К итогам визита президента Турции Р.Т.Эрдогана в Вашингтон. Часть 2

13 – 14 ноября 2019 года состоялся рабочий визит президента Р.Т.Эрдогана в Вашингтон. В американскую столицу турецкий президент прибыл по приглашению Д.Трампа, невзирая на массированное давление, оказанное на него со стороны оппозиции, требующей отмены поездки из-за письма «не будь дураком», адресованного турецкому лидеру.

Продолжаем анализировать заявления, сделанные двумя президентами для прессы на совместной пресс-конференции (Часть 1 публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=63343).

В частности, цитируем турецкого президента, который сделал ряд заявлений, касающихся создаваемой по договоренности между Р.Т.Эрдоганом и Д.Трампом зоны безопасности в Сирии:

«Мы на постоянной основе отправляем помощь 3 миллионам человек в Сирии. Мы предоставляем кров 4 миллионам беженцев из Сирии, включая 350 тыс. курдов. Я полностью присоединяюсь к предложению об объявлении зоны безопасности со стороны уважаемого президента (Д. Трампа – В.К.). В те города и деревни, которые обрели безопасность в результате операции «Источник мира», постепенно начали возвращаться (люди). Если нам удастся претворить в жизнь подготовленный нами план и проект, который мы показали уважаемому Трампу, с помощью ООН и международного сообщества, то в предстоящий период времени число возвращающихся ещё больше вырастет. Нашей целью является разместить 1 млн человек в первую зону безопасности, расположенную от Иракской границы до Джараблуса. В том случае, если ещё 1 млн человек будет размещен в зону безопасности Ракка – Дейр-эз-Зор, то эта цифра превратится в 2 миллиона (человек – переселенцев – В.К.)».

О возвращении письма Д.Трампу, где тот призвал его «не быть дураком» Р.Т.Эрдоган выразился более чем сдержанно. Без тени той экспрессии, которую он, по тому же самому поводу, демонстрировал внутри Турции. Получилось буквально на грани минимума того, что можно было показывать своему избирателю, не боясь утратить своего лица: «Эти письма я сегодня вновь вернул уважаемому президенту». И вот, собственно, и все. Никаких резких выпадов и реакции на «письмотворчество» Дональда Трампа, которые бы могли хоть как-то «взбодрить» турецкую публику и удовлетворить её оскорбленное достоинство (кстати, совершенно очевидно, что подобного выпада в своей адрес Р.Т.Эрдоган Д.Трампу забыть не сможет и даже фраза американского президента о том, что он является горячим поклонником или «фанатом» Р.Т.Эрдогана не поможет – В.К.).

И сразу после этой фразы, Р.Т.Эрдоган начинает объяснять взгляд Турции на поддержку США сирийских курдов, включая СНС / ПДС.

Цитируем: «В особенности, с огорчением я встречаю то, что такая страна как Америка (тут хочется спросить, какая страна? – В.К.) делает террориста, называемого Абди Шахин, своим партнером по переговорам. Абди Шахин стал причиной гибели сотен наших людей. Это — тот террорист, кого называют приемным сыном «Апо» (Абдулла Оджалан, лидер Рабочей партии Курдистана, отбывающий пожизненное тюремное заключение на турецком острове Имралы – В.К.). По правде говоря, тот факт, что Америка, как наш стратегический партнёр, таким образом встречает этого человека, нас огорчил. Аналогичным образом, эта персона была встречена Россией. В свете нынешней борьбы с терроризмом во всем мире, мы затрудняемся это понимать. Если бы мы, по-настоящему, боролись бы с терроризмом, то надо было бы демонстрировать большую чувствительность в этом вопросе. Сегодня это делается по отношению к нам, завтра – по отношению к кому-нибудь другому. Я передал документы, с этим связанные. Я передал даже документ, где этого человека террористом признает само ЦРУ. ЦРУ документально признал этого человека террористом. Они передали это нам, мы же передали, в том же самом виде, уважаемому президенту».

В вопросе беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого турецкое руководство обвиняет в попытке переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года и которого США отказываются Турции выдавать, ссылаясь на отсутствие для этого юридической базы, Р.Т.Эрдоган сказал буквально следующее:

«ФЕТО – это та террористическая организация, которая попыталась свергнуть законный, конституционный режим. В ходе наших встреч, мы подчеркнули ещё раз наши требования и ожидания по прекращению пребывания ФЕТО в США. В этой поездке мы передали (Д. Трампу – В.К) множество документов, касающихся ФЕТО. Я надеюсь, что в свете этих документов, они (то есть, американцы – В.К.) передадут нам этого террориста, ровно тем же образом, как и мы выдаем (преступников Америки – В.К.) по их запросу в наш адрес».

Тема С-400 и F-35 продолжает оставаться на повестке дня турецко-американских отношений. Однако, судя по всему, с выходом из проекта F-35 Турция, на этом этапе, уже смирилась. Как бы то ни было, этот истребитель не является для Турции безальтернативным – время от времени, в стране мелькают новости о том, что Турция ведет переговоры с Россией по Су-37. Очередное заявление по поводу того, что Турция может рассмотреть «альтернативы» истребителю F-35 прозвучало от министра национальной обороны Турции Х.Акара 23 ноября 2019 года

С другой стороны, пример С-400 уже показал всем, в том числе, американцам, что Турция может идти до конца и теперь уже решение – за ними: хотят ли они отдать ещё один крупный заказ в руки России? Турция начинает вести переговоры с российской стороной и американцам нужно очень сильно поторопиться до того, как решение может быть принято двумя сторонами. Следующей критической отметкой может стать визит президента РФ В.Путина в Турцию, который намечен на середину января будущего года. Информацию об этом распространил недавно пресс-секретарь президента Турции И.Калын.

Процитируем сказанное по поводу программы истребителя F-35 Р.Т. Эрдоганом: «C-400 и F-35 – далеки от сравнительных испытаний (в том смысле, что турецкая сторона не понимает того, каким образом С-400 могут собирать чувствительную информацию об этом истребителе, что нельзя эти два вида вооружений использовать в одной архитектуре обеспечения безопасности – В.К.), однако, мы можем перейти к диалогу. Я сказал президенту о том, что, в случае, если будет дано приемлемое предложение, то я хотел бы приобрести Patriot. Я также передал уважаемому президенту, что готов к конструктивному диалогу с Конгрессом США (который, до последнего времени, ветировал поставки Турции современных систем вооружений – В.К.)».

На самом деле, говоря об этом, турецкий президент мало чем рискует. Американские системы ПВО The Patriot Р.Т.Эрдогану, после покупки у России С-400 не нужны. Однако, он прекрасно знает, что ту сделку, которая нужна туркам, американцы предложить им не смогут. Как по общей сумме контракта, так и с точки зрения передачи технологий турецкой стороне. Да и вообще, не так много есть шансов, что американский Конгресс пропустит сделку в принципе, не заветировав её, даже если остальные параметры будут устраивать американскую сторону полностью.

В российских СМИ, которые освещали встречу между президентами Д.Трампом и Р.Т.Эрдоганом 13 ноября можно было слышать, что, дескать, американская сторона предложила турецкой «сделку на 100 млрд долларов» в обмен на то, чтобы Турция отказалась от поставленных ей российских систем ПВО. На самом деле, это – не так.

Всего лишь, речь шла о том, что двум сторонам показалось уместным озвучить стратегическую цель по 5-кратному увеличению американо-турецкого товарооборота – до 100 млрд долл.

При этом, они даже не потрудились задать горизонт планирования: неясно, планируется это сделать в 3-х, 5-ти или 10-летней перспективе или, вообще, «когда-нибудь»? Более того, не совсем понятно, почему они решили, что туркам и американцам требуется в 5 раз больше друг от друга товаров? Какие для достижения этой цели есть предпосылки? О какой продукции и услугах конкретно идет речь? Есть ли, в частности, у той же Турции условия для того, чтобы кратно наращивать импорт в свою страну? Ведь турецкое руководство постоянно декларирует генеральную цель по импортозамещению и по наращиванию экспорта за рубеж. Оптимального для Турции сочетания США – положительного сальдо внешней торговли — точно обеспечить не смогут.

И, вообще, совершенно очевидно, что, если мы говорим про капиталистическую форму хозяйствования, то у государства – крайне мало рычагов влияния на то, чтобы частный сектор страны наращивал свои усилия на каком-либо внешнеторговом направлении.

Это было возможно в СССР, где те же торговые представители в зарубежных странах принимали личное участие в продвижении на вверенные им рынки и могли добиваться от заводов – изготовителей продукции и скидок и лучших условий под запросы рынка. И нередко даже сами подписывали внешнеторговые сделки от имени производителя.

Но ни Турция, ни США пока социализм не строят. А посему, все эти разговоры про 5-кратное увеличение товарооборота выглядят как пустые «политические речевки», рассчитанные на своего избирателя и не более того.

Зато российские СМИ широко раструбили «новость» о том, что за С-400 американцы предложили туркам «сделку». Подчеркнем, США не только не мыслят такими «поощрительными» категориями, но и не собираются платить Турции за отказ от сотрудничества с Россией. Американцы более привычны в том, чтобы использовать инструменты давления и санкций, нежели к тому, чтобы предлагать что-то эквивалентное взамен того, от чего их партнёр отказывается.

Однако, процитируем то, что Р.Т.Эрдоган думает про перспективу наращивания взаимной турецко-американской торговли: «Мы верим в то, что не надо смешивать политические и торговые вопросы. В рамках нашей цели по увеличению товарооборота до 100 млрд долларов, работают наши министры».

Как мы видим, Р.Т.Эрдоган пытается приписать свою веру в то, что необходимо разделять политику и экономику, и американской стороне. Однако, правда заключается в том, что американцы, безусловно, самым активным образом, используют инструменты экономического давления в тех случаях, когда не могут решить тот или иной вопрос дипломатическими или же военными средствами. Экономические санкции – это излюбленный инструмент американцев, в особенности, при администрации Д. Трампа, и не совсем понятно, с чего это, вдруг, Р.Т.Эрдоган говорит о том, что его убежденность разделяет и Д.Трамп.

Ещё одним моментом является законопроект (на момент написания этой статьи, он уже был заветирован – В.К.) о признании событий 1915 года в Османской Империи геноцидом армянского народа. Понятно, что появление этого документа уже в виде принятого законодательного акта должно было сказаться крайне негативно на турецко-американских отношениях. Таким образом, ещё одна нерешаемая, в принципе, проблема была бы в них добавлена, плюс к уже имеющимся вопросам.

Однако, незамедлительно после визита президента Турции в США эта законодательная инициатива была заветирована в Конгрессе, избавив и без того перегруженные турецко-американские отношения от ненужного бремени. Турецкая сторона было попыталась сделать из этого историю внешнеполитической победы. Однако, скорее, она смахивает на принцип «купи козу – продай козу». Когда сначала был создан искусственный вопрос, осложнивший отношения, а потом этот же вопрос был, вроде как урегулирован. Если на эмоциональном уровне это может оставлять привкус победы, то на практическом уровне мы видим игру с нулевым исходом.

Итак, что можно сказать, в целом, по итогам визита турецкого президента в США?

Соответствует ли действительности то, что турецко-американские отношения в тупике, Турция вот-вот оторвется от Запада, выйдет из Североатлантического альянса, присоединится к ЕвразЭС и прочим объединительным проектам России и так далее?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, для начала надо ответить на другую порцию вопросов, в частности: является ли Российская Федерация, на данном этапе своего развития, привлекательным (экономически, политически, в военном смысле и так далее) центром силы для зарубежных игроков, как те же СШИ и ЕС? Для того, чтобы создавать вокруг себя «воронку», в которую попадали бы государства, нашу страну окружающие? Что, вообще, думают про Россию в этих отношениях в Турции?

Ответ на эти вопросы будет, как минимум, не слишком приятным для нас. Потому что, невзирая на остановленный при президенте В.Путине процесс распада страны, на укрепившуюся армию и на достаточно умелую дипломатию, Россия считается не самым сильным государством со множеством уязвимостей, находящимся на спаде и в меньшинстве на международной арене. Можно на эту тему делать отдельный развернутый обзор, касающийся заключений турецких экспертов, но суть останется неизменной: Россия, как говорят турецкие эксперты, — «немного слабое государство».

Россия – не столь привлекательна в качестве полноценной альтернативы западному блоку. Скорее уж, Турция замещает Россией какие-то выпадающие у неё направления сотрудничества в Западом, как это случилось с использованием в стране мирного атома или же построением собственной системы ПВО.

Чем же диктуется турецкий экономический и политический интерес Турции к России? – Выразим свое мнение, что ровно тем же самым.

Во-первых, Турция исходит из того, что в РФ до конца не преодолены все центробежные явления.

Во-вторых, Россия, по-прежнему, находится в состоянии, когда львиную долю её ВВП формирует ТЭК страны в то время, как Турция продолжает наращивать свое производство.

В-третьих, в России демографический спад, а Турция – демографически растет.

Именно этими или схожими соображениями может руководствоваться турецкое руководство, выстраивая с Россией близкий диалог в новейшей истории нашей страны. Это не случай втягивания в российскую «воронку силы» — скорее уж, в «воронку слабости», которая притягивает к себе ближайших соседей, рассчитывающих на дивиденды, когда сосед ослабнет окончательно.

Центрами же силы для Турции, по-прежнему, остаются США и ЕС. В некоторой степени, даже Китай.  Однако, отнюдь не Россия.

Поэтому Турция продолжает свой диалог с США невзирая на то, что турецко-американские отношения полны нерешаемых на этом этапе проблем. Осмелимся предположить, что главным интересом Турции к США в настоящее время является не политика (включая Сирию и курдов), а экономика. Турции надо привлекать к себе зарубежных инвесторов и поправлять рейтинги инвестиционной привлекательности и кредитные рейтинги (которые, так или иначе) формируются в США. Экономика, с проблемного 2018 года, оказалась в числе приоритетов турецкого руководства.

Турции нужны «амбассадоры» её «бренда» среди ведущих мировых игроков. И, в принципе, президент США на итоговой пресс-конференции с Р.Т.Эрдоганом отзывался крайне комплиментарно о Турции и о турецком руководителе. То есть, показал свою готовность говорить «в защиту Турции (хотя, политически США действуют далеко не в турецких интересах)».

Повторимся: Турции надо поправлять хотя бы видимость своих нормальных отношений с Западом для урегулирования экономических проблем. Политические же вопросы, в той же Сирии, Турции сегодня удобнее решать с Россией в Астанинском формате и в формате прямого диалога. Балансировать же этот политический крен в сторону России, Турция стремится асимметричным сближением в экономической сфере с Западом. Другой вопрос, получится ли у неё такая стратегия или же нет. Но ни о каком отрыве Турции от Запада речи быть, очевидно, не может. Даже невзирая на блеклый результат визита Р.Т.Эрдогана в Вашингтон 13-14 ноября с.г.

52.76MB | MySQL:112 | 0,436sec