О внешнеполитическом и геополитическом контексте социальных протестов в Иране. Часть 2

Интересно, что некоторые иранские СМИ прямо обвинили в разжигании протестов группировку «Моджахеддин-э-хальк», занесенную в Иране в разряд террористических, а также «членов семьи покойного шаха Пехлеви». Подозрения иранской элиты в причастности внешних сил в разжигании беспорядков подкрепляются их совпадением с рядом враждебных акций, направленных против ИРИ. США направили в Персидский залив авианосца USS «Авраам Линкольн». Продолжаются ракетные обстрелы военных объектов иранских прокси-групп в Сирии, совершенные израильской авиацией. 20 ноября израильские ВВС поразили десятки целей в окрестностях Дамаска и в самом городе, включая районы Кисва, Саасаа, Джайдат Артуз, Кудсайя, Сехнайя и военный аэропорт Меззе.  Командование ВС Израиля утверждает, что удары были совершены в качестве ответа за ракетный обстрел израильской территории из окрестностей Дамаска. Сирийское правительство утверждает, что в результате обстрелов погибли двое гражданских лиц, а ПВО этой страны успешно отразили большинство атак. Одновременно президент США Дональд Трамп объявил об увеличении американского военного персонала в Саудовской Аравии. Российский МИД в этой связи предостерег, что планы США по развертыванию дополнительных нескольких тысяч военнослужащих в КСА способны еще больше обострить противоречия на Ближнем Востоке.

В результате отношение иранской политической элиты к США все более смещается в сторону конфронтации. Напомним, что в начале своего президентского срока президент ИРИ Хасан Роухани позиционировал себя в качестве «голубя мира», сторонника разблокирования отношений с Вашингтоном и прямых ирано-американских переговоров. В этой связи достаточно вспомнить его речь на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2013 года. Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф пошел тогда еще дальше, начав переговоры с госсекретарем США Джоном Керри в Омане. Их нынешняя позиция представляет собой разительный контраст по отношению к  периоду переговоров по СВПД.

Об этом говорит, в частности, выступление Роухани на состоявшейся в Тегеране конференции шиитских и суннитских мусульманских ученых. «Никто не сомневается в том, что ничего хорошего не приходится ждать от таких высокомерных держав как США», — заявил Роухани. Он добавил: «В последнее столетие источником каждой войны, убийства, кровопролития, конфликта в регионе были США и сионистский режим (Израиль авт.). От убийств мирных людей в Афганистане до убийств народа в Ираке и Йемене – все это было результатом заговоров США в регионе». Хасан Роухани, шедший на выборы 2013 года с обещанием того, что переговоры со странами Запада и, особенно, с Соединенными Штатами помогут Ирану выбраться из политической и экономической изоляции, отметил в этой речи: «К тем, кто говорят, что США могут быть решением проблемы, я обращаюсь с вопросом: укажите мне хоть один пример, когда американцы действительно помогли». Президент Ирана сказал о том, что «Наиболее важным вопросом для исламского мира является выветрить из голов нашей молодежи идею о том, что Америка когда-либо была другом наций нашего региона». В качестве примера иранский президент указал на недавние слова  официальных лиц США о том, что американские войска будут сохранены на территории Сирии, чтобы контролировать нефть этой страны. В связи с этим Хасан Роухани отметил: «До сего времени мы не слышали более откровенных заявлений о том, что целью США в регионе является разграбление природных богатств мусульман».

Таким образом, американская политика «максимального давления», кажется, достигла противоположных результатов. Вместо того, чтобы заставить иранское руководство пойти на уступки, этот курс привел к ужесточению внешнеполитических позиций ИРИ, тон которым задают консерваторы и силовики. Открытая поддержка со стороны США и ряда стран ЕС участникам протестов, среди которых оказалось немало погромщиков, натолкнула иранскую политическую элиту на мысль о том, что целью «максимального давления» является не заставить Тегеран пойти на максимальные уступки, а сменить политический режим в Иране. Таким образом, дипломатические переговоры с США являются бессмысленными, а наилучшей стратегией будет «максимальное сопротивление». Характерно, что враждебность все больше проявляется не только к Америке, но и к ряду европейских государств. По-видимому, политика Вашингтона по вовлечению европейских союзников в антииранские действия дает свои плоды, и в Тегеране это заметили. Здесь масла в огонь подлило заявление министра обороны Франции Флоранс Парли, сделанное ей 23 ноября, в котором она критиковала США за мягкое отношение к «военным провокациям» Ирана. «Когда минирование кораблей осталось без ответа, были сбит беспилотник. Когда на это тоже не отреагировали, последовала атака на нефтяные мощности Саудовской Аравии», — заявила министр. Член Совета экспертов, аятолла Ахмад Хатами заявил о том, что Франция и Германия сопровождают США в «злобном и безнравственном отношении»  к Ирану во время недавних протестов. Он надеется, что иранцы, которые возлагают надежды на эти европейские страны, «изменят свое отношение».

С другой стороны, по мнению иранской политической элиты, бунты в ИРИ и протестные выступления в Ираке и Ливане являются звеньями одной цепи. Они направлены на ослабление регионального влияния ИРИ. Влиятельный иранский политик, член Совета по целесообразности принимаемых решений  Голям Хаддад Адель прямо сказал о том, что «недавние протесты в Иране являются результатом внешнего заговора, призванного повторить в Иране тот хаос, который был спровоцирован в Ираке и в Ливане».

Однако в Вашингтоне недооценивают не только политическую, но и экономическую устойчивость Ирана. Несмотря на значительный ущерб, нанесенный ИРИ санкциями, коллапс экономики Ирана в ближайшем будущем не предвидится. Об этом пишет, как ни странно, израильская газета «Гаарец» (1). Журналисты газеты пишут: «Санкции США снизили нефтяной экспорт Ирана на 80%, надежно перекрыв дорогу иностранным инвестициям. Риал за 18 месяцев потерял две трети своей стоимости. Инфляция за этот  же период составила 52%, а по отдельным продуктам питания она существенно выше. В то же время говорить о крахе иранской экономики не приходится. Иран не является полностью нефтяной экономикой как Саудовская Аравия и другие эмираты Залива. Нефть дает только 20% ВВП и около половины экспорта, кроме того в ТЭК Ирана занято не очень много людей. Таким образом, хотя санкции на начальном этапе принесли немало боли, они не могут остановить экономическую активность в Иране». Обозреватели газеты отмечают, что ненефтяные санкции способны даже стимулировать небольшой рост  иранской экономики. «До сих пор помимо нефти, ковров  и фисташек Иран поставлял мало конкурентоспособных товаров на мировой рынок. Эта страна обладает промышленной и аграрной базой, а отсутствие конкуренции со стороны импорта будет стимулировать местное производство. Уже сейчас на полках магазинов появляется все больше товаров с клеймом «Сделано в Иране». В результате промышленное производство и занятость постепенно растут, а курс риала стабилизировался на уровне 115-120 тысяч за доллар». Журналист «Гаарец» Давид Розенберг приводит прогнозы Всемирного банка о том, что ВВП Ирана подвергнется в 2019-2020 годах массивному сокращению, но после этого станет постепенно расти, а инфляция стабилизируется на уровне 20% в год.

Таким образом, можно сделать ряд выводов. Во-первых, политическая система и экономика ИРИ имеют значительный запас прочности. Протестные выступления 17-20 ноября не были поддержаны иранским средним классом и не встретили сочувствия среди политиков-реформистов. Более того, иранское руководство имеет шансы использовать эти бунты для народной мобилизации в своих целях. Во-вторых, президент Роухани перестал быть оптимальным партнером в возможных переговорах с Западом. Либо он полностью перейдет на сторону консервативных кругов, либо последние превратят его в «хромую утку». Об этом свидетельствуют попытки переложить на него одного ответственность за неудачные последствия повышения цен на топливо. В этом случае президент Ирана буде полностью поглощен внутренними проблемами, и не сможет в полную силу разворачивать дипломатическую активность. В-третьих, ответом на дальнейшую антииранскую деятельность США будет не капитуляция, а ужесточение внешнеполитического курса, включая возможный выход из СВПД и действия в регионе, аналогичные нападениям на объекты саудовского ТЭК в сентябре 2019 года.

  1. https://www.haaretz.com/opinion/.premium-in-iran-it-s-not-the-economy-stupid-1.8156887
55.87MB | MySQL:113 | 0,493sec