Король Абдалла: завершение европейского турне

9 ноября закончилось (после завершения официального визита в Турцию) очередное (летом текущего года была совершена поездка в Испанию, Францию и Польшу) европейское турне саудовского монарха. Кроме Великобритании и Турции, король Абдалла посетил Италию (включая Ватикан) и Германию. Сколь значительны были итоги этой поездки, во всяком случае, если речь идет об Италии, Германии и Турции, включенных в программу официальных визитов главы саудовского политического истеблишмента?

Наверное, важнейшей чертой этого турне стала в первую очередь его политическая составляющая. Разумеется, пребывание короля в Италии, Германии и Турции в той или иной мере включало обсуждение иных сторон двустороннего сотрудничества, а также достижение соответствующих соглашений. Визит саудовского монарха в Рим ознаменовался подписанием четырех саудовско-итальянских соглашений – о развитии сотрудничества в сфере обороны, о взаимодействии в сфере противодействия преступности, об оказании помощи в деле развития профессионально-технического образования в Саудовской Аравии и, наконец, о двустороннем сотрудничестве в сфере здравоохранения. Пребывание монарха в Берлине содействовало подписанию саудовско-германского соглашения об отмене двойного налогообложения. Поездка в Анкару включила подписание совместной саудовско-турецкой декларации «О сотрудничестве между Турецкой республикой и Королевством Саудовская Аравия», предусматривающей взаимное поощрение инвестиционной активности и содействие торговому обмену между двумя странами.

Вместе с тем основные темы, обсуждавшиеся в ходе встреч короля Абдаллы с лидерами всех трех стран, касались прежде всего развития ситуации в регионе Большого Ближнего Востока (включая Афганистан и Пакистан), а также вопросов, связанных с достижением более тесного взаимодействия между членами международного сообщества, принадлежащими к различным цивилизациям и культурам. Это естественно. Саудовская Аравия во все большей мере координирует свою внешнеполитическую деятельность с усилиями тех стран (в частности, членов Европейского союза), которые, как и она, заинтересованы в урегулировании региональных конфликтных ситуаций, имеющих отношение к арабо-израильскому противостоянию, включая его палестино-израильский аспект, ситуации в Ливане, роли Сирии в регионе Ближнего Востока, положению в Ираке и, наконец, к иранскому ядерному досье.

Одновременно визит короля Абдаллы в Италию и Германию скорее всего привел к определенной корректировке саудовской позиции в отношении насущных проблем мировой политики, определяемых развитием ближневосточной ситуации. В этой связи стоит заметить, что встреча короля Абдаллы с итальянским премьер-министром Р. Проди привела к тому, что обе стороны заявили, что они «придают большое значение будущей мирной конференции в Анаполисе, способной привести к ощутимым результатам, среди которых восстановление законных национальных прав палестинцев». Стороны пришли к единому мнению о том, что «Соединенные Штаты играют ключевую роль в подготовке этой конференции, а палестинская сторона выступает в качестве участника, наиболее заинтересованного в успехе этой конференции».

В определенной мере идея важности конференции в Анаполисе прозвучала в ходе переговоров между саудовским монархом и германским канцлером А. Меркель. Обе стороны подчеркнули, что эта конференция «способна содействовать прогрессу ближневосточного мирного процесса, включая в первую очередь достижение справедливого и всеобъемлющего решения, обеспечивающего законные права всех сторон на основе арабской мирной инициативы и международной законности».

Добиваясь от двух стран — членов Европейского союза признания важности выдвинутых ею предложений в связи с проблемами ближневосточного урегулирования (в частности, арабской мирной инициативы, автором которой является нынешний саудовский король), Саудовская Аравия все в большей мере подает сигналы, свидетельствующие о возможности участия ее представителей в работе конференции в Анаполисе.

Это обстоятельство подтверждается и опубликованным 9 ноября интервью короля Абдаллы газете «Франкфуртер альгемайне», в котором, касаясь вопроса о конференции в Анаполисе, он сказал: «Инициатива американского президента, связанная с созывом мирной конференции по Ближнему Востоку, дополнилась ныне важным элементом, суть которого заключается в том, чтобы обсудить важнейшие вопросы конфликтной ситуации. Это прекращение оккупации, создание независимого и территориально связанного палестинского государства, обсуждение проблем беженцев, Иерусалима, улучшения положения палестинцев, а также других вопросов, являющихся ключевыми для этого конфликта. Включение этих вопросов в качестве предмета для обсуждения в повестку дня конференции приветствовалось не только Саудовской Аравией, но и Лигой арабских государств. Это значит, мы считаем, что конференция будет обсуждать эти ключевые вопросы, что она будет всеобъемлющей, поскольку будет рассматривать ситуацию на всех треках, что она разработает временной график реализации ключевых вопросов конфликта, что в свою очередь будет содействовать ее успеху». Затем король Абдалла продолжил: «Как показал предшествующий опыт, частичные решения, касавшиеся только последствий конфликта, а не его сути, провалились. Ныне же будет обсуждаться суть, что и обеспечит успех конференции. Как справедливо подчеркнула американский государственный секретарь, “провал конференции не может быть нашим выбором”. Я считаю, что настало время перейти от этапа разговоров о мире как процессе к этапу утверждения мира как реальности, предпринимая для этого конкретные и серьезные шаги».

Итоги переговоров между королем Абдаллой и президентом Турции А. Гюлем в Анкаре также включали утверждение о том, что «мирный процесс на Ближнем Востоке должен исходить из необходимости достижения справедливого и всеобъемлющего решения, которое позволит палестинскому народу создать собственное государство на его национальной территории на основе арабской мирной инициативы и решений международной законности».

Иранское ядерное досье стало скорее всего второй важнейшей темой переговоров между саудовским монархом и его европейскими собеседниками.

Отвечая на вопрос корреспондента «Франкфуртер альгемайне» о том, считает ли король, что предложение саудовского министра иностранных дел С. Аль-Фейсала о «необходимости создать многосторонний механизм, обеспечивающий Иран обогащенным ураном, необходимым для его ядерных реакторов», означает, что «все дипломатические усилия, а также экономические санкции» против Ирана «обречены на неудачу», саудовский монарх ответил: «Мы стремимся к тому, чтобы превратить Ближний Восток в регион, свободный от ядерного оружия и всех видов оружия массового поражения. Мир опасается, что иранская ядерная программа приведет к расползанию ядерного оружия. Со своей стороны, Иран заявил, что его ядерная программа направлена на решение мирных задач. Если это так, то мы не видим никакого повода для использования языка эскалации, конфронтации и вызовов, обращение к которому может привести лишь к росту напряженности». Далее он подчеркнул: «Мы призываем к мирному решению этого кризиса, к его решению на основе диалога и переговоров между всеми сторонами. Это обеспечит право Ирана или любого другого государства на мирное использование ядерной энергии на основе норм Международного агентства по ядерной энергии и под его контролем так, чтобы эти нормы были равным образом применены ко всем государствам региона без исключения. В этой связи предложение о создании в нейтральной стране предприятия по обогащению урана – это часть наших дипломатических усилий, направленных на достижение мирного решения кризиса. Такое предприятие должно работать на базе самых высоких норм, обеспечивающих безопасность людей и окружающей среды, под эгидой и на основе норм МАГАТЭ. Оно будет снабжать заинтересованные государства только тем количеством обогащенного урана, которое необходимо для его мирного использования».

Итальянская сторона скорее всего была в большей мере готова принять саудовскую позицию по Ирану и избавлению Ближнего Востока от оружия массового поражения, чем германская. Во всяком случае, по итогам переговоров короля Абдаллы и Р. Проди было подчеркнуто, что обе стороны «считают необходимым объективно рассматривать региональное ядерное досье с тем, чтобы это рассмотрение ограничило распространение ядерного оружия в регионе и гарантировало его от новой эскалации насилия и напряженности». В свою очередь, официальное сообщение о переговорах между королем Абдаллой и А. Меркель (как и сообщение о переговорах саудовского монарха с президентом А. Гюлем) даже не содержало указания на то, что обе стороны касались вопроса об иранской ядерной программе.

Позиции Италии и Германии, как и позиция Саудовской Аравии, тем не менее, во многом совпадали, когда речь шла о Ливане.

Резюме, собственно, саудовской позиции по вопросу о развитии ситуации в Ливане было изложено королем Абдаллой в интервью одной из ведущих германских газет. Он сказал корреспонденту «Франкфуртер альгемайне»: «Ситуация напряженности в Ливане представляет источник беспокойства для всех нас. Это беспокойство усиливается, поскольку нам известен горький опыт гражданской войны в этой стране. Королевство продолжает прилагать усилия, как на уровне двусторонних отношений, так и через Лигу арабских государств и на международном уровне, ради решения существующих разногласий и достижения национального согласия между ливанцами. Мы надеемся, добавил он, что эти усилия приведут и к решению проблемы выборов президента». Одновременно король подчеркнул, что в «сирийской позиции по Ливану и Палестине происходят положительные сдвиги», и заявил: «Мы надеемся, что сирийская роль станет ролью созидателя мира, ролью, поддерживающей решение, направленное к достижению единства и в Ливане, и в Палестине».

Эта позиция была, по сути дела, поддержана без каких-либо дополнительных нюансов и Р. Проди, и А. Гюлем. В свою очередь, такого рода нюансы появились в ходе беседы монарха с А. Меркель, когда и саудовская, и германская стороны, говоря о «серьезности положения в Ливане», «настойчиво подчеркнули необходимость избавить эту страну от внешнего вмешательства в ее внутренние дела и дать возможность самим ливанцам принять самостоятельное национальное решение».

Кроме того только в ходе переговоров с А. Меркель (заявившей, что мир нуждается в «мудрости и проницательности» короля Абдаллы, необходимых для решения сложных проблем региона) речь шла о Пакистане и Афганистане. В официальном сообщении о саудовско-германской встрече и переговорах подчеркивалась «специфичность положения в Пакистане», необходимость «поддержки умеренных и толерантных сил» этой страны «в интересах ее безопасности и стабильности, а также сохранения роли Пакистана в деле противостояния экстремистским течениям и силам терроризма». Та часть сообщения, которая касалась Афганистана, сводилась к следующему: «Обе стороны считают, что вызов, который связан с Афганистаном, определяется племенным характером афганского общества и низким уровнем жизни», что и «позволяет активно вмешиваться в дела этой страны извне».

Разумеется, одной из важнейших тем переговоров, проведенных саудовским монархом в Италии, Германии и Турции, была ситуация в Ираке. Саудовская позиция по иракскому вопросу была вновь подтверждена в интервью короля газете «Франкфуртер альгемайне». Король сказал: «Существует региональный, арабский и международный консенсус, касающийся необходимости восстановления безопасности и стабильности в Ираке, а также его реконструкции, при условии сохранения его независимости, суверенитета и территориальной целостности. Единственный путь, который может гарантировать решение этих задач, связан в первую очередь с национальным примирением всех сыновей Ирака вне зависимости от их политических предпочтений, религиозных верований или национальной принадлежности, а также с полным равенством всех, без исключения, в правах и обязанностях, включая и равное участие в использовании национальных богатств. В Ираке общенациональные интересы должны встать выше, чем узкие клановые цели. По нашему мнению, продолжил король, все эти задачи пока еще не решены на национальном иракском уровне, что ставит правительство и народ Ирака перед огромной исторической ответственностью – удвоить усилия, направленные на достижение национального примирения. Решение же этих задач на международном уровне предполагает, что страны — соседи Ирака не должны взаимодействовать с Ираком, видя в нем только те или иные конфессионально-религиозные группы. Они должны помогать всем иракцам, не проводя грани между той или иной религиозной группой, особенно когда речь идет о финансовой или гуманитарной помощи». Касаясь возможности турецких военных рейдов на территорию иракского Курдистана, а также причин, которыми они могут определяться, саудовский монарх отметил: «Мы осуждаем терроризм в любых его формах и вне зависимости от порождающих его причин и оправданий, включая инфильтрацию через границы. С другой стороны, мы надеемся, что Турция и Ирак приложат совместные усилия, чтобы более не допускать операций инфильтрантов».

Саудовская точка зрения была, конечно же, приемлема как для итальянских, так и для германских партнеров по переговорам. В Анкаре же она была, что естественно, расширена, когда турецкая сторона активно подчеркивала «свою озабоченность взрывоопасным положением в братском соседнем Ираке» и заявляла, что «будет, по мере возможности, продолжать оказывать гуманитарную помощь всему иракскому народу». В ходе же закрытых переговоров между королем Абдаллой и турецким премьер-министром Т. Эрдоганом, вне сомнения, был поставлен и вопрос о возможных турецких репрессивных акциях против баз Курдской рабочей партии в иракском Курдистане.

Особое место в ходе последнего европейского турне короля Абдаллы заняло, конечно же, его посещение Ватикана и встреча с папой Бенедиктом XVI. Не приходится говорить, что эта встреча была действительно исторической, поскольку в ней участвовали глава католической церкви (уже заслуживший непонимание мусульманского мира в связи с его «неудачными» высказываниями в университете германского Регенсбурга) и «служитель Двух Благородных Святынь».

На своей первой встрече с папой король Абдалла говорил о том, что «современный мир нуждается в диалоге религий и цивилизаций ради укрепления терпимости, к которой призывают все религии, а также ради искоренения насилия, достижении безопасности, мира и стабильности для всех народов». Как сообщалось в распространенном папской резиденцией после завершения встречи заявлении, «король Абдалла и папа подчеркнули свою приверженность справедливому решению всех региональных конфликтов на Ближнем Востоке, и в первую очередь палестино-израильского конфликта». В этом же документе отмечалось, что «король Абдалла и папа вновь отметили свою приверженность диалогу между культурами и религиями в интересах мирного и плодотворного существования человечества и составляющих его народов, а также важность сотрудничества между христианами, мусульманами и иудеями ради мира, справедливости и их совместных духовных и моральных ценностей».

10 ноября король Абдалла прибыл из Анкары в Каир, где прошли его переговоры с египетским президентом Х. Мубараком.

43.91MB | MySQL:87 | 1,559sec