Перспективы турецко-катарских двусторонних отношений

25 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл с официальным визитом в Доху для участия в 5-ом заседании Высшего комитета стратегического сотрудничества Турция-Катар.

В ходе визита главу турецкого государства сопровождают министр молодежи и спорта Мехмет Мухаррем Касапоглу, министр казначейства и финансов Берат Албайрак, министр национальной обороны Хулуси Акар, министр промышленности и технологий Мустафа Варанк, министр торговли Рухсар Пекджан, глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан, глава Управления по связям администрации президента Фахреттин Алтун и советник Ибрагим Калын.

В ходе визита было подписано 7 соглашений касающиеся экономике, урбанизации, торговле, промышленности, технологиях и стандартизации, в целом, содействующие развитию двусторонних отношений.

Комментируя итоги визита в страну президента Турции, эмир Катара Тамим бен Хамада Аль Тани написал в твиттере, что Турция и Катар успешно двигаются к целям, намеченным в рамках партнерских отношений между двумя странами.

По словам Тамима Аль Тани, в ходе его переговоров с президентом Эрдоганом стороны обсудили региональную международную повестку дня.

Он отметил, что лидеры сошлись во мнении относительно необходимости использовать потенциал партнерских отношений между Анкарой и Дохой благо народов Турции, Катара и всех стран региона.

Тамим Аль Тани подчеркнул, что стратегические связи между Турцией и Катаром «стремительно развиваются».

После церемонии подписания двусторонних соглашений, Эрдоган посетил Турецко-катарское объединенное командование.

Во время посещения турецкой военной базы Эрдоган назвал военнослужащих ВС Турции гарантом безопасности этой страны.

По словам турецкого лидера, безопасность Катара для Анкары не менее значима, чем защита интересов самой Турции. Эрдоган отметил, что турецкая военная база в Катаре была создана для повышения его оборонного потенциала и проведения совместных учений.

Эрдоган отметил, что те, кто требует закрытия турецкой военной базы в Катаре, не осознают уровня сотрудничества между Анкарой и Дохой. По его словам, Турция готова поддержать Катар в самую трудную минуту. Он также сообщил о завершении строительства новой казармы для персонала базы ВС Турции в Катаре.

В июне 2017 года имеющие общую сухопутную и морскую границу с Катаром ОАЭ, Саудовская Аравия и Бахрейн закрыли свое морское, воздушное и наземное пространства для катарских самолетов, кораблей и автомобилей, установив транспортную блокаду эмирата после разрыва с ним дипотношений из-за обвинений в поддержке терроризма. Эмир Кувейта и США попытались предпринять шаги, чтобы примирить соседей, состоящих в одной Организации арабских стран Персидского залива, но у них ничего и не получилось.

«Мы не можем оставить наших братьев в Катаре во время кризисов и в трудных ситуациях, мы вместе противостоим этим кризисам, наша цель — обеспечить безопасность и стабильность этой страны, также эта база служит стабильности и безопасности всех государств Персидского залива, и никто не может быть недоволен ее присутствием», — сказал Эрдоган. По его словам, новое турецкое военное подразделение в Катаре получит имя Халеда ибн Валида.

Н сегодня Анкара и Доха являются близкими региональными союзниками, лидеры стран так же поддерживают тесные личные отношения. В последние годы правительства двух стран столкнулись с рядом вопросов региональной внешней политики, таких как сирийская война, тяжелое положение палестинского народа и переворот в Египте в 2013 году.

Кризис 2017-ого года так же значительно поспособствовал развитию экономических отношений между двумя странами.

Согласно данным Государственного института статистики Турции, в 2018 году экспорт Турции в Катар достиг 1.1 млрд долларов, увеличившись на 69% по сравнению с предыдущим годом 650 млн долларов.

За тот же период экспорт Катара в Турцию подскочил на 27% — с 264 до 335 млн долларов. В 2018 году общий объем торгов составил 1,44 млрд долларов, и, согласно прогнозам, в этом году он будет расти. Айхан Зейтиноглу, председатель Союза торговых палат и товарных бирж Турции, заявил, что турецкие компании осуществляют проекты на сумму 17 млрд долларов в Катаре.

Кроме того, в то время, когда все мировое сообщество выступило с осуждением турецкой военной операции в Сирии, Катар выступил с заявлениями в поддержку Турции.

В ближневосточном регионе Катар фактически является самым близким партнерам Турции. Отношения Турции с Египтом, Саудовской Аравией и ОАЭ несли нестабильный характер в последние несколько лет из-за различий по ряду региональных вопросов, в частности, по сирийской тематике, египетскому кризису, палестинскому конфликту.

В турецких аналитических кругах популярно мнение, что Египет, Израиль и страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией стремятся изолировать Турцию и Катар в регионе, и этот факт подталкивает две страны к укреплению их связей и углублению их союза.

Сразу же после введения блокады по отношению Катара, Турция направила воздушные и морские экспедиции и поставила в Доху приблизительно 4000 тонн продовольствия. В дополнение к этому был увеличен размер турецкого военного контингента в стране Персидского залива.

С тех пор сотрудничество между турецкими и катарскими военными заметно активизировалось благодаря ряду визитов на высоком уровне, совместных военных учений.

Хотя расширение присутствия турецкого военного контингента в Персидском заливе было тепло воспринято руководством Катара, наращивание турецкой военной мощи в регионе вызвало серьезные опасения у соседей Катара, в частности, у Саудовской Аравии. Отметим, что в ультиматуме, поставленном Катару, одно из требований, заключалось в том, чтобы Катар прекратил военное сотрудничество с Турцией и вывел все турецкие войска. Вместо этого Турция увеличила количество военнослужащих и направила в Катар еще больше бронетехники. Одним из обсуждаемых вопросов является численность военного контингента Турции в Катаре. До катарского кризиса заявлялось о 300 человек с намерением увеличить до 2000, а в дальнейшем до 5000.

По мнению профессора Сельчука Колакоглу, директора Турецкого центра исследований  Азиатско-Тихоокеанского региона, поскольку правящая Партия справедливости и развития явно встала на сторону Дохи, Катарский кризис превратился в прокси-войну между Анкарой и Эр-Риядом. С.Колакоглу считает, что для долгосрочного интереса Турции военная база в 300 солдат вполне достаточно. «Решение увеличить военное присутствие Турции до 2000 солдат выглядит так, как будто Турция и Катар принимают меры для непосредственной угрозы военного вторжения со стороны Саудовской Аравии».

Нужно подчеркнуть, что тесные связи между Турцией и Катаром в последние годы были обусловлены скорее необходимостью, чем идеологической близостью, и, скорее всего, разрушатся, когда Доха сможет положить конец противостоянию со своими соседями по Персидскому заливу, что не исключено в ближайшем будущем.

Политический аналитик Али Бейкер считает, что альянс Катар-Турция преодолел несколько проблем, включая неудавшийся государственный переворот 2016 года, блокаду и наступление Турции на Сирию, и в результате стал сильнее.

С 2015 года обе страны в значительной степени согласовали региональную внешнюю политику. В Сирии Катар поддержал «Хаят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России), которая известна связями с Турцией. Катар и Судан подписали соглашение на 4 млрд долларов, чтобы совместно развивать порт Суакин на суданском побережье Красного моря. Примечательно, что в прошлом году Судан уже подписал отдельную сделку с Турцией, в соответствии с которой Анкара реконструирует часть Суакина (в прошлом – важного османского порта) и построит морской док для поддержки гражданских и военных судов.

В секторе Газа Анкара и Доха предоставили финансирование и материальную поддержку ХАМАсу, считающийся террористической группой в США.

В прошлом году некоторые аналитики утверждали, что к союзу Катар-Турция присоединяется третий член – Иран. Главным обоснованием подобного утверждения является то, что у всех троих есть общий противник — Саудовская Аравия. Тем не менее, считаем такие заявления риторическими и несущественными, и такое трио вряд ли будет иметь место, так как интересы сторон не только сильно отличаются, но часто сталкиваются.

До тех пор, пока соседи Катара продолжат блокаду и торговое эмбарго, Дохе потребуется военная поддержка Анкары, и стабильность двусторонних отношений в значительной степени зависит от продолжительности противостояния в Персидском заливе.

Ряд турецких аналитиков считают, что в конце концов география победит, и отношения Катара с региональными странами будут урегулированы. Это, вероятно, приведет к постепенному снижению уровня отношений между Турцией и Катаром, который уже находится на своем пике, и расширение военного присутствия является самым ярким подтверждением.

47.53MB | MySQL:107 | 0,804sec