Исламиский мир накануне конференции в Анаполисе

Готовящаяся по инициативе Соединенных Штатов конференция в Анаполисе (США), по всей вероятности, будет наполнена интригой и драматизмом. Судя по всему, участвующие в ней стороны или же те, кто оказывает непосредственное влияние на ситуацию на Ближнем Востоке, в не меньшей степени, чем озабоченностью по поводу положения дел в регионе, руководствуются собственными интересами. Эти интересы связаны с той ролью, которая им отводится на Ближнем Востоке, а исходя из этого и во всем исламском мире.

Вне всякого сомнения, узел решения ближневосточных противоречий кроется в палестинской проблеме. От ее решения в значительной степени зависит снятие присущей здесь напряженности. Но вопреки всем ожиданиям она более далека от разрешения, чем в начале 60-летнего пути попыток ее урегулирования. Сравнительно новым обстоятельством, вызвавшим очередное осложнение палестинской проблемы, стало обострение отношений между ФАТХом и ХАМАСом. Соперничество за снятие этого противостояния, как и за решение проблемы в целом, развернулось между Саудовской Аравией и Индонезией. Эр-Рияд, традиционно являющийся ключевым участником разрешения проблем регионального и глобального характера и постепенно утрачивающий свою роль в качестве сердцевины и стержня исламского мира, не хочет сдавать позиции Индонезии. Эта крупнейшая мусульманская страна всячески старается сбросить с себя печать периферийности и занять более значимую роль в решении глобальных проблем исламского мира.

Время, когда Индонезия пыталась делать это скрытно или же как-то завуалировать свои намерения, уже прошло. Ныне все называется своими именами. Достаточно наглядно это прозвучало в мае с.г. в высказываниях руководства страны. “Страны Ближнего Востока слишком глубоко и долго погружены в свои проблемы и порой слишком фокусируют внимание на некоторых субъективных аспектах, — заявил министр иностранных дел Индонезии Хасан Вираюда. — Мы, кто сопереживает трагедии этого региона со стороны, можем видеть картину яснее и лучше. Таким образом, мы в состоянии выдвигать свежие идеи, которые могут быть очень полезны в решении проблем” [1].

Реализуя свои амбициозные намерения и развивая интенсивность пропагандистской компании, Индонезия провела в Джакарте в конце января текущего года Международный форум парламентариев мусульманских стран. В его работе участвовали представители 28 государств с преимущественно мусульманским населением – Бахрейна, Иордании, Ирака, Кувейта, Ливана, Малайзии, Марокко, Мавритании, Катара, Судана, Пакистана, Палестины, Таджикистана, Турции, Йемена, Сирии и др. По инициативе организатора данного мероприятия, Индонезии, основной темой обсуждения стали проблемы национального единства и безопасности, главным образом это касалось событий, происходящих в Палестине. Как заявил президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно, Индонезия надеется на создание уже в ближайшее время независимого и суверенного палестинского государства. “Поэтому мы призываем к скорейшему прекращению межфракционных распрей и столкновений в ПНА, вызывающих глубокую озабоченность во всем исламском мире”, — заявил президент. “Мы призываем обе палестинские фракции сесть за стол переговоров по мирному урегулированию разногласий в интересах народов ПНА и формированию единого правительства”, — продолжил тему министр иностранных дел Индонезии Хасан Вираюда. С этой целью, цитирует его слова газета “Джакарта пост”, крупнейшая по численности мусульманская страна мира приглашает лидеров двух фракций в Джакарту, где готова выступить посредником переговоров. Говоря о том, что президент ПНА Махмуд Аббас (ФАТХ) и премьер-министр Исмаил Хания (ХАМАС) провели в 2006 г. несколько встреч, но они не привели к желаемому результату, глава индонезийской дипломатии отметил свою готовность сначала провести переговоры с представителями ХАМАСа, а затем организовать встречу между противоборствующими группировками. “Мы признаем обе фракции и призываем немедленно остановить братоубийственные столкновения” [2].

Как известно, уже в начале текущего года эту инициативу у индонезийского президента перехватил Абдалла, король Саудовской Аравии, где встреча и состоялась. Но этим все далеко не ограничилось. “После того, как ХАМАС разорвал соглашение с Аббасом, заключенное на Коране, под покровительством Дома Саудов, под сенью Каабы – о каком влиянии арабского мира на палестинских исламистов может идти речь?” [3]. И что же дальше? Дальше Джакарта одерживает очередную дипломатическую победу. Махмуд Аббас за поддержкой своей позиции в Анаполисе прибывает в Индонезию с предложением президенту страны Юдхойоно принять участие в переговорах. Президент Индонезии приглашение принимает, но с непременным условием восстановления отношений между ФАТХом и ХАМАСом. Что касается короля Абдаллы, то на прямой вопрос в Лондоне в ноябре с.г. об его участии в переговорах он от ответа уклонился. Остается только предполагать, что такая его позиция вызвана упомянутыми неудавшимися переговорами в Саудовской Аравии между двумя враждующими палестинскими фракциями.

После переговоров в Джакарте ХАМАС заявил протест Индонезии за ее согласие на участие в предстоящих переговорах в США. Причина протеста очевидна. Переговоры планировались без участия ХАМАСа. Тем не менее ”Нахдатул Улама” и другое многомиллионное объединение индонезийских мусульман “Мухаммадия” выразили готовность принять участие в налаживании отношений между враждующим палестинскими фракциями, мотивируя это тем, что с обеими у них сложились отношения взаимопонимания [4].

Примечательно, что после визита в Индонезию Махмуд Аббас встретился с лидерами ХАМАСа на Западном берегу р. Иордан впервые после захвата исламистами сектора Газы в июне с.г. До этого Аббас отказывался от всякого диалога с ХАМАСом до тех пор, пока исламисты не перестанут удерживать силой сектор Газы под своим контролем. Встреча состоялась через два дня после того, как участвующие в переговорах с Аббасом лидеры ХАМАСа Фарраж Рунама и Хусейн Абу Овейк заявили о том, что исламистское движение не намерено впредь удерживать контроль над Западным берегом [5]. Конечно, было бы опрометчиво утверждать, что данное событие стало исключительно результатом переговоров в Джакарте, тем не менее их временная близость и определенная последовательность оказались явно на пользу Индонезии.

Немалый интерес представляет и реакция Израиля на происходящее. В свете грядущих переговоров ему не менее чем палестинцам необходимо партнерство или, по крайней мере, диалог с весомыми участниками переговорного процесса. Не следует забывать, что международным игроком стал Иран, который превращается в региональную сверхдержаву и может оказать существенное влияние на ситуацию в регионе. Но для Израиля Иран является антисилой, поскольку декларирует необходимость уничтожения Израиля. В этих условиях, за отсутствием других возможных вариантов, Израиль вынужден обратить свои надежды в сторону Индонезии, проповедующей взвешенный подход к международным отношениям и претендующей на роль посредника в сложных ситуациях.

Широкий резонанс имели заявления индонезийского руководства по поводу необходимости модернизации сложившихся в исламском мире устоев. Президент Юдхойоно высказывается за необходимость улучшения управления мусульманскими странами, наведения мостов с Западом, освоения демократических идей и следования примеру Индонезии по пути либеральной демократии. По словам Алви Шихаба, специального советника Юдхойоно по Ближнему Востоку и бывшего министра иностранных дел, исламские страны переживают “дефицит демократии”. Это слова стали своего рода продолжением и развитием выступления Вираюды в сентябре 2006 г. на сессии Генассамблеи ООН, когда он заявил, что “мир, развитие и демократия неотделимы друг от друга” [6].

Правда, во взаимоотношениях Индонезии и Израиля многое складывается не просто. Министр иностранных дел Индонезии Хасан Вираюда во время визита в Джакарту Махмуда

Аббаса в очередной раз заявил, что дипломатические отношения с Израилем не будут восстановлены до тех пор, пока Палестина не станет независимой [7]. Тем не менее министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни, выступая перед индонезийскими журналистами во время их первого визита в эту страну в октябре текущего года, проходившего в те же дни, что и визит Аббаса в Джакарту, сказала: ”Израиль придает большое значение Индонезии как крупнейшей мусульманской стране. Мы не находимся в состоянии конфликта с исламским миром и открыты для взаимоотношений со всеми, кто этого пожелает. Роль ислама и арабского мира в дипломатическом процессе жизненно важна” [8]. Вслед за этим как совершенно откровенный шаг навстречу Индонезии можно рассматривать заявление президента Израиля Шимона Переса по завершении переговоров в Джакарте между Юдхойоно и Махмудом Аббасом в октябре с.г., когда он признал важную роль Индонезии в установлении мира между Израилем и Палестиной. На встрече с индонезийскими журналистами в Иерусалиме израильский президент сказал, что: “Индонезия открыла новую

эру в восприятии ислама мировым сообществом. Современная Индонезия продемонстрировала, что модернизм и религия могут идти рука об руку”. По словам Шимона Переса, это имеет особое значение, поскольку терроризм, осуществляемый исламистскими группировками, во многом происходит из-за того, что они рассматривают модернизацию ислама, как выпады против него. Шимон Перес выразил удовлетворение по поводу присутствия индонезийских миротворческих сил в Ливане и тем, как они исполняют свой воинский долг [9].

Совершенно очевидна заинтересованность Израиля в участии Индонезии в переговорном процессе. Иначе говоря, обе стороны предстоящих в США переговоров выразили заинтересованность в том, чтобы в этих переговорах участвовала Индонезия, что само по себе уже беспрецедентно.

1. International Herald Tribune Asia-Pacific, 21.05.2007.

2. ИТАР-ТАСС, Пульс планеты, АТР, 24.01.2007.

3. Сатановский Е.Я. От карт к инициативам: есть ли свет в конце тоннеля, 08 ноября 2007 г. iimes.ru

4. Antara, 24.10.2007.

5. Antara, 03.11.2007.

6 .International Herald Tribune Asia-Pacific, 21.05.2007.

7. Tempo Interactive, 23.10.2007.

8. Israel News, 18.10.2007.

9. Tempo Interactive, 24.10.2007.

43.9MB | MySQL:87 | 0,715sec