О возможном примирении между Саудовской Аравией и Катаром

В последнее время экспертными и аналитическими кругами все настойчивее выдвигаются предположения о возможном в ближайшее время примирении между главными идеологическими и политическими противниками среди монархий Персидского залива: Саудовской Аравией и Катаром. Два с половиной года назад, в июне 2017 года аравийская «четверка» (КСА, ОАЭ, Бахрейн, Египет) объявила о разрыве отношений с Катаром и начале экономической и транспортной блокады эмирата. Основными условиями, выдвинутыми аравийской коалицией, были: прекращение Дохой поддержки движения «Братьев-мусульман», выдача правительствам КСА, ОАЭ и Египта всех оппозиционеров из этих стран, проживающих в Катаре, закрытие турецкой военной базы на территории эмирата, разрыв отношений Катара с Ираном, закрытие телекомпании «Аль-Джазира» и зарубежных отделений медиа-империи Катара, таких как интернет-сайты Middle East Eye и «Аль-Араби аль-Джадид». Ни одно из этих требований не было выполнено правительством эмирата. Прошедшие два года показали, что аравийской «четверке» не удалось «поставить на колени» Катар. Правительству этой страны удалось быстро справиться с блокадой, организовав импорт продовольствия из Турции и Ирана. Экономика Катара демонстрирует устойчивый рост, невзирая на ограничительные меры со стороны коалиции. Саудовскому руководству пришлось отказаться и от варианта вооруженного вторжения в Катар. Этому помешали присутствие на территории эмирата американской военной базы Эль-Удейд, являющейся командным пунктом Centcom, и турецкой военной базы.  В то же время политические амбиции катарской элиты потерпели за последние пять лет существенное фиаско. Эр-Рияду удалось обыграть своих конкурентов из Залива в Египте, поставив у власти в этом государстве правительство Абдель Фаттаха ас-Сиси, и в Судане, где сторонник идеологии и практики «Братьев-мусульман» Омар аль-Башир сошел с политической сцены. До минимума сократилось политическое влияние Катара в Сирии. В Ливии силы фельдмаршала Халифы Хафтара, поддерживаемые союзниками Эр-Рияда ОАЭ и Египтом, успешно теснят катарских ставленников из клана Мисураты. На этом фоне примирение между двумя протагонистами представляется вполне логичным и оправданным.

О начавшемся движении по сближению позиций двух аравийских монархий говорят следующие факты. Во-первых, вариант компромисса между КСА и Катаром активно лоббирует сам президент США Дональд Трамп. Информацию об этом недавно распространило «Радио Свобода» («Аль-Хуррийя») на арабском языке. Достижение мира между Эр-Риядом и Дохой необходимо американской администрации для создания «арабского НАТО», противостоящего Ирану, и нормализации отношений «умеренных» арабских государств с Израилем. Об этом же говорил и начальник штаба ВВС США генерал Дэвид Голдфин, побывавший 16 ноября с визитом в Дубае. По его словам, арабским государствам Залива надо забыть о временных и несущественных разногласиях, чтобы сообща создать военную коалицию для обеспечения безопасности судоходства в этом важном регионе мира.

Во-вторых, по сообщению агентства France Press, 19 ноября высокопоставленная катарская делегация впервые за два года посетила Эр-Рияд. Делегация во главе с министром иностранных дел эмирата шейхом Абдеррахманом Аль Тани участвовала в совещании министров иностранных дел ССАГПЗ, готовящих саммит этой организации, который должен пройти в декабре. Напомним, что во время предыдущих мероприятий ССАГПЗ, проводившихся после объявления блокады, катарцы присутствовали на заведомо низком уровне.

В-третьих, стоит обратить внимание на крайне низкую активность, а то и полное прекращение информационной войны в последнее время. Напомним, что в начале и в разгар кризиса СМИ Саудовской Аравии обвиняли эмират в поддержке терроризма, угрожали военным вторжением и даже созданием рва на границе между КСА и Катаром, куда будут захораниваться радиоактивные отходы. Все это ушло в прошлое. Одновременно телекомпания «Аль-Джазира» существенно снизила количество пропагандистских материалов, направленных против КСА, ОАЭ и Бахрейна. В то же время это не коснулось Египта, информационная война против которого идет с удвоенной силой.

В-четвертых, Эр-Рияд и Доха начали проявлять интерес к общим спортивным мероприятиям. Саудовская Аравия и ОАЭ заявили о своем участии в предстоящем Чемпионате мира по футболу, который пройдет в 2022 году в Катаре. В середине ноября спортивные делегации из КСА и ОАЭ приняли участие в проводившихся в Катаре 24-х Спортивных играх ССАГПЗ. При этом спортсмены и болельщики из этих государств прибыли в Доху прямыми авиационными рейсами, невзирая на объявленную блокаду.

В-пятых, 12 ноября состоялся неожиданный визит заместителя министра обороны Саудовской Аравии и брата наследника престола принца Халеда бен Сальмана в Оман, где он провел переговоры с султаном Кабусом бен Саидом. По мнению арабских экспертов, на них обсуждались два вопроса: возможное оманское посредничество в нормализации отношений между Эр-Риядом и Дохой и ситуация в Йемене.

В-шестых, активизировалось кувейтское посредничество в разрешении данного кризиса. Эмир Кувейта Сабах Ахмед ас-Сабах послал в Саудовскую Аравию делегацию во главе с министром иностранных дел этой страны шейхом Халедом ас-Сабахом. В Эр-Рияде глава кувейтской дипломатии провел встречу с королем Сальманом бен Абдель Азизом.

Нормализация отношений между Саудовской Аравией может произойти на предстоящем в декабре саммите ССАГПЗ. Интересно, что данный саммит пройдет в Эр-Рияде, хотя первоначально его планировалось организовать в Абу-Даби или в Маскате. Выбор Эр-Рияда в качестве места проведения следующей встречи глав государств ССАГПЗ вызван, по мнению главного редактора газеты «Рай аль-йаум» Абдельбари Атвана, следующими причинами. Во-первых, в свете намечающегося примирения между Катаром и аравийской «тройкой» логично было бы, чтобы данный процесс официально прошел именно на территории «старшей сестры» аравийских монархий – Саудовской Аравии. Во-вторых, в последнее время отмечается некоторое охлаждение отношений между КСА и ОАЭ, вызванное выводом Вооруженных сил ОАЭ из Йемена. Несмотря на то, что присутствие эмиратцев в этой стране сохраняется с помощью проэмиратовских прокси-групп, численность которых оценивается в 90 тысяч боевиков, совершенно понятно, что ОАЭ больше не будут участвовать в вооруженной борьбе против хоуситов. Одновременно Абу-Даби стремится хотя бы частично нормализовать отношения с Ираном. В Эр-Рияде данные шаги воспринимаются в качестве «удара в спину». В таких условиях Абу-Даби был бы не лучшим местом для проведения саммита ССАГПЗ. В-третьих, не подходит для проведения саммита и Маскат. Официально правительство султаната отказалось принимать у себя саммит на том основании, что не может обеспечить надлежащие меры безопасности. Однако, по сведениям газеты «Рай аль-йаум», речь идет о разногласиях между Маскатом и Эр-Риядом по поводу йеменской провинции Махра, где традиционно было сильно оманское влияние. Между тем, в последнее время саудиты берут этот регион под все более плотный контроль. Причиной является намерение саудовского руководства построить через территорию Махры нефтепроводы и построить крупный терминал на берегу Аравийского моря для того, чтобы проложить альтернативный маршрут транзита нефти в обход Ормузского пролива.

В процессе возможного примирения между КСА и Катаром возникает один очень важный вопрос: о месте Египта в этом процессе. Как уже говорилось ранее, примирительный тон катарских СМИ по отношению к аравийским государствам не коснулся Египта. Катарцы продолжают вести информационную войну против этой страны, используя тему прав человека, а также поощряя протестное движение во главе с Мухаммедом Али, имевшее место в АРЕ в октябре с.г. Египетское руководство непримиримо настроено к Катару, зная о поддержке эмиратом движения «Братьев-мусульман», представляющего ощутимую угрозу нынешним властям АРЕ. Несомненно, что примирение между Эр-Риядом и Дохой вызовет у Каира разочарование и фрустрацию. Определенной, хотя и неполной компенсацией для президента Абдель Фаттаха ас-Сиси послужил его визит в Абу-Даби 13-14 ноября с.г. В ходе его встречи с наследным принцем Мухаммедом бен Зайедом было принято решение о создании инвестиционного фонда в объеме 20 млрд долларов для нужд египетской экономики. Впрочем, вряд ли этот шаг сможет взывать примирение между Каиром и Дохой.

52.57MB | MySQL:104 | 0,348sec