Иран в преддверии парламентских и президентских выборов

В феврале 2020 года в Иране должны состояться парламентские выборы, в 2021 году – выборы президента страны. Выборы будут проходить в чрезвычайно сложной обстановке экономического кризиса и международной блокады, вызванной конфронтационной политикой американской администрации Дональда Трампа. Предыдущие выборы в ИРИ прошли на волне эйфории от подписания СВПД и начала выхода Ирана из экономической блокады. Поэтапное снятие санкций с ИРИ, зафиксированное Венскими договоренностями, принятыми в июле 2015 года, привело тогда к некоторому оживлению экономической жизни в стране. Еще большие надежды иранцы связывали с размораживанием 120 млрд долларов, принадлежащих ИРИ и застрявших в западных банках, а также с ожидавшимся увеличением экспорта иранской нефти. Значительная часть иранской элиты и рядовых жителей крупных городов были настроены на дальнейшее встраивание Ирана в глобальную экономическую систему, доступ к западным инвестициям и технологиям. Однако надежды на интеграцию Ирана в мировое сообщество и экономический подъем оказались тщетными, что привело к значительным разочарованиям среди иранской политической элиты и народных масс. В этой связи многие наблюдатели прогнозируют усиление в будущем составе меджлиса консерваторов и сил, связанных с КСИР.

Выборы в иранский парламент, прошедшие в 2016 году, принесли относительный успех реформистам, прагматикам и умеренным консерваторам. В ходе выборов 2016 года консерваторы потерпели относительное поражение, которое объясняется их расколом, тем, что представители консервативных сил не смогли выступить единым фронтом. Прежде всего, влиятельные фракции мэра Тегерана Мохаммада Багера Галибафа и бывшего командующего КСИР Мохсена Резаи пошли на выборах отдельно от «Коалиции консерваторов». Однако самым значительным расколом в Тегеране считают «предательство» нынешнего спикера меджлиса Али Лариджани, долгое время рассматривавшегося в качестве светского лидера «принципалистов» (усульгерайян). Судя, по слухам, циркулирующим в Тегеране, А.Лариджани был «куплен» аятоллой Али Хашеми Рафсанджани и не поддержал «Коалицию консерваторов», пойдя на выборы индивидуально по избирательному округу. Одновременно тогда укрепились позиции Али Лариджани как спикера парламента. С 2017 года в иранской столице стали циркулировать настойчивые слухи о том, что этот незаурядный политик выставит свою кандидатуру на выборах 2021 года и может стать фаворитом выборной гонки. Напомним, что Али Лариджани уже выставлял свою кандидатуру на президентских выборах 2005 года и проиграл с разгромным счетом Махмуду Ахмадинежаду. В 2005-2007 году в начале противостояния Ирана с Западом по поводу ядерной проблемы А.Лариджани был секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ, где прославился своей жесткой линией. С 2008 года он возглавляет иранский парламент.  Тем большей сенсацией стало недавнее заявление самого Лариджани о том, что он не собирается баллотироваться на пост президента республики в 2021 году и  скорее всего не пойдет на выборы в следующий состав Меджлиса. «Позвольте мне высказаться ясно, у меня нет планов на президентские выборы», — заявил Лариджани в интервью журналистам.

Иранские консерваторы, считающие, что Али Лариджани предал их, поддержав в 2013 году команду Х.Роухани, восприняли новость об уходе спикера из большой политики с нескрываемым удовлетворением. Бывший консервативный депутат парламента Бижан Нобави отметил: «Его решение не участвовать в парламентской кампании является Божественным благословением для революционного лагеря. Его отсутствие поможет создать эффективный парламент». Деятельность Али Лариджани в последнее время вызывает нарекание и в связи с противоречивым решением о повышении цен на нефтепродукты, вызвавшим в ноябре с.г. народные волнения в Иране. Спикера парламента обвиняют в том, что он продавил данное решение через меджлис, не подвергнув его всесторонней экспертизе.

Что касается президентских выборов 2021 года, то в них просматривается активное участие соперника Роухани в ходе прошлой президентской кампании, консерватора Эбрахима Раиси. В настоящее время аятолла Эбрахим Раиси является главой иранской судебной системы и ведет кампанию по борьбе с коррупцией. Однако не все так просто. Ряд наблюдателей считают, что верховный лидер ИРИ Али Хаменеи может поддержать на выборах молодого кандидата-технократа, лояльного ему и силовым структурам, но формально не принадлежащего к лагерю консерваторов. В последнее время рахбар подчеркивает важность обновления кадров и укрепления позиций молодежи в политике и в правительстве. Выступая 11 февраля 2019 года по поводу 40-летней годовщины Исламской революции, он отметил, обращаясь к молодежи: «Продолжение этого революционного пути, которое, может быть, выдвигает другие требования, нежели в прошлом, обращается к воле, бдительности, уму и инновациям, которые воплощаете вы, молодые иранцы». Выступая в мае на встрече со студентами университетов, А.Хаменеи призвал их «готовить основы для формирования молодого, но благочестивого правительства».

Иранские эксперты называют трех возможных молодых кандидатов-технократов на пост президента ИРИ. Это Мохаммад Джавад Азари Джахруми, Сорена Саттари и Мехрдад Базрпаш. Азари Джахруми считается молодой звездой правительства Хасана Роухани. Это единственный иранец после 1980-х годов, ставший министром по делам информации и коммуникационных технологий в возрасте 37 лет. М.Д.Азари Джахруми является фанатом новых коммуникационных технологий и цифровой экономики. Он активно использует социальные сети, работает над созданием новых рабочих мест для молодежи в старт-апах и интернет-коммерции. Молодой министр активно использует Facebook и Twitter, выступая на снятие запрета с этих социальных сетей в Исламской Республике. В настоящее время Instagram и запрещенный Twitter являются для иранской молодежи двумя способами донести свои мнения и чаяния до отечественной  и мировой аудитории. Против легализации  Twitter и You Tube активно выступает государственная телекомпания IRIB, видящая в них угрозу своей монополии на распространение информации.  Карьера будущего министра началась в 2011 году, когда он вместе с коллегами выработал программы для успешного противодействия вирусу Stuxnet, внедренному в Иран американскими спецслужбами. С его приходом в Министерство информации и телекоммуникационных технологий деятельность этого ведомства резко активизировалась. В январе с.г. Иран предпринял попытку запустить свой спутник для телекоммуникаций «Пайам», однако этот шаг был сорван из-за противодействия США, угрожавших, что он может быть использован для несения ядерных ракет. В настоящее время министерство, руководимое Азари Джахруми работает совместно с российскими и китайскими коллегами над созданием новой операционной системы, что стало особенно актуально после развязывания торговой войны между США и КНР. Иранские СМИ характеризуют М.Д. Азари Джахруми как прагматика, не примыкающего ни к реформистам, ни к консерваторам, а журналист Рухолла Фагиги даже назвал его «иранским Макроном».

47-летний Сорена Саттари является выпускником инженерно-механического факультета престижного Технологического университета Шариф, где позже он защитил докторскую диссертацию. В 2009 году во время выборной кампании С.Саттари активно участвовал в оппозиционном движении против тогдашнего президента М.Ахмадинежада. После победы Хасана Роухани на выборах 2013 года он был назначен вице-президентом ИРИ по науке и технологиям. В настоящее время его внимание сфокусировано на поддержке старт-апов в бизнесе и поддержке фирм, основанных на интеллектуальной деятельности. В 2017-2018 годах доход таких компаний в ИРИ составил 14,5 млрд долларов. Он также активно продвигает  идеи создания в Иране «умных городов». Саттари пользуется большой популярностью среди иранской молодежи. Таким образом, этот чиновник играет на одной площадке с Азари Джахруми и является его конкурентом.

Что касается Мехрдада Базрпаша, то это эффективный менеджер с большим политическим опытом.  В возрасте 29 лет в 2006 году он стал генеральным директором автомобилестроительной компании «Сайпа». В 2006-2009 годах компанией был выпущен ряд популярных моделей машин, представивших конкуренцию компании «Иран Ходро». Позже он стал помощником президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада, но был вытеснен оттуда интригами руководителя администрации Эсфандияра Рахима Машаи, которого в те годы часто называли «серым кардиналом». В 2012 году М.Базрпаш был избран депутатом иранского парламента. М.Базрпаш позиционировал себя как сторонник консерваторов, но знающие его люди говорят о нем как о прагматике и технократе.

Таким образом, парламентские и президентские выборы могут вывести на политическую арену новое поколение иранских политиков. Если первое поколение, пришедшее к власти на волне исламской революции 19979 года можно назвать революционерами, второе – политиками и аппаратчиками, то третье заслуживает название технократов. Новые изменения в иранской элите могут сделать неактуальным прежнее деление иранского политического бомонда на реформистов и консерваторов. Правда, прийти к власти эти политики могут, учитывая нынешнюю тяжелую внешнеполитическую ситуацию Ирана, только с санкции КСИР и других силовых структур.

55.96MB | MySQL:109 | 1,975sec