районе Дамаска.

21 ноября Генпрокуратура Израиля предъявила официальные обвинения премьер-министру страны Б. Нетаньяху. Его обвиняют по трем уголовным делам во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием. Отметим, что в истории Государства Израиль случаев, чтобы действующему главе правительства предъявляли обвинения в коррупции и злоупотреблении доверием еще не было. Формально Б. Нетаньяху до момента утверждения нового кабинета министров остается действующим премьером переходного правительства, и закон не обязывает его подавать в отставку после предъявления обвинений. Между тем оппозиционный блок «Кахоль-лаван» потребовал от премьера покинуть четыре министерских поста в правительстве. Сам Б. Нетаньяху 22 ноября выступил с телеобращением к нации, в котором назвал происходящее «попыткой переворота» и пообещал осуществлять свои властные полномочия «ответственно и в соответствии с законом». Он также заявил, что примет решение суда по своему делу. Одновременно Нетаньяху призвал расследовать действия следователей и прокуроров, которые «разрешают предъявлять такие обвинения» и предложил создать специальную парламентскую комиссию для изучения этой проблемы.

Тем временем 21 ноября завершился срок, отведенный по закону лидеру оппозиции Б. Ганцу для формирования правительственной коалиции. Ранее, это не смог сделать Б. Нетаньяху. В итоге президент Израиля Р. Ривлин 21 ноября дал депутатам Кнессета 21 день на попытку сформировать коалиционное правительство по итогам парламентских выборов, прошедших в стране 17 сентября. Если депутаты за отведенный им срок не смогут решить вопрос о создании правительственной коалиции, то будут назначены третьи по счету парламентские выборы.

18 ноября госсекретарь США М. Помпео сообщил, что администрация президента Д. Трампа «пересматривает подход администрации Б. Обамы по израильским поселениям» на палестинских территориях. По мнению Помпео, «строительство израильских гражданских поселений на Западном берегу Иордана (ЗБРИ) не является нарушающим международное право», однако новое решение США относительно поселений Израиля на оккупированных палестинских территориях не предопределяет окончательный статус ЗБРИ. После заявления госсекретаря США премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху одобрил 19 ноября начало процедуры утверждения законопроекта, который распространит израильский суверенитет на части ЗБРИ. Заявление М. Помпео вызвало быстрое и повсеместное международное осуждение. Евросоюз и Россия отвергли изменение своей политики на этом направлении. Однозначно против выступили арабские государства. Эксперты подчеркивают, что «основные политические партии Израиля, в том числе Ликуд и его главный соперник «Кахоль-лаван», теперь получили зеленый свет от США на осуществление долгожданных территориальных аннексий для обеспечения безопасности израильских поселений».

Четыре ракетных снаряда были запущены 19 ноября с территории Сирии по оккупированным Израилем Голанским высотам. Все они перехвачены израильской системой ПВО. В ответ в ночь на 20 ноября вооруженные силы Израиля нанесли массированный ракетный удар по десяткам целей, принадлежащих иранским силам «Кудс» и сирийской армии в районе Дамаска. Атаки велись из района Голанских высот, а также из воздушного пространства соседнего Ливана. Сирийские СМИ сообщили о перехвате части израильских ракет, однако остальные нанесли серьезный ущерб. Сообщается о гибели не менее 7 сирийских солдат и 16 иранских военных советников. Удары ВВС Израиля по Сирии не только противоречат международному праву, но и способствуют эскалации напряженности в регионе, заявили в российском внешнеполитическом ведомстве.

Сложная обстановка сохраняется на северо-востоке Сирии в районах, прилегающих к границе с Турцией. Министр национальной  обороны Турции Х. Акар сообщил 21 ноября, что на данный момент длина созданной зоны безопасности составляет 145 км, а ширина 30 км. Тем не менее, атаки со стороны оставшихся курдских террористов все еще продолжаются. 18 ноября вступило в силу соглашение о прекращении огня в окрестностях города Телль-Тамр на севере провинции Хасеке. В то же время продолжаются бои турецкой армии и союзных ей формирований сирийской оппозиции с отрядами курдских «Сил народной самообороны» (СНС) вблизи городов Телль-Абъяд и Айн-Исса на севере провинции Ракка. Возобновились бои и вблизи Телль-Тамр.

Турция вновь пригрозила возобновить трансграничную операцию «Источник мира» в Сирии, если курдские формирования СНС не отведут своих бойцов от турецко-сирийской границы, заявил 11 ноября глава МИД Турции М. Чавушоглу. Данное заявление, а также слова Чавушоглу о невыполнении Россией обещаний о выводе курдов из приграничной зоны вызвало недоумение у Минобороны РФ, сообщил 19 ноября официальный представитель ведомства генерал И. Конашенков. Отвод вооруженных группировок курдов на севере Сирии практически завершен, «но есть, может быть, какие-то отдельные районы, где до конца надо довести дело», сообщил 20 ноября глава МИД РФ С. Лавров. Он также отметил, что диалог с правительством Сирии отвечает интересам сирийских курдов, «ему нет альтернативы».

21 ноября министр национальной  обороны Турции Х. Акар заявил, что США и Россия «в полной мере не выполнили условия договоренностей» об отводе курдских формирований от границы. В то же время, для предотвращения нарушений границ зоны безопасности Турция «находится в постоянном контакте с Россией». Как указал министр, все несоответствия оперативных данных о ситуации с отводом курдов «обсуждаются с Россией», в том числе присутствие курдских формирований СНС. Акар сказал, что Россия сообщила Турции о том, что 34 тыс. бойцов СНС и более 3200 единиц тяжелого оружия были вывезены из района, оговоренного в соглашении. Однако, по его словам, в этих районах все еще присутствуют СНС. Продолжается совместное патрулирование зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы силами военной полиции России и Турции.

22 ноября президент России В. Путин констатировал, что массовый исход боевиков из Сирии в РФ удалось предотвратить. По мнению президента, «операция против террористических банд в Сирии» стала «серьезным экзаменом на профессионализм для вооруженных сил» России.

Около 500 американских военнослужащих находятся в настоящее время на северо-востоке Сирии, сообщил 23 ноября глава Центрального командования ВС США генерал К. Маккензи.

США не станут содействовать восстановлению подконтрольных Дамаску территорий Сирии, пока не увидят «заслуживающий доверия необратимый политический процесс», заявил в Совбезе ООН спецпредставитель США по Сирии Д. Джеффри, призвав к «безжалостному экономическому и дипломатическому давлению международного сообщества на Дамаск».

Массовые антиправительственные выступления не прекращаются в Ираке. Политические наблюдатели отмечают, что «протестующие, отойдя от тактики пассивных сидячих забастовок, блокировали основные дороги, ведущие к ряду нефтяных месторождений, портов и терминалов, объясняя свои действия тем, что они видят, что доходы этих секторов идут не на повышение их уровня жизни». В правительстве же заявляют, что продолжающееся закрытие энергетических объектов и портов приводит к финансовым потерям, оцениваемым в миллиарды долларов. Все более активное участие в акциях протеста на юге Ирака принимают работники нефтегазовой отрасли. Тем временем полиция и силы безопасности жестко действуют в отношении протестующих, особенно в Багдаде и некоторых южных иракских городах. Полицейские регулярно открывают огонь по демонстрантам. Сообщается, что число жертв столкновений со времени начала массовых протестов в Ираке в первых числах октября достигло примерно 350 человек.

Антиправительственные выступления продолжаются и в Ливане. 19 ноября президент страны М. Аун пообещал, что представители протестного движения будут включены в состав будущего правительства республики. По словам Ауна, как только все преграды на пути создания такого кабинета будут устранены, он начнет консультации по согласованию кандидатуры будущего премьер-министра. Один из лидеров протестного движения А. аз-Зейн позитивно отреагировал на идею создания правительства из трех третей, заявив: «Включение в кабинет из 18 министров шести технократов и шести представителей народа станет большим достижением. Мы рассматриваем это как успех, как конкретный результат наших протестов». По словам аз-Зейна, будущий кабинет должен будет подготовить и провести досрочные выборы. «Это следующая цель революции».

Очередные пятничные мирные массовые демонстрации и митинги, участники которых требовали смены политической системы, коренных реформ, а также отмены президентских выборов, намеченных на 12 декабря, прошли 22 ноября в столице Алжира и ряде других крупных городов страны. Участники акций протеста считают, что, «все пятеро претендентов на высший пост в республике являются бывшими чиновниками и кандидатами правящего режима, и поэтому неспособны на реальные преобразования».

19 ноября власти Ирана объявили о восстановлении нормальной обстановки в городах страны, где в минувшие несколько дней проходили демонстрации против решения правительства о повышении цен на топливо. Сообщается, что силы внутренней безопасности арестовали около 180 наиболее активных зачинщиков беспорядков. Эти лица обвиняются в «нападениях на здания государственных учреждений, поджогах, атаках на полицейские участки или военные объекты, а также в проведении кампаний по привлечению граждан к антигосударственным мероприятиям».

МАГАТЭ 18 ноября заявило, что запасы тяжелой воды Ирана превысили ограничение в 130 т, предусмотренное Совместным всеобъемлющим планом действий по ядерной программе ИРИ. Сейчас они составляют 131,5 т. Иран пока не предоставил МАГАТЭ дополнительную информацию по обнаруженным частицам уране в месте, которое не было задекларировано агентству, заявил 21 ноября и.о. гендиректора МАГАТЭ К. Феруцэ.

20 президент Афганистана А. Гани заявил, что власти покончили с орудовавшей на территории страны террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). По его словам, победа над ИГ «является значимым достижением не только для Афганистана, но и для всего региона». В последние несколько недель на территории провинции Нангархар, по данным представителей местных властей, сложили оружие и сдались более 800 радикалов и членов их семей. Вместе с тем, эксперты подчеркивают, что большая часть побед над ИГ в Нангархаре принадлежит не афганской армии, а боевикам движения «Талибан» (запрещено в РФ), которые разбили в горах основные силы ИГ и заставили их бежать на подконтрольные правительству территории и сдаваться властям. С 20 сентября талибы объявили о начале операции «Фатх» против ИГ, а 18 ноября (за два дня до президента А. Гани) руководство движения объявило о разгроме «Исламского государства».

Турция в настоящий момент не рассматривает вопрос заключения нового соглашения с Россией о поставках ЗРС С-400, заявил 20 ноября официальный представитель президента Турции И. Калын. Комплексы С-400 будут работать в Турции в автономном режиме, сообщил 23 ноября глава Минобороны страны Х. Акар. Министр подчеркнул, что «С-400 являются очень важным механизмом для обеспечения национальной безопасности и обороны Турции». Акар также вновь предупредил западных партнеров, что в случае отказа от передачи Турции американских истребителей пятого поколения F-35 Анкара «оставляет за собой право рассмотреть альтернативные варианты».

Приложение

О некоторых особенностях отношений между Бахрейном и Ираном

Отношения между двумя соседними странами – Бахрейном и Ираном исторически носят сложный характер и традиционно «подвержены возникновению той или иной степени конфронтации». Особое значение на них накладывают территориальный и этноконфессиональный факторы. При шахском режиме Тегеран неоднократно официально выдвигал претензии на Бахрейн. После победы в Иране в 1979 г. Исламской революции Тегераном был взят курс на поддержку бахрейнской шиитской оппозиции, в том числе ее радикального сегмента. Этому во многом способствовало то, что большинство населения Бахрейна исторически составляют шииты (примерно 70-75%), часть из которых имеет иранские корни. К тому же, с одной стороны, местная шиитская община на протяжении веков находилась под духовным и политическим воздействием со стороны Ирана, а с другой – всячески притеснялась правящей на архипелаге суннитской династией Аль Халифа.

Бахрейнские власти в 1980-е – первой половине 1990-х гг. регулярно обвиняли Тегеран во вмешательстве во внутренние дела страны, поддержке шиитской оппозиции, что самым негативным образом сказывалось на межгосударственных отношениях. В 1996 г. при посредничестве Сирии Манама и Тегеран договорились о нормализации отношений и прекращении взаимных враждебных пропагандистских кампаний. В Тегеране официально заявили об отказе впредь оказывать какую-либо поддержку шиитским оппозиционным группировкам в Бахрейне. В 1999 г. Бахрейн и Иран полностью восстановили дипотношения, были созданы комиссии по возрождению двусторонних политических и экономических связей. Вместе с тем, со стороны иранских официальных лиц, хотя и не самого высокого уровня, а также в иранской прессе неоднократно делались заявления о том, что Бахрейн не может рассматриваться в качестве суверенного государства, потому что «он должен вновь войти в состав Ирана», что «Бахрейн принадлежит Ирану». Такого рода высказывания вызывали резкое неприятие и осуждение со стороны бахрейнского руководства. В то же время правительство Бахрейна, не желая ухудшать отношения с северным соседом, стремилось не акцентировать внимание на подобных иранских заявлениях. В Тегеране же на высоком уровне подчеркивали, что слова иранских чиновников «были неправильно истолкованы», заверяли, что подобные высказывания «никоим образом не затрагивают суверенитет Бахрейна и его независимость», а Иран прилагает усилия для развития добрососедских отношений с аравийским государством. Тем не менее, иранские высказывания усилили недоверие и опасения руководства Бахрейна относительно истинных намерений Тегерана.

В начале 2011 г. бахрейнско-иранские отношения резко обострились. Руководство островного королевства недвусмысленно намекало на то, что Иран мог поддерживать массовые антиправительственные выступления, вспыхнувшие в стране в феврале 2011 г. При этом ряд руководителей бахрейнской шиитской оппозиции пытались убедить власти в том, что они не поддерживают связей с Тегераном, так как это может их дискредитировать. Следует отметить, что, по оценке ряда американских экспертов, в настоящее время духовное влияние Ирана в Бахрейне ограничено, потому что бахрейнские шииты в большей степени ориентированы не на иранские, а на иракские духовные центры в Эн-Наджафе и Кербеле. Тем не менее, власти Бахрейна опасаются действий Ирана по установлению более тесных связей с местной шиитской оппозицией, учитывая при этом пример того же Ирака, где ИРИ активно вмешивается во внутренние дела соседней страны.

Что касается позиции Ирана, то со времени начала массовых выступлений бахрейнской оппозиции в Тегеране жестко выступали против их силового подавления. Руководство ИРИ весьма чувствительно восприняло ввод саудовских войск в королевство весной 2011 г., назвав его «неприемлемым» шагом. В Тегеране считают, что победа противников нынешнего режима в Бахрейне может стать очевидным подтверждением правоты идей исламской революции по иранскому образцу.

В последующие годы отношения между Бахрейном и Ираном носили враждебный характер и неоднократно обострялись. Нередко дело доходило до отзыва бахрейнского посла из Тегерана «для проведения консультаций» и объявления иранских высокопоставленных дипломатов персоной нон грата в королевстве. Последний раз это произошло в январе 2016 г. по инициативе Бахрейна, и до настоящего дипотношения между двумя странами не восстановлены.

В Манаме регулярно обвиняют Тегеран во вмешательстве во внутренние дела королевства, «попытках посеять межрелигиозную смуту». Иран также обвиняют в создании тренировочных лагерей для террористов, контрабанде оружия и взрывчатки. Периодически бахрейнские власти резко критикуют высказывания иранских официальных лиц, которые они называют враждебными по отношению к правящему в Манаме режиму. Подобные действия, как считают на Бахрейне, «способствуют дестабилизации обстановки в королевстве и регионе». Бахрейнские руководители обвиняют Иран в активном и постоянном вмешательстве во внутренние дела арабских соседей, в поддержке террористических организаций типа «Хизбаллы», в том, что военнослужащие иранского КСИР воюют на территории арабских стран, в Сирии и Ираке, в оказании поддержки йеменским хоуситам.

Бахрейнская сторона считает, что невозможность улучшить отношения с Ираном происходит по вине Тегерана, а шаги Бахрейна в этом направлении «наталкиваются на нежелание соседа поддержать их, или же на то, что он создает новую проблему». Главную причину такого поведения ИРИ Манама видит в стремлении Тегерана к региональному господству, а одним из инструментов для достижения этого является конфессиональный фактор, поскольку Иран «пытается эксплуатировать конфессиональную неоднородность Бахрейна». По выражению главы МИД королевства Х. Аль Халифы, «они (иранцы) пытаются войти в эту дверь. Но мы видим всю опасность этого, и не позволяем им заниматься террором, Они должны изменить свою политику, прекратить экспорт революции, они извратили понятие “народная революция”, которая победила в Иране в 1979 г. Революция — это не товар для экспорта. Революция имеет национальный характер, и она должна происходить в своей стране». Министр также подчеркнул, что Исламская Республика «проводит не ту политику, которую провозглашает ее президент Роухани». «Иран должен оставаться верен идее стабильности, сохранению мира и безопасности, и уважения прав и интересов всех стран региона и глобального пространства», — заявили в августе 2019 г. в МИД королевства, отметив, что Тегерану «нужно занять более взвешенную и конструктивную позицию в региональной повестке».

Иран, позиционирующий себя защитником всех угнетенных народов, особенно шиитов региона, регулярно критикует политику правящего режима в Бахрейне, выражает солидарность с шиитами островного королевства. В Тегеране заявляют об иранской обеспокоенности развитием политической ситуацией в Бахрейне, и призывают правительство в Манаме к переговорам с оппозицией, высказывают пожелание о том, что бахрейнские власти «исключат экстремистов из административной системы и найдут возможность компромисса с собственным народом во всеобъемлющем национальном диалоге». При этом Иран и его союзник ливанская «Хизбалла» отрицают какую-либо причастность к политической борьбе в Бахрейне и вмешательство во внутренние дела этой страны. В Тегеране также призывают правительство Бахрейна отказаться от антииранских шагов и провокаций и не играть роли «снабженца для исполнения желаний и планов наших общих врагов в регионе». Несомненно, что Иран раздражает налаживание отношений королевства с Израилем. В Тегеране утверждают, что контроль над Бахрейном находится в руках Саудовской Аравии и ее наследного принца Мухаммеда  бен Сальмана, а Соединенные Штаты и «сионистский режим» довольны действиями своего союзника.

Правительство Бахрейна обеспокоено наращиванием иранского военного потенциала и считает, что «Ближний Восток не может жить с Ираном, владеющим ядерным оружием». Королевство поддержало действия администрации президента США Д. Трампа по выходу из Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе ИРИ и санкции, введенные Вашингтоном в отношении Тегерана в этой связи. Находят полную поддержку в Манаме и другие антииранские инициативы США. Так, Бахрейн поддержал новую стратегию, принятую Вашингтоном в отношении Ирана, «с целью устранения угрозы политики Ирана, которая подрывает безопасность и стабильность в регионе».

В то же время в Манаме заявляют о желании нормализовать отношения с Ираном, но только после того, как Тегеран «предпримет ощутимые положительные шаги и положит конец вмешательству во внутренние дела Бахрейна, а также станет придерживаться принципов добрососедства и взаимного уважения».

42.91MB | MySQL:87 | 0,738sec