Ирак: о собираемости налогов и сборов на пограничных переходах и в морских портах

На фоне политических перипетий и кризиса системы государственного управления в Ираке за рамками обзоров остается такая важная составляющая экономической деятельности страны, как функционирование портов и наземных пограничных переходов с точки зрения собираемости в них, налогов и сборов. Фактически, все иракские пункты сообщения с соседними странами, будь то коммерческие или предназначенные для прохода пассажиров оперируют в той же системе квот, которая контролирует многие секторы в стране, и является, наряду с коррупционной составляющей, главным объектом для критики противников нынешнего устройства страны. Практически на всех из них конфликты между торговцами и различными силовиками, в том числе, членами ополчения из-за более высоких доходов усиливаются, а государственный бюджет остается не у дел. Сами же суммы весьма немалые.

В настоящий момент, на фоне отсутствия постоянной исполнительной власти, иракские пограничные переходы на границах с Ираном, Турцией, Кувейтом, Иорданией и Сирией больше не защищены от их разделения, в плане контроля, между «влиятельными людьми», что усиливает коррупционные проблемы, с отмечаемым параллельным ухудшением их инфраструктуры. Все, как в известной притче: что вы хотите в награду? Один метр государственной границы в личное пользование.

Утечка данных из бюджетного проекта на следующий финансовый 2020 год свидетельствует, что, по прогнозам, пограничные переходы должны получить ожидаемые доходы в размере около 800 млн долларов США. Некоторые парламентарии и аналитики считают это «очень небольшой суммой», по сравнению с тем, что фактически собирается на 22 наземных, морских и воздушных пограничных переходах по всей стране. По словам высокопоставленного чиновника из временного правительства, Багдад, вопреки договоренности, не получил никаких возвратов от шести международных переходов на границе Иракского Курдистана с Ираном и Турцией, а также от сборов в аэропортах Эрбиля и Сулеймании, а «другие порты страдают от распространения квот (долей) между сторонами, аналогично позициям в государстве».

Чиновник объяснил в интервью на портале « Аль-Араби аль-Джадид», что «важные пункты пересечения границы с высоким коммерческим оборотом, являются предметом контроля со стороны политических партий и влиятельных фигур из числа вооруженных ополченцев».

Он продолжил: «Такие переходы, как «Аль-Мунтирия» в Дияле, «Аль-Шуламиджа» в Басре, «Аль-Шайеб» в Майсане,  «Аль-Каим» в Анбаре, и морские порты, такие как «Ибрагим Аль-Халил», «Хадж Омран» и порт «Хор-Аль-Амийа» в Басре, например, их доходы  не превышают 60%».

7 декабря, Финансовый комитет парламента Ирака в кулуарах работы по рассмотрению статей бюджета на следующий год, выразил в своем заявлении «серьезную обеспокоенность» по поводу того, как правительство решает вопрос о таможенных и налоговых процедурах при пересечении границ, подчеркнув, что эти меры привели к ежегодной потере, не менее одного миллиардов долларов.

Комитет «выразил решимость» и заявил, что примет «твердые юридические меры», чтобы «раскрыть этот файл и его последствия в случае продолжения проволочек со стороны правительства в отношении портов».

Согласно к данным комитета по финансам и «комиссии по честности» в парламенте, существует большая разница между тем, что проходит через пограничные переходы, и тем, что поступает в государственную казну. Согласно предыдущим данным, опубликованным Министерством планирования, объем торговых поставок, которые проходят через порты, колеблется от 31 до 40 млрд долларов в год, что, по мнению парламентариев и привлеченных ими экспертов, требует «большой отдачи от различных сборов и налогов». Глава Управления пограничных переходов, Казем аль-Окаби недавно заявлял в местных СМИ, что «коррупция и отсутствие контроля со стороны федерального правительства на всех пограничных пунктах приводят к трате миллиардов долларов в год». Приблизительные цифры доходов, которые должны быть получены от всех пунктов, оцениваются в 10 млрд долларов в год, но фактическая выручка составляет всего 2,4 млрд долларов. Ирак удовлетворяет различные внутренние потребности в продовольствии, промышленных, строительных и электрических материалах из соседних стран на сумму 40 млрд долларов в год, большую часть которых поставляют Иран и Турция. Хошияр Абдулла, член Финансового комитета в парламенте, говорит: «Правительство, из-за высокого уровня коррупции, не предоставило нам никаких данных о стоимости импорта в портах или о сборах, взимаемых с них,  поэтому любые цифры, которые будут выяснены, покажут реальность коррупции и то, что происходит в иракских портах». В связи с проведением протестных демонстраций, которые распространились по всему Ираку, парламент несколько дней назад принял закон о «взяточничестве», известный в Ираке как «Где вы это взяли?». Произошло это после двухлетней борьбы между политическими блоками из-за некоторых его положений, касающихся полномочий Комиссии по неподкупности и компетентных судов по отслеживанию активов денег подозреваемого и его родственников и обращении к банкам с просьбой обнародовать финансовую дебиторскую задолженность, в дополнение к правоприменительной оговорке, об обратной силе действия этого закона с 2003 года, по настоящее время.

Тем не менее, есть люди, которые ставят под сомнение возможность применения закона в свете политических соглашений и сделок, которые препятствовали раскрытию коррупционных файлов. И которые, менее чем за 12 лет, нанесли иракскому государству убытков на сотни миллиардов долларов. Экономист Ахмед аль-Халди поясняет: «В то время, когда Ирак выплачивает комиссионные международным организациям, которые выделяют средства на реконструкцию и восстановление, более половины доходов от пограничных переходов уходит впустую из-за коррупции, которая не ограничивается хищением средств, оседающих в карманах тех, кто контролирует эти переходы. А дополняется также перемещением товаров без таможенного оформления или предоставлением им льгот без юридической поддержки или снижением пошлин, или манипулированием с начислением налога. Товар, который находится под надзором должностных лиц, сотрудников и влиятельных лиц в пограничных переходах, оборачивается зачислением средств на их счета вместо того, чтобы быть легальным и, в итоге, переводиться в суммы в государственном бюджете».

Утвержденный антикоррупционный закон включает в себя около 20 пунктов, наиболее радикальный из которых предусматривает, что получение средств из неустановленных источников государственными служащими от генерального директора и выше, а также любые имеющиеся у него средства, которые не соответствуют его официальной зарплате, считаются подозрительными и автоматически подлежат расследованию.

Чиновнику также запрещается назначать на подчиненные должности родственников и знакомых, а также запрещается работать в торговле или заниматься, связанной с коммерцией деятельностью.  Прописанные в законе меры наказания предусматривают пожизненное заключение и конфискацию движимых и недвижимых средств, но независимые наблюдатели серьезно сомневаются в серьезности применения этих положений.

47.11MB | MySQL:109 | 0,851sec