О новом подходе к укреплению доверия между сторонами афганского конфликта

Эффективный процесс мирного урегулирования возможен и желателен в Афганистане, однако для его успешного воплощения потребуется тщательный пошаговый курс, нацеленный на проверку добросовестности участников конфликта, укрепление доверия, снижение уровня насилия и поощрение трудных переговоров, в которых сами афганцы определяют политическое будущее Афганистана. Специальный представитель США Залмай Халилзад работает над тем, чтобы возобновить мирный процесс во время визитов в регион, на встречах с международными игроками, а также содействовав недавнему обмену двух похищенных западных профессоров из университета в Кабуле на трех пленных талибов, содержавшихся под стражей афганского правительства. Освобождение заложников является положительным признаком того, что и афганское правительство, и талибы заинтересованы в продолжении мероприятий по достижению мира, а также свидетельствует о сохранении надежды на то, что будет выработан новый подход к укреплению доверия. Тем не менее, сложный процесс обмена и множественные взаимные обвинения подчеркивают серьезные проблемы в стремлении положить конец 40-летней войне в Афганистане и 18-летнему активному участию в ней США. Более ранние подходы администраций Б.Обамы и Д.Трампа основывались на рациональном анализе тактик, направленных на то, чтобы убедить все стороны конфликта сесть за стол переговоров. Начавшиеся в 2010 году активные дипломатические мероприятия были направлены на принятие сложного комплекса мер по укреплению доверия со стороны талибов и убеждения их в необходимости взаимодействовать с афганским правительством. После того, как между американцами и талибами была согласована последовательность действий, тогдашний президент Афганистана Хамид Карзай возразил, что его должностные лица должны переговорить с талибами, прежде чем будут приняты другие меры. Из-за этого процесс растянулся больше чем на год. В 2013 году была предпринята попытка добиться прогресса путем открытия политического представительства «Талибана» в Дохе (Катар). США заверили афганское правительство, что представительство талибов не будет иметь формат посольства или использовать название «Исламский Эмират Афганистан». Однако когда талибы устроили показную церемонию открытия, которая нарушила эти заверения, Карзай был возмущен и прогресс вновь застопорился. Надежды на мирный процесс возросли в 2018 году после трехдневного перемирия между правительством и талибами, в результате чего администрация Трампа во главе с послом Халилзадом вновь начала переговоры с представителями «Талибана». Во время этих переговоров афганское правительство, по настоянию талибов, оказалось в стороне. В ответ в Кабуле распространились слухи о том, что Халилзад надеялся создать временное правительство, а советник по национальной безопасности Афганистана выступил с публичными обвинениями в адрес Халилзада. Переговоры часто перемежались террористическими актами талибов на территории Афганистана. Тем не менее, после девяти раундов участники переговоров выработали соглашение, в соответствии с которым талибы дали гарантии по борьбе с терроризмом и договорились начать мирные переговоры с афганским правительством в обмен на вывод американских войск. Соглашение все еще нуждалось в одобрении со стороны руководства США и «Талибана». Президент Д.Трамп пригласил талибов в Кемп-Дэвид, чтобы подписать соглашение и начать переговоры с афганским правительством. Однако когда в результате сентябрьского теракта, совершенного членами движения «Талибан», погиб военнослужащий США, Трамп отменил все дальнейшие переговоры по этому вопросу. В результате срыва мероприятия облегчение в Вашингтоне и Кабуле испытали те, кто сомневался, что соглашение приведет к серьезным переговорам между талибами и правительством Афганистана. С тех пор боевые действия вновь усилились, равно как увеличилось количество жертв среди гражданского населения. Эта трудная история иллюстрирует то, о чем говорят ученые-бихевиористы: когда ставки настолько высоки, решения часто основываются больше на эмоциях, чем на объективности. Афганцы находятся в состоянии войны уже на протяжении более сорока лет. Сотни тысяч жертв оставили в исторической памяти страны глубокие эмоциональные шрамы. Предвзятое отношение к проблеме также играет свою роль в решении вопроса: для тех, кто боится «Талибан», заявления его командиров о свержении правительства Афганистана и отрицании прав женщин имеют больший вес, чем официальные заявления талибов о борьбе с терроризмом, правах человека и мире. Сторонники быстрого мирного процесса, напротив, склонны делать противоположные выводы. Чтобы повысить шансы на успешное урегулирование конфликта, мирный процесс должен учитывать враждебность и недоверие к его сторонам со стороны населения Афганистана. Соединенные Штаты должны четко заявить, что будущее Афганистана должно решаться только афганцами и что не будет никакого отдельного мирного соглашения между США и талибами. Важно признать, афганское правительство понимает, что ему есть, что терять в данной ситуации. Требование от него больших уступок может, в свою очередь, вызвать нереальные требования со стороны афганского правительства в адрес талибов. Целью подхода США должны быть проверка достоверности и укрепление доверия с помощью пошагового процесса и, в случае успеха, работа в направлении политических переговоров и сокращения насилия в Афганистане. Данный комплекс мероприятий может принести плоды в том случае, если стороны первоначально будут преследовать простые меры, которые не требуют больших уступок. Это может включать согласованные заявления о принципах мира, создание общей горячей линии на случай катастроф, проведение совместных расследований случаев жертв среди гражданского населения и т. д. Если талибы не примут участие в таких мероприятиях, то тщетность дополнительных усилий будет очевидна. Таким образом, жизненно важный процесс политических переговоров должен подкреплять стремления всех сторон конфликта к мирному урегулированию афганского вопроса. Неофициальные переговоры, такие как созванные в Дохе в июле 2019 года, должны продолжаться. Чем больше афганцы обсуждают будущее своего государства, тем более реалистичным становится решение внутриполитических проблем. Поддержка соседних и партнерских стран в проведении диалогов будет иметь жизненно важное значение для Афганистана. Халилзад работает над тем, чтобы усилить международное взаимодействие, так же, как он способствовал недавнему обмену заложниками. Пошаговый процесс укрепления доверия принес более успешные плоды в предыдущих конфликтах, чем секретные сделки, заключенные между правящими элитами. Соблюдение такого подхода в перспективе может позволить президенту Трампу ответственно положить конец «бесконечной» войне в Афганистане.

52.58MB | MySQL:104 | 0,340sec