Об участии Турции в саммите НАТО в Лондоне. Часть 1

3-4 декабря 2019 году в Лондоне состоялся двухдневный Саммит НАТО, в котором приняли участие главы государств членов Альянса. Разумеется,  Турции  Р.Т.Эрдоган принял участие в этом мероприятии. Также в нем приняли участие президент США Д.Трамп, канцлер ФРГ А.Меркель, президент Франции Э.Макрон, премьер-министр Великобритании Б.Джонсон и т.д.

В последнее время, хорошим тоном в российской экспертной среде стало говорить о том, что между Турецкой Республикой и Североатлантическим альянсом наблюдается охлаждение отношений, которое может вылиться чуть ли не в «развод».

Мотивация на этот счет смотрится достаточно убедительно: непонятности с использованием положения о коллективной безопасности НАТО, отсутствие поддержки со стороны Альянса Турции на критических для неё отрезках, в частности, в её борьбе с сирийскими курдами, принятие антитурецких санкций за покупку российских систем С-400 и т.д.

При том, что, действительно, членство НАТО Турции приносит, в последнее время, одно разочарование за другим, уместно обратиться к тому, каковы вопросы и ожидания Турции от состоявшегося Североатлантического альянса и с какими заявлениями по этому поводу выступает турецкое руководство. Отдельно скажем и несколько слов по поводу, мягко говоря, гипотетического «выхода Турции из НАТО».

Перед Саммитом НАТО в Турции повестка дня турецкого лидера обозначалась следующим образом.

4-хсторонняя встреча, с участием лидеров Турции, Франции, Германии и Великобритании, посвященная Сирии. На встрече предполагалось обсудить политический процесс, стартовавший в Сирии, возврат на родину сирийских беженцев, работы по созданию зоны безопасности, борьба с террором во всех его проявлениях (в т.ч. с «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.), РПК, СНС, ПДС). Кроме того, вопросом стала борьба НАТО с новыми типами угроз и то, как для этого должен быть перестроен Альянс. Также, покупка Турцией С-400, и исключение страны из программы создания истребителя F-35, является непременным пунктом повестки дня подобных переговоров.

Как ожидалось, большей части перечисленных выше вопросов Р.Т.Эрдоган должен был озвучить на главной, пленарной сессии мероприятия. При этом, как было понятно ещё до встречи, непременными должны были стать упреки Турции в адрес партнеров по Североатлантическому альянсу за то, что те «оставили страну в одиночестве в её борьбе с терроризмом в Сирии», с акцентом на борьбу с РПК и СНС.

Разумеется, одним из важнейших вопросов на совещании должно было стать, со всей неизбежностью, блокирование Турции плана НАТО по обороне Балтики.

В числе других планов Р.Т.Эрдогана, накануне поездки в Лондон, были озвучены следующие: участие, наряду с другими главами государств, в приеме у королевы Елизаветы II, ужин с премьер-министром Великобритании Б.Джонсоном.

После завершения Саммита НАТО было запланировано открытие Р.Т.Эрдоганом Кембриджской мечети, которая построена совместно Фондом мусульманских ученых и Фондом религии под руководством известного турецкого архитектора Юсуфа Ислама. Как отмечала турецкая пресса, эта мечеть станет первой в мире, построенной по «зеленым принципам», то есть, она будет отвечать самым высоким экологическим стандартам.

Накануне визита в Лондон, 2 декабря с.г., Р.Т.Эрдоган выступил с рядом заявлений. В частности, он указал, что «новый НАТО, с учетом текущей глобальной ситуации, просто неизбежен». Также Р.Т.Эрдоган заявил, что Турция надеется на то, что союзники по Североатлантическому альянсу проявят солидарность со его страной в отношении борьбы с терроризмом.

Процитируем Р.Т.Эрдогана: «Мы не можем оценивать нынешнюю ситуацию с мышлением 2000-х годов».

Также турецкий президент отметил, что Турция ожидает, что союзники по НАТО будут искать пути расширения сотрудничества внутри блока, а не искать альтернативы (каким-либо из участников, подразумевая, очевидно, Турцию, которая чувствует себя на периферии Альянса — В.К.). Эрдоган назвал солидарность и единство внутри НАТО «строительными блоками», призвав союзников воздерживаться от популистских заявлений, которые могут нанести ущерб силе альянса.

В частности, Р.Т.Эрдоган заявил следующее: «Мы ожидаем, что они (то есть, партнёры по НАТО – В.К.) будут вовлечены в работу по укреплению блока, а не в поиске альтернатив». Приоритетом, по мнению Р.Т.Эрдогана, должно стать преобразование блока для обеспечения его решительной позиции в отношении террористических организаций необходимо: «НАТО должна действовать активно перед лицом асимметричных угроз, исходящих от террористических организаций».

Также позицию Турции в отношении плана НАТО по обороне Балтики и Польши озвучил турецким СМИ неназванный представитель силовых структур стран. Он, в частности, указал на то, что у Турции есть полное право на то, чтобы использовать при голосовании свое право вето и это не может расцениваться в качестве шантажа.

Вот как роль Турции в сегодняшнем НАТО накануне охарактеризовал министр национальной обороны Хулуси Акар. Цитируем: «Турция продолжает демонстрировать свою приверженность НАТО самым решительным образом, каким только может это делать страна – одна из первых участниц (Альянса — В.К.). У нас есть вторые по величине вооруженные силы в Североатлантическом союзе, и примерно 1,9% нашего ВВП идет в НАТО, мы являемся одними из ее главных доноров и взяли на себя обязательство повысить этот показатель до 2% к 2024 году. Наши войска участвовали в миссиях, операциях и учениях НАТО по всему миру — от войны в Корее до Балкан и Афганистана и играют ключевую роль в гуманитарных миссиях».

В 2019 году Североатлантический альянс НАТО отметил свое 70-летие. Мы постоянно пишем о том кризисе смыслов, который переживает НАТО после окончания Холодной войны.

С какой же повесткой подошел блог НАТО к своему юбилейному декабрьскому заседанию в Лондоне?

Турецкие СМИ, в частности, самая тиражная газета страны Hürriyet, увидели ситуацию следующим образом: 5-й пункт Устава НАТО о коллективной обороне, борьба с терроризмом (в турецкой трактовке — В.У. ), расходы на содержание Альянса, а также угроза, исходящая со стороны России и Китая (Китай, пожалуй, впервые попадает в фокус пристального внимания со стороны НАТО).

Немного расшифруем перечисленные выше пункты повестки дня:

  • 5-й пункт Устава НАТО (о коллективной обороне): На самом деле, в последние годы, турецкое руководство не раз уже пыталось обратиться к этому положению, являющемуся для Альянса основополагающим. Одним из ярких проявлений того, как это работает, а точнее, не работает, стал так называемый «самолетный кризис» между Россией и Турцией в 2015-м году. Тогда попытки Турции искать защиты в НАТО против ожидаемых ответных мер со стороны России за сбитый самолет и, как один из вариантов, установить зону безопасности вдоль турецко-сирийской границы с углублением в сирийскую территорию, ни к чему не привели. Турции пришлось самой разбираться в этой ситуации. Что, в итоге, закончилось принесением официальных извинений (в турецком понимании, выражением официальных сожалений) России за сбитый самолет со стороны президента Р.Т.Эрдогана. В эти дни, 5-й пункт Устава НАТО входит вновь на повестку дня, в связи с очередной фазой проводимой Турцией операции в Сирии, получившей название «Источник мира». Вопрос был поставлен на повестку дня со стороны президента Франции Э.Макрона. Поскольку согласно Статье 5 Устава, нанесение удара по стране – члену НАТО приравнивается к агрессии на весь Альянс. И не совсем понятно, как использовать эту статью в условиях локального конфликта. В частности, того, в который втянулась Турецкая Республика в Сирии.
  • Борьба с терроризмом: Турция указывает на то, что она является страной, «наибольшим образом пострадавшей от террористических атак». При этом, руководство страны регулярно упрекает НАТО в том, что Альянс не оказывает Турции поддержку в её борьбе с терроризмом, и требует признать не только Рабочую партию Курдистана террористической организацией, но и все её ответвления, включая Силы народной самообороны и Партию демократический союз. Впрочем, сложно ожидать от членов НАТО, что те последуют за Турцией в оценке упомянутых структур. Так или иначе, Турция, заблокировав план НАТО по обороне стран Балтики и Польши, создала для себя возможность по продвижению и своей повестки внутри НАТО.
  • Расходы на содержание НАТО: Постепенно приводит к результатам то давление, которое оказывает президент США Д. Трамп на Канаду и Европу по внесению большей финансовой лепты в кассу Североатлантического альянса. Число стран, чей вклад в НАТО составляет 2% от ВВП, в Альянсе достигло девяти. Эти страны сегодня включают: США, Болгарию, Грецию, Великобританию, Эстонию, Румынию, Литву, Латвию, а также Польшу. За этими странами следует Турция, которая вносит в НАТО 1,89% своего ВВП. Американский президент продолжает давление на те страны, которые далеко отстают от упомянутой планки, прежде всего, на Германию.
  • Китай и Россия: Как указывают турецкие СМИ, в отношении путей и способов сдерживания России, в НАТО нет единства мнений. В частности, та же Франция открыто заявила о том, что она не рассматривает Россию в качестве угрозы и потребовала сближения с Россией. С другой стороны, страны Балтики выступили против какого-либо смягчения позиции по отношению к России. Вплоть до настоящего времени, Китай не попадал в фокус внимания НАТО. В первый раз, это произошло в Лондоне по «настойчивому предложению», прозвучавшему со стороны США.

Итак, в каких мероприятиях принял участие президент Турции Р.Т.Эрдоган и какие провел встречи? — Перечисляем по дням.

3 декабря турецкий лидер: принял участие в 4-сторонней встрече (с главами Великобритании, Германии и Франции) по Сирии, а также участвовал в приеме в Букингемском дворце.

4 декабря Р.Т.Эрдоган: встретился с некоторыми представителями британского парламента, а также с представителями так называемой Глобальной сомалийской диаспоры. Далее состоялись встречи Р.Т.Эрдогана с президентом США Д.Трампом, премьер-министром Испании П.Санчесом, премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом.

Кроме того, уже по окончании Саммита, 5 декабря, состоялось выступление президента Р.Т.Эрдогана перед представителями турецкой и, говоря шире, мусульманской диаспоры Лондона. Это – единственное развернутое выступление турецкого лидера в Лондоне, к которому мы обратимся чуть позже. А сейчас посмотрим на то, чем же увенчался 70-й юбилейный Саммит стран НАТО?

5 декабря с.г. крупнейшая турецкая газета Hürriyet осветила результаты лондонского Саммита НАТО под заголовком «Балтийский жест от Турции в сторону НАТО».

Напомним, что ранее Турция не согласовала План обороны стран Балтики и Польши, использовав свое право вето. По этому поводу в Лондоне, как указывает турецкая пресса, наблюдался оживленный «дипломатический трафик». И после того, как были устранены положения, вызывающие у Турции возражения, и найдена приемлемая формула, страна сняла свои возражения.

Как пишет турецкая пресса, после переговоров на уровне глав государств, а также технических делегаций, Турция согласовала, использование вместо обновленного документа, Плана поэтапного реагирования от 2017 года.

Впрочем, отметим, два обстоятельства:

  • Турция – это страна, находящаяся не в том положении, чтобы быть в состоянии выступать против всего блока НАТО. Даже при наличии подобного желания. Тем более, что, применительно к России, выразимся мягко, у неё подобного желания может и не быть (Россия, в этом смысле, действует более последовательно, выстраивая свои отношения с Турцией – заветировав антитурецкую резолюцию в СБ ООН по поводу операции «Источник мира» в Сирии – В.К.).

В этом смысле, сразу заметим, вне зависимости от того, какие правки были внесены в «Балтийский план», что те, кто рассчитывал на то, что Турция, ввиду бурно развивающихся российско-турецких отношений, станет чуть ли не пророссийско настроенной страной в НАТО и будет использовать свое влияние для сдерживания антироссийских инициатив, как показал Лондон, выдавали желаемое за действительное. Турция будет настроена в НАТО исключительно протурецки.

  • У Турции, разумеется, интерес к НАТО в эти дни заключается в признании сирийских Сил народной самообороны и Партии демократический союз ответвлениями Рабочей партии Курдистана и террористическими организациями, с которыми странам Альянса надлежит бороться, поддерживая Турцию.

Поддержки НАТО Турция не получила и на сей раз. Как указал по окончании встречи генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг, вопрос сирийских курдов специальным образом на встрече не обсуждался, а внутри НАТО, на этот счет, есть разные точки зрения.

Зато была принята дорожная карта по активизации борьбы НАТО с терроризмом. Впрочем, в этом документе, все же, указывается факт прямой связи между РПК и СНС / ПДС.

Соответственно, турецкое руководство, приняв это в качестве шага в свою сторону, решило отказаться от своего вето, заслужив, в частности, благодарность со стороны президента Литовской республики Гитанаса Науседы: «Мы поблагодарили президента Эрдогана за продемонстрированную солидарность». О необходимости «учитывать взгляды Турции» после Саммита говорил и президент Польши Анджей Дуда.

Если переводить все это с дипломатического на русский язык, то Турции не удалось обеспечить себе поддержку со стороны НАТО, даже моральную, в свете борьбы страны с сирийскими Силами народной самообороны и Партией демократический союз. А отдать НАТО свой козырь в виде ветирования Плана по обороне Балтики и Польши туркам все же пришлось.

Важной, разумеется, встречей для президента Р.Т.Эрдогана стали его, ранее незапланированные, переговоры с президентом США Д.Трампом.

Американский лидер выступил, после этой встречи, в привычной для себя экспрессивной манере: «Мы поговорили обо всем. Это была великолепная, хорошая встреча. Мы поговорили про Сирию. Мы поговорили про курдов. Граница и зона безопасности развиваются хорошо. В этом смысле, я очень поддерживаю Турцию. Продолжается режим прекращения огня. По-моему, люди этому удивились… Мы вывели своих солдат, взяли нефть. Наши солдаты находятся там, где нефть. Я хочу, чтобы было так. Они (то есть, турки — В.К.) патрулируют собственную границу и они это делают».

Отвечая на вопрос, касающийся членства Турции в НАТО, президент США ответил следующим образом: «Очень многие люди испытывают уважение к Турции за то, что она делает. Они действуют очень хорошо и на границе и в зоне безопасности».

Заявление Белого дома содержало перечисление тех пунктов повестки, которые обсуждались на встрече между Трампом и Эроганом. Они, согласно Белому дому, включали следующее: важность дальнейшего выполнения союзнических обязательств, рост взаимной торговли до 100 млрд долл., в целом, развитие двусторонней торговли, вопрос региональной безопасности, а также энергетическую безопасность.

На своей пресс-конференции Д. Трамп подчеркнул важность Турции и отметил, что он с президентом Турции «хорошо ладит».

Глава по связям с общественностью Администрации президента Турции Фахреттин Алтун в своем Твиттере также охарактеризовал встречу между двумя лидерами в качестве «очень продуктивной».

55.91MB | MySQL:106 | 0,432sec